ЛитМир - Электронная Библиотека

- Попробую, настоятель Ву.

- Осторожно… не уходи далеко в природную магию. Это… дорогого стоит, - он с усилием обхватил руку Кай Сена. – Сделай все правильно. Ты избран мной хранить секрет и передать его. Хранить договор.

Кай Сей подавил дрожь, старался не отдергивать руку от человека, которого перестал уважать полгода назад. Может, настоятель забрал его лишь для этой роли. Но настоятель Ву видел в этом почет. Кай Сен видел правду – ужасный договор между смертными и богами. Смертные каждый раз страдали.

- Настоятель…

- Обещай, Кай Сен. Не забывай клятвы. Посвяти себя жизни монаха.

Кай Сен склонил голову, глаза застилали пот и слезы.

- Обещаю, настоятель Ву, - соврал он. – Я все исправлю вместо вас.

«Сделаю все, чтобы разрушить то, что вы так долго хранили», - подумал Кай Сен.

Настоятель вздохнул, голова откатилась. Рука ослабла, отпустив Кай Сена.

Он умер.

Кай Сен уткнулся лицом в изгиб локтя и всхлипнул, тело дрожало от горя и усталости врать наставнику, чья душа ушла в другой мир. Не было места обвинениям и правде. Кай Сен оставит все это ему в могилу. Он попытался встать, слышал за стенами крики и хаос, но казалось, что у него пропали кости. Даже мысли ушли.

Неприятный запах серы, крови и пота висел в воздухе. Зрение темнело, он моргнул, тряхнул головой, пытаясь ее очистить. Он не мог сейчас заботиться о теле настоятеля Ву. Озираясь, Кай Сен схватил темную тунику, висящую на крючке, и набросил на тело старика, закрывая его лицо.

Нужно идти к братьям наружу, где еще оставались демоны.

* * *

Чжэнь Ни

Подниматься по веревочной лестнице было вдвое дольше, чем спускаться. Чжэнь Ни сильно дрожала. Она замирала, кусала костяшки, острая боль успокаивала нервы, возвращала в реальность. Скайбрайт, которую она не видела в слезах лет десять, всегда говорила, что слезы – глупости. От них опухают глаза и течет из носа. Они портили пудру на щеках Чжэнь Ни и помаду на губах. Слезы были тратой времени. Чжэнь Ни мрачно улыбнулась и поднялась еще выше. Скайбрайт всегда была практичной, всегда действовала логично. Что бы сделала Скайбрайт?

Ушла отсюда.

И выжила.

Когда она, наконец, добралась до люка, она потушила фонарик и не позволила себе ни минуты отдыха, встала на дрожащие ноги и провела рукавом по мокрому лицу. Она не знала, как долго пробыла внизу, какая сейчас часть дня. Ее могли искать стражи. Мог уже прийти господин Бэй.

От этой мысли сердце похолодело, она закрыла тайный люк и накрыла камнем, а потом выбралась во двор. По солнцу она поняла, что уже сумерки, но ужинать еще рано. Она заставила себя идти по кирпичной дороге, а не бежать так дико, как колотилось ее сердце. Нельзя, чтобы страж доложил ее мужу, что госпожа бегала по поместью, словно потеряла голову. Чжэнь Ни сглотнула. Плохой выбор слов.

Она останавливалась на каждом углу, искала лотос, указывающий в сторону ее комнаты, пока не начала узнавать сады и крытые коридоры, ведущие в ее приемную. Она отчаянно хотела в купальню, но служанок не было. Вместо этого она наведалась в кухню и попросила повара принести большую кадку с горячей водой в ее спальню. Чжэнь Ни знала женщину, Пэй, почти всю жизнь и доверяла ей. Пэй было двадцать пять, она была среднего роста и мускулатуры, но была даже more brusque, чем Скайбрайт.

Она взглянула на Чжэнь Ни.

- Боролись со свиньей?

Чжэнь Ни осмотрела себя и поняла, что покрыта грязью и пылью. Грязь была даже под ногтями.

- Упала, - слабо сказала она. – Дважды.

Пэй покачала головой. Она не стягивала волосы в пучки, потому что коротко обрезала их.

- Я принесу воду, как только она нагреется. И чай. Или вы захотите вина?

Чжэнь Ни сглотнула.

- Думаю, вино будет лучше.

- Я сразу попрошу Розу принести вам его.

Чжэнь Ни покачала головой.

- Я дала девочкам выходной.

Пэй хмыкнула.

- Значит, я схожу дважды. Значит, этой ночью в поместье только мы с вами, госпожа Бэй, и стражи. А я доверяю им так, как доверяла бы двухголовой крысе. Они смотрят с таким голодом, словно я – кусок мяса.

Чжэнь Ни обхватила себя руками, лицо поварихи смягчилось.

- Идите. В свои покои. Я скоро буду.

Она пришла в свою приемную с заходом солнца. Но вместо того, чтобы рухнуть в кресло, как она того хотела, она опустилась на холодный пол и принялась рыться в одном из множества сундуков, забранных из дома. Наконец, она вытащила маленький колокольчик, что подарила ей Скайбрайт. Кусочки круглых ракушек висели на серебристой леске. Дома он висел за ее приемной и позвякивал нежно на ветру. Она привязала к колокольчику зеленую ленту и прицепила его к ручке двери приемной.

Теперь колокольчик сообщит ей, когда кто-то откроет дверь.

Это уже было хоть чем-то полезным.

 * * *

Чжэнь Ни ужинала одна, хотя Пэй составила ей компанию и молчала. Но присутствие женщины приободряло. Казалось, ее бросили на островке без друзей и знакомых лиц, способных ее успокоить. Без горничных, что помогли бы ей искупаться, она оттерла себя, как только могла, в воде, что подогрела для нее Пэй, а потом сама переоделась в вещи для сна и залезла в кровать, чувствуя вес усталости.

Она оставила лампы горящими, как делала в детстве, когда ей снились кошмары. Если бы все было так просто. Скайбрайт в те ночи залезала в ее кровать, и они держались за руки, пока Чжэнь Ни не засыпала снова.

Шли часы, но она не могла уснуть, не могла забыть о кошмарах, увиденных под землей. Спал ли теперь тот ребенок, наевшись частей тел людей?

Тихий скрип открывающейся двери спальни заставил ее похолодеть. Она лежала смирно, сдерживала дыхание, словно спала. Она заметила на пороге темный силуэт мужа, глядящего на нее, чувствовала от него запах горящего костра.

Она была чуткой, но не услышала звяканье ракушек на главной двери приемной. Господин Бэй как-то их обошел. Он пришел из тайной двери, что построил для доступа в ее спальню, или появился из люка, похожего на тот в его кабинете? Она задрожала и прижала колени к груди, стараясь унять это.

Он пришел для брачной ночи? Или сделать ее едой для ребенка-демона?

Чжэнь Ни прикусила нижнюю губу, услышала, как дверь закрылась, запах дыма и огня стал слабее. Тихие движения доносились из приемной, но это не разбудило бы ее, если бы она спала. Но она прислушивалась, и от этого казалось, что кто-то шумит прямо в спальне.

Сунув руку под подушку, она нашла кинжал няни Бай, а потом выскользнула из кровати, как призрак. Она уже ударяла демона, и он истекал кровью, как смертный. Не было шанса одолеть господина Бэя силой, но она могла ударить кинжалом. Если она умрет, то умрет в сражении.

Она стояла за дверью, на которой были вырезаны уточки-мандарины и круглые персики, символы благословения и плодородия. Все поместье было теперь для нее насмешкой – роскошная тюрьма, лживый вид. Серебряная луна бросала тусклый свет на резьбу на ставнях.

Муж ее был тенью посреди приемной, сидел на коленях. Шар кроваво-красного огня пылал перед ним, а он сидел и что-то тихо бормотал. Огонь не был синим, как адское пламя Кай Сена. Господин Бэй начал дико размахивать рукой над полом, и она поняла, что он что-то пишет. Красные иероглифы сияли на полу, тускнея. Она не могла прочитать слов, она впервые хотела знать весь ксианский язык, как ее братья.

Господин Бэй поднял голову, и она зажала рот рукой. Его глаза пылали, как угольки в аду. Острые рога выпирали изо лба, где раньше были странные шишки. Тусклый шар огня не давал достаточно света, чтобы разглядеть все, но она будто видела рыло и острые зубы. Он поднял голову, словно волк, и она увидела, какая толстая и мощная у него шея. Он поднял что-то спрятанное за креслом: ягненка, толстого и тяжелого. Он держал его так, словно он был легким, как бумага. Хотя ноги и мордочка его были связаны веревкой, она видела, что ягненок жив, у него двигались уши и живот. Существо было в ужасе. Господин Бэй вдруг голыми руками свернул ему шею, и она увидела на его пальцах острые когти. Треснули кости и связки, ее муж пролил кровь на пол, что-то бормоча.

21
{"b":"560016","o":1}