ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что делаю? — спросила она, он повернул ее лицо в противоположную сторону, предоставляя себе полный доступ к ее шее.

Она обхватила его руками, как только он начал проходиться языком и целовать чуть ниже уха. Он покусывал и облизывал ее кожу, нажимая на самые эротические точки, и боль, перемешанная с удовольствием, затопляла ее. Она схватила его за голову и стала тянуть к себе, с отчаянием желая его и претендуя на него.

Их губы соединились, у Була вырвался гортанный стон удовольствия, который согрел каждую частичку ее тела изнутри. Его язык слегка лизнул ее губы, проталкиваясь внутрь. Он не торопился, смакуя и наслаждаясь ощущением ее гладкого, влажного бархатистого языка. Их эротический танец заставил кровь у Чейз пульсировать. Она пыталась восстановить контроль, пыталась ускорить темп, но Бул продолжал сохранять свой собственном темп, пресекая всяческие ее попытки.

Заканчивая их поцелуй, Бул поднял голову. Ее пухлые, алые губы стали слегка опухшими от их страстного поцелуя. Кожа — покрасневшей и разгоряченной, глаза затуманились, наполнившись полным жарким желанием. Быстрое дыхание в ее груди показывало ему необходимость закончить чувственный штурм, который он начал. И он намеревался полностью овладеть ею, прежде чем закончить с ней.

Раздвинув ее ноги своим коленом, он удерживал свой вес только на одной руке, проводя кончиками пальцев другой медленно по ее лицу. Его прикосновения оставляли огненный след у нее на коже, как бы ставя его собственное клеймо. Его пальцы двигались по ее ноге — его кожа на ее коже, она подумала, что готова отменить эту пытку. Его пальцы прошлись кругами по ее коже, пока он не достиг внутренней самой чувствительной части ее бедер.

— О боже, Колтон. Если ты не дотронешься до меня сейчас, я умру!

Страстная мольба в ее голосе чуть не заставила наброситься на нее и взять прямо тут, не задумываясь. Просто. Взять. Ее. Но его сторона, готовая оберегать и защищать, которую она пробудила в нем, помешала ему это сделать. Внутренний голос говорил ему, что нужно делать все медленно, чтобы довести ее до оргазма, после которого она не могла бы уже больше смотреть ни на одного мужчину. Он решил поступить именно так, чтобы она думала только о нем, что он лишь один способен доставить ей эти ощущения.

Его глубокий голос превратился в шепот у нее на шее.

— Вот так я себя чувствовал в машине. С твоим гребаным коротким платьем, — произнес он, его пальцы специально медленно двигались вверх по ее бедру, — оголяющим твои божественные ноги.

— Колтон, пожалуйста!

— Оно поднималось, дразня меня, но не до конца, не давая мне вида, который я хотел, — продолжил он. Его пальцы двигались все выше, едва касаясь ее тела и невольно заставляя ее бедра рвануть к нему навстречу. — Напоминая мне, что твои чертовые трусики остались у меня дома. И я ни черта не мог поделать, — проворчал он.

Чейз потянула его за короткие волосы к себе. Ее глаза горели огнем, дыхание стало прерывистым и быстрым.

Сейчас, Колтон!

Его сексуальная ухмылка говорила о другом. Он не отреагировал на ее просьбу, продолжая двигаться в собственном темпе.

— Чейз, малышка, ты могла только читать о том, что я собираюсь сделать с тобой. Когда я закончу, ни один мужчина никогда не сможет даже приблизительно ублажить тебя так, как я. Просто расслабься, и я докажу тебе это… только дотрагиваясь до тебя.

Обещание удовольствие такого сексуального мужчины окутывало ее разум и тело, она чувствовала его физически, наблюдая и выжидая исполнения каждого его слова, которое он произнес. Чейз глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться перед предвкушением удовольствия, что вызвало у нее приступ паники. Как только ее грудь поднялась, он захватил ее сосок зубами легко сжав. Она громко застонала, но не предприняла попытки отстраниться, позволяя ему полностью взять его в рот.

— Опять это платье стоит у меня на пути, — его взгляд метнулся к ней, наполненный желанием и яростной решимостью. Он медленно двигался своими большими руками вверх по ее телу, приподнимая ее платье, ощущая каждый открывающийся дюйм. Он поднял платье почти до плеч, сняв через голову, а потом потянул ее за руки. Обхватив ее запястья одной рукой, их губы снова встретились, другой рукой он просто скользил по ее телу.

Ощущение шелкового атласа на запястьях, Чейз даже сначала не обратила внимание, потому что все нервные окончания были настолько взбудоражены, фактически во всем теле, что она превратилась в один большой комок нервов. Через мгновени она поняла, что оба ее запястья были привязаны к изголовью кровати, и она не могла теперь дотянуться до Була, чтобы запустить руки в его волосы. Она почувствовала себя растерявшейся и взволнованной, поскольку не так хорошо его знала, но все, что она узнала за такое короткое время, говорило ей довериться ему.

— Расслабься, Чейз. Я не причиню тебе боль. Еще чуть-чуть и ты будешь умолять меня о большем, — заверил он.

Ее вздох сообщил ему о ее капитуляции.

— Вот это моя девочка, — произнес он, опускаясь на ее губы и углубляя поцелуй, обхватывая ее грудь. Его пальцы замерли на ее соске, слегка сжав, потом поласкали, и снова сжали, пока его язык погружался глубоко ей в рот. Он клеймил ее, заявляя на нее права, делая ее своей, наблюдая за каждым отзывающимся чувством, реакцией и ее желанием.

Ее тело стихийно реагировало на него — грудь приподнялась вверх, приближаясь ближе к его большим ладоням. Она пыталась освободиться от своих оков, желая прикоснуться к нему, почувствовать, но ее связанные запястья только усиливали ее чувства. Она была приятно удивлена, что ее тело так реагировало на ограничение движений, что ее ум, готов был полностью подчиниться ему, делая все, что он пожелает, видно зная, что она будет наслаждаться каждой секундой.

Как только его руки оставили ее тело, она сразу же почувствовала пропажу тепла и блаженства, которым он ее окутывал. Открыв глаза, она увидела черную бархатную ткань у него в руке и удивленно посмотрела ему в глаза. Он уверенно улыбнулся и легко пробежался по ее щеке пальцем.

— Доверься мне, Чейз, — он не просил, а приказывал. Спокойный его взгляд был ей ответом, и она соглашаясь кивнула, он опустил полоску на глаза. — Ты никогда не была с завязанными глазами прежде?

— Нет, — она тяжело задышала.

— Единственное, что тебе необходимо сделать — это расслабиться. Я займусь всем остальным, пока ты не... растворишься у меня в руках и не станешь полностью моей.

— Боже мой, — ахнула Чейз.

— Ты можешь называть меня Булом... или Колтом..., — и она поняла, что он ухмыляется, даже с завязанными глазами, она просто почувствовала.

— Я позову кого-нибудь еще, если ты ничего не предпримешь, — невозмутимо заявила Чейз.

— Через его труп, — парировал он.

Прежде чем она смогла ответить, почувствовала его теплый, влажный язык слегка лизнувший ее шею, оставляющий на своем пути холод и огонь. Его тепло покинуло ее на секунду, а потом он вобрал в рот ее левый сосок. Ощущение теплоты в сочетании с легкими покусыванием ее чувствительного напрягшегося соска было волнующим. С громким причмокиванием, которое эхом разнеслось по комнате, он выпустил его изо рта.

Она опять ощутила пустоты его тепла, прежде чем его рот перешел к ее другой груди, уделяя ей все свое внимание. Его ладони двигались по ее телу, между грудей вниз к животу, кружили вокруг пупка, потом продолжили свой путь. Бул прошелся по ее лобку, обхватив его рукой, молча утверждая, что это принадлежит ему. Уверенно положив руку, его рот продолжал творить свою магию с ее грудью.

Как только его пальцы коснулись внутренней части ее бедер, неосознанно она раздвинула их, предоставляя ему лучший доступ. Он медленно вычерчивал узоры у нее на коже, показывая свой самоконтроль и полностью контролируя ее реакцию. Его рука замерла, он стал сползать вниз всем своим телом. Его теплый язык попробовал кожу у нее на животе, бедрах. Она чувствовала его теплое дыхание у себя на промежности, и жалела, что ее руки не свободны, и она не может притянуть его голову туда, где отчаянно нуждалась в нем.

17
{"b":"560014","o":1}