ЛитМир - Электронная Библиотека

Площадь была пустой, хотя она знала, что монахи просыпаются задолго до рассвета. Проскользив под одним из больших кипарисов, окружавших площадь, Скайбрайт изменила облик из уважения к монахам. Она уже не стыдилась неги, но не хотела вызывать странные реакции Кай Сена и Стоуна. Чем больше она привыкала к обнаженному телу, тем сильнее это их тревожило. Стоун дал ей бледно-розовую тунику и юбку из-за ствола кипариса, и она прошептала благодарность.

Усталость, жажда и голод чуть не заставили ее упасть на колени. Она дрожащими руками оделась, а потом прижалась к дереву, зрение ускользало. Ужасная боль, где искра Кай Сена коснулась ее, ослабла, словно это был старый ожог. Она приподняла юбку и посмотрела на рану – на ноге был темный след. Она коснулась ее ногтем и скривилась.

- Я всегда тебя раню, - сказал Кай Сен.

Он ощутила его до того, как он появился перед ней, она растерялась из-за эмоций. Выпрямившись, она сказала:

- Тебя всю жизнь учили ранить мой вид, Кай.

- Не говори так, - он придвинулся и коснулся ее руки, пальцы переплелись. Другой рукой он приподнял ее голову за подбородок, чтобы заглянуть в глаза. – Ты не одна из них.

Она улыбнулась, но ее глаза вдруг наполнились слезами. Она столько сдерживала в себе, пока была в демоническом облике.

- Ты прав, – ответила она и сжала его ладонь. – Я сама по себе.

Потребовалось много времени, проведенного вдали ото всех, чтобы принять себя, свою двойную природу. Она потеряла при этом Кай Сена и, наверное, Чжэнь Ни.

Он склонился и коснулся кратко ее губ губами, и ей была приятна его любовь, подчеркнутая шипами незнания и страха. Она обхватила его лицо, и он поглощал ее взглядом в свете синего огонька, что мерцал рядом с ними, как фея.

- Это заживет, - сказала она.

- Я не думал, когда призвал огонь…

- Этот синий свет… - она отпрянула от него, понимая, что и этот холодный огонек причинит ей ужасную боль.

- Ранит тех, кто из преисподней, - сказал он.

Она печально улыбнулась.

- Нам и не нужно было это подтверждение. Даже если я родилась в лесах, я все еще из преисподней.

Он легонько коснулся шрама на ее лице кончиками пальцев, руки покалывало.

- Прости, Скайбрайт.

- Не надо. Я не жалею ни о чем.

- Ах, - голос Кай Сена оборвался. – Все кончено?

Она отпрянула на шаг, чтобы видеть его. Он был и знакомым, и чужим теперь, взрослым. Она хотела, чтобы вернулись дни, словно их можно было отмотать назад нитью из шелкового полотна, вернулось невинное время, когда они только узнали друг друга, когда могли хоть на миг забыть о страхах и одиночестве.

- О, Кай, - сказала она. – Теперь ты глава монастыря. А я… не могу отринуть змеиную сторону. Это часть меня, как звезды – часть ночного неба.

- Знаю. Я приму это…

- Я не приму твой страх меня.

Он отвел взгляд.

- К этому мне нужно привыкнуть.

Она взяла его за руку и поцеловала костяшки.

- Нет, Кай Сен. Нет. Твоя реакция нормальна, это ключ к твоему выживанию. Я не виню тебя…

- Нет, Скай, - его глаза мерцали. – Не говори так.

- А что ты мне предлагаешь? – спросила она. – Переехать к тебе в монастырь и радовать тебя в постели?

Он посмотрел на их переплетенные пальцы.

- Или ты оставишь монастырь? И роль нового лидера?

- Я не хочу быть настоятелем, - сказал он, хмурясь. – Но этот ужасный договор должен быть разрушен. Хватит терять невинные жизни, хватит убивать монахов. Я не вижу другого пути, кроме как принять эту роль, - он провел пальцем по ее раскрытой ладони. – Но мы можем видеть друг друга, быть вместе…

- И ты дашь клятву и нарушишь ее, Кай?

Он вырвал руку из ее хватки и провел ладонью по коротким волосам, от этого они встали дыбом.

- Я знаю тебя, - сказала она. – Ты можешь быть воинственным, но ты верен клятвам.

- Твоя практичность все рушит, Скай.

Она издала удивленный смешок.

Кай Сен обвил рукой ее шею, притянул ее к себе так близко, что она чувствовала биение его сердца. Они цеплялись друг за друга.

- Мы не знаем, что в будущем, - прошептал он ей на ухо, губы задевали мочку ее уха. Ее тело реагировало. Кожа помнила эти губы, касание, она крепче обняла его, прижимая ладони к мускулистой спине, и подняла голову. – Я тоже ни о чем не жалею, - сказал он и склонился, чтобы поцеловать ее.

Это был не быстрый поцелуй, как до этого, ведь они понимали, что этот может быть их последним поцелуем. Они не спешили, насыщались друг другом, говорили губами и языками, руками все то, что не могли передать словами. Он пробовал ее шею, покусывал нежную кожу, но тут кто-то громко кашлянул.

Сначала они не услышали, будучи за стволом кипариса, но кто-то кашлянул снова, теперь уже громче.

- Кай Сен, - сказал человек, и звук был хлыстом в тишине пустой площади.

Они отскочили, задыхаясь.

- Хан, - сказал Кай Сен, моргнув.

Она пригладила одежду, поправила пояс, собирая себя.

- Я помешал, - ответил Хан, - потому что человек на площади сказал, что мы будем скоро сражаться.

Стоун.

- Я хотел его ударить, ведь он вдруг появился, но он сказал это, - продолжил Хан. – Расскажешь, брат? – он вскинул брови и посмотрел на миг на Скайбрайт. Он узнал ее, но не признал.

Кай Сен прочистил горло и заговорил:

- Да. Мы нашли другую брешь, а еще сотни растущих демонов.

Хан побледнел и покачал головой.

Кай Сен похлопал друга по плечу.

- Соберемся в… моей комнате, и я все расскажу.

- Так он не соврал, - сказал Хан. – Я чуть не убил его.

- Стоун? – ответил Кай Сен. – Его сложно убить.

Они вышли на площадь, где Стоун напоминал статую. Кай Сен отвел взгляд, и он переглянулся со Скайбрайт. И печально улыбнулся.

- Идемте, - сказал он всем. – Обсудим стратегию, поедим и отдохнем перед боем.

* * *

Обсудив детали плана с ними, Хан ушел собирать оружие и готовить монахов к бою. Скайбрайт, Кай Сен и Стоун разделили вегетарианский ужин из горячего риса, кореньев лотоса и ростков бамбука, и острого пюре из бобов. Они не говорили. Кай Сен отвел Скайбрайт в комнату с узкой кроватью и сказал, что будет спать в кабинете. Она закрыла дверь, Кай Сен и Стоун развернули тонкие матрасы на полу. Стоун поднял голову и пересекся с ней взглядом, кивнул, и дверь закрылась. Он был поодаль, после того как они прибыли в монастырь, и она не знала, о чем он думает. Но пока они обсуждали проникновение в поместье Бэй, она ощущала его решимость, несмотря на его усталость. Жизнь Стоуна зависела от их успеха, как и жизнь Чжэнь Ни. Она прижалась на миг лбом к дереву, а потом легла на твердую кровать и провалилась в глубокий сон.

Глава двенадцатая:

Скайбрайт

Легкое прикосновение к плечу разбудило Скайбрайт, она вскочила, крича. Стоун схватил ее за руку, его пальцы были теплыми.

- Это я, - сказал он. – Мы уходим со следующим ударом гонга. Кай Сен говорит с монахами.

Она кивнула, сердце оглушало биением. Он выглядел лучше, чем себя чувствовала она, глаза были ясными, щекам вернулся цвет.

- Скайбрайт… - тон его голоса привлек ее внимание. – Хотелось бы быть с тобой, когда ты нападешь на господина Бэя.

Это удивило ее, ведь звучало вполне сентиментально.

- Я постараюсь подобраться для удара, Стоун, - ответила она. – Даже если придется петь и танцевать.

Его улыбка была такой быстрой, что ей могло и показаться.

- Я буду в порядке, - она мяла покрывало пальцами. – Надеюсь, Чжэнь Ни все еще в безопасности.

Они безмолвно покинули монастырь ночью. Кай Сен и Хан выбрали тридцать монахов в поместье Бэй. Хан остался. Они жарко спорили, но Кай Сен запретил другу идти с ними, назначив Хана главой монастыря, пока его нет. Кай Сен вел их, озаряя их путь одиноким шаром синего огня. Она и Стоун шли в конце.

Она и во второй раз первой спустилась в туннель. Изменив облик, она ощутила страх монахов позади, все напряглись. Но она делала так для их защиты, так она могла ощутить, есть ли что-то в темных пещерах внизу, могла ловко отреагировать. Она слышала шепот «демонесса», «искусительница» среди мужчин.

40
{"b":"560016","o":1}