ЛитМир - Электронная Библиотека

– Довольно, – Дмитрий развернулся и убрал руки в карманы. – Уходи. Выбирайся отсюда. Я не буду докладывать на тебя, но если попадешься на глаза кому-то другому, ничего для тебя сделать не смогу.

От облегчения я чуть не потеряла сознание.

– Спасибо тебе, спасибо, спасибо. Клянусь, это одноразовое нарушение правил. Возвращение старой Роуз для достижения великой цели.

– Я же уже сказал тебе, что ты можешь идти. Не стоит обрабатывать меня и дальше, – несмотря на грубый тон, он улыбался. – Но зачем тебе два диска? В списке только один.

Я показала ему «Animotion».

– Это все, что я взяла.

 Он прошел мимо меня и достал коробку.

– «A-ha» пропал. Диск должен лежать прямо в начале.

– Может, ты просто убрал его не в алфавитном порядке.

– Я всегда ставлю вещи на свои места. Смотри, тут остались даже промежутки. Вот здесь и тут, откуда диск взяла ты. 

Осознание ужасного подкралось ко мне.

– Кто-то уже был здесь. Невозможно. Сюда невозможно проникнуть.

Он многозначительно на меня посмотрел.

– Ты действительно так думаешь? Ты вот проникла.

Я подняла с пола упавшую простынь, служившую костюмом призрака.

– Я выдавала себя за Мертенс. Как кто-то мог придумать столь же гениальную идею?

– Это была вовсе не гениальная идея, – он выпрямился и толкнул ногой коробку с дисками обратно под стол. Его ботинки были сделаны из потрясающей тисненой кожи. И где он только находит такие вещи? – Они были достаточно хороши, раз пробрались сюда и взяли мой диск.

Я ахунула.

– Если они были здесь, значит и в тренировочном зале тоже!

– Роуз...

Я оставила Дмитрия, выскочила за дверь и зашла в комнату напротив. В тренажерном зале есть все, что нужно начинающим охотникам на вампиров, чтобы стать еще более крутыми: гантели, оружие, мишени. И перчатки для бокса. Я распахнула шкаф, в котором весело двенадцать крючков и одиннадцать пар перчаток.

– Вот дерьмо! – я захлопнула дверцу шкафа и сползла вниз по стене напротив него.  – Шестьдесят очков! Я пробралась сюда, даже наткнулась на Альберту, ради этих шестидесяти очков, а теперь все это не имеет никакого значения, если и команда Шейна побывала здесь. Учитывая тот факт, что сегодня ночью именно его команда надирает всем задницы, я более, чем уверено, что именно он был здесь. Мы не сможем подобраться к ним на двадцать пять очков, которые так нам необходимы, чтобы там Мейсон и Эдди не раздобыли в комнатах отдыха. Может, у нас появится шанс на выигрыш в том случае, если мы раздобудем учительскую мантию, но выполнение этого задания не принесет нам много баллов, и сработает это только в том случае, если Шейн не стащит что-нибудь еще. А я уверена, он не сдастся. Черт.

Я запрокинула голову назад и показала кулак в потолок.

– Вселенная, ну ты и сука.

Дмитрий встал напротив меня и снова взглянул на список.

– Поверить не могу, что говорю это, но... Разве в списке нет других вещей, которые принесут твоей команде нужные баллы? Портреты директоров академии прямо в фойе школы. А мистер Двайт хранит коллекцию своих галстуков в классной комнате.

– Достали. Раздобыли. И куртку, которую во время дежурства носят стражи. Ох, и вульгарный парфюм Коёкару.

– Ты стащила его «Обливион»? – Дмитрий никогда не признает этого вслух, но в его голосе прозвучало восхищение.

– Единственное, что может принести нам победу – серьги Кировой в форме кошки. Пробраться в ее комнату невозможно и при нормальных обстоятельствах, а сегодня она еще и заболела, и осталась дома. Серьги занесли в список до того, как узнали, что Кировой не будет на празднике. Роуз Хэзевей может многое сделать, но, честно говоря, это уже явно за пределом моих возможностей.

Я ждала, что Дмитрий согласится со мной. Ждала, что он скажет мне, что нужно уметь проигрывать и вынести из этого для себя ценный жизненный урок. Вместо этого он вышел из зала и вернулся обратно в офис. Спустя пару минут он снова вошел в зал, вооружившись ручкой и клочком бумаги. Он сел на полу рядом со мной, так близко, что наши ноги соприкасались, и мой провал моментально вылетел из головы.  

После того, как Дмитрий сказал мне, что мы не можем быть вместе из-за разницы в возрасте и долга перед Лиссой, мы свели физические контакты почти на нет. Пусть мы и тренировались вместе, ежедневно виделись, но всегда, всегда сохраняли дистанцию. До этого момента, пока мы не соприкоснулись коленями, я и не осознавала, как сильно эта дистанция повлияла на меня. Независимо от того, что с логической точки зрения мы так и должны себя вести, независимо от того, что его чувства ко мне изменились, хотя я в это и не верю, что-то во мне до сих пор остро нуждается в нем. И я не думаю, что когда-либо это чувство пройдет.

Чувствует ли он тоже самое? Сложно сказать. Ему лучше удается скрывать свои эмоции.

Он наклонился вперед и нарисовал большой прямоугольник, в углу которого располагался еще один, но уже меньшего размера. Затем на листе в пределах большого прямоугольника появились и квадраты.

– Апартаменты Кировой гораздо больше, чем у других преподавателей, но расположение у всех одно: гостиная, спальня, кухня...

– Кухня? У преподавателей-мороев есть свои собственные кухни?

Я знала, что у инструкторов-дампиров таких нет. Существуют отдельные столовые для них, но питаются они тем же, что едят и ученики.

– Да, есть. Но смотри, здесь ее спальня, и стена этой комнаты выглядит так, – он нарисовал еще одну линию, поэтому стена стала толще. – Это потому, что здесь находится потайная лестница.

Я посмотрела на схематический план.

– С каких пор?

– С всегда. Это план побега на случай экстренных ситуаций.

Я знала, что в академии существует огромное количество разных выходов и хорошо защищенных комнат на случай атаки стригоев, но вот потайная лестница стала для меня сюрпризом.

– У директрисы или директора на случай опасности разработан свой план побега? Не верю.

Он пожал плечами.

– Данный проход был создал архитекторами, построившими эту школу, давным-давно, так что давай не будем углубляться в эти вопросы прямо сейчас. Если ты пройдешь по одному из тайных тоннелей вверх по лестнице, то сможешь проскользнуть в спальню Кировой и забрать ее серьги.

– Пф. Ладно, предположим. Но если бы я могла так просто пройти по тайному проходу, то закончила бы охоту еще целую эру назад. Все мы слышали слухи об этих дверях. К ним даже нет ключей, верно?

– Двери открываются при помощи отпечатка пальца. И морои, и дампиры, преподающие в школе, прошли авторизацию.

– Я большая фанатка Бондианы, но пока я не вижу других способов пройти через дверь в спальню Кировой, не отрезав руку кому-нибудь из преподавателей. Предложишь что-нибудь получше?

Дмитрий молчал. Я почувствовала, что моя челюсть начала падать и попыталась закрыть рот, так как до меня начал доходить его намек.

– Ты... Ты собираешься помочь мне нарушить правила? Но правила есть правила. Так кто-то мне сказал по крайней мере.

Он снова многозначительно посмотрел на меня, но теперь в его взгляде читалось гораздо больше раздражения, нежели веселья.

– Роуз, не заставляй меня изменить свое решение.

– Нет, нет, – сказала я быстро. – Я благодарна. Правда. Но ты должен понять мой шок. Ты же Дмитрий Беликов. Крутой парень нашего кампуса. Сторонник справедливости. Ради Бога, ты даже одет, как шериф! Ты прямо как Лисса. Ваши личностные качества затмевают ваш рассудок, когда дело касается выбора костюма. На Хэллоуин и День Святой Варвары принято примерять на себе образы тех, кем вы хотели бы быть, а не тех, кем вы являетесь на самом деле.

– Ты хочешь быть вором персональных данных?

– Черта с два, – сказала я, впечатленная тем, что он понял, кто я. – Я Роуз Хэзевей. С какой стати мне хотеть быть кем-то еще?

Он снова улыбнулся, а я подумала он том, что хотела бы провести пальцем по его губам. Я даже сжала руку в кулак, чтобы не совершить такую глупость.

7
{"b":"560013","o":1}