ЛитМир - Электронная Библиотека

Тот напрягся, хотя щеки его еще были влажными от слез.

- Я должен передать новости братьям, - тихо сказал он. – Я обдумаю ваши слова, но я не вижу причины доверять вам, - он постучал быстро в дверь, и ему открыли. – Кай Сен доверял, и вот куда это его привело.

Хан прошел в приоткрытую дверь, не оглянувшись.

Скайбрайт сжала деревянную фигурку в ладони так сильно, что она впилась в кожу. Вдруг у нее закружилась голова, и она покачнулся на хвосте, плечо болело.

Стоун схватил ее руками, удерживая.

- Твои бинты в крови, - сказал он будто издалека. – Тебе нужно отдохнуть.

Тело ее не слушалось, она обмякла. Кожу покалывало, ветер отбросил ее волосы назад. Перед ними открылся портал, в который было видно зеленый сад и бархатное небо, усеянное звездами.

- Я поговорю с вами, - сказал голос в их головах.

Скайбрайт узнала этот голос.

Богиня связей.

- Да, богиня, - сказал Стоун. Он держал ее. Она положила голову на его плечо, вдыхая его аромат земли, ничего не слыша.

Глава четырнадцатая:

Скайбрайт

Чувства Скайбрайт были заполнены запахом туберозы, нежным и сильным. Ее щека прижималась к чему-то очень мягкому, она не хотела открывать глаза. Резкая боль в плече исчезла, как и ее усталость. Это явно сон, и ей нельзя просыпаться, ведь ее ждет боль потери, страдания от горя.

Она ощутила, что кто-то гладит ее руку, мелодичный голос сказал:

- Она в порядке, Стоун. Но устала и… горюет.

Это могла быть только богиня, и от ее слов сердце Скайбрайт словно наполнилось солнечным светом.

- Тебе тоже нужно отдохнуть, - сказала богиня. Звучало как приказ.

- Отдохну, госпожа, - ответил Стоун. – Когда уйду.

Богиня встряхнула Скайбрайт, и она неохотно открыла глаза. Она отдыхала на коленях богини, лицо было прижато к мягкой ткани ее платья, что сияло в темноте, цвета переливались, словно были жидкими.

- Просыпайся, Скайбрайт. Стоун переживает за тебя.

Он расхаживал недалеко от них, все еще грязный, его было сложно узнать, ведь она привыкла видеть его опрятным и важным.

- Ты проснулась, - он радостно улыбнулся, выглядя лет на восемнадцать, каким и был, будучи смертным. Она все еще была в змеином облике, она поднялась на хвосте и отползла от богини, боясь и теряясь. Было сложно забыть то, что она видела от богини связей в прошлый раз, как легко она лишила Стоуна власти, словно сорвала лепесток с цветка.

Скайбрайт не сомневалась, что ни снова там, где живут бессмертные. Ее сбивали сильные запахи, что делали царство смертных блеклым. Полумесяц сиял на горизонте, и Скайбрайт никогда не видела столько звезд, серебряных и белых, синих и красных. Они мерцали, как самоцветы на небе. Их окружали яркие цветы, и она заметила орхидеи и пионы, сияющие во тьме. Вдали были персиковые деревья, полные фруктов и нежно пахнущие.

Богиня были на каменной ступени, ведущей в красивую пагоду. Она была как обычная девушка, но силу, исходящую от нее, нельзя было не заметить. Скайбрайт поклонилась величественной женщине.

- Спасибо, богиня, за мое исцеление.

- Рана была ужасной, - сказала богиня. – Ты бы не умерла, ведь наполовину демон, но страдала бы, - богиня поднялась на ноги и оказалась вдвое выше смертных. Она возвышалась перед Скайбрайт и Стоуном. – Я рада, что вы закрыли брешь, - ее голос разносился по тихому саду. – Ты сдержал обещание, Стоун, и хорошо постарался.

Стоун поклонился в этот раз с грацией, несмотря на грязный вид.

- Спасибо, богиня.

Она подняла руку, тонкие пальцы указывали на бесконечное небо.

- Я верну тебе бессмертие, Стоун, подниму тебя до твоего статуса, - она изящно повернула запястье, и Скайбрайт задрожала от силы, что исходила от нее, от которой дрожал воздух. По сравнению с магией богини, Кай Сен и Стоун игрались.

- Нет, - сказал Стоун.

Замерев, богиня загадочно улыбнулась. Она казалась статуей, выполненной мастером, сама сияла как звезда.

- Нет? – сила одного слова чуть не сбила Скайбрайт и Стоуна, они попятились.

Стоун упал на колени и склонил голову.

- Нет, богиня. Я решил не возвращаться к прежней роли посредника между царствами.

- Думаешь, у тебя есть выбор? – спросила богиня.

Стоун прижал лоб к земле, не отвечая.

Потрясенная Скайбрайт смотрела на него. Как Стоун мог отказываться от сил, что у него были, от бессмертия?

- Прошу прощения, госпожа. Я посмел преступить границы, - прошептал Стоун. – Но если бы у меня был выбор…

- Почему? – сильный голос богини в этот раз разносился не так далеко.

Стоун долго молчал, и грудь Скайбрайт сковала тревога.

- Потому что я столько лет ничего не чувствовал, богиня, - сказал он. – Потому что мне было все равно столько лет. Я был силен, был выше боли, зависти, ненависти и человеческих страхов… - он замолчал. – Но я и был в стороне от радости и любви. Ничего не трогало мое сердце. Магия и статус сделали меня высокомерным, - Стоун поднял голову, его глаза блестели. – Теперь я снова понял, что такое чувства.

Рука богини опустилась, это было красиво и пугающе. Скайбрайт знала, что она могла дарить и наказывать щелчком пальцев.

- Трогательная речь, Стоун, - она плыла перед ними в стороны, ее платье сияло мириадами цветов. – А ты что скажешь, кроха?

Скайбрайт моргнула, не ожидая, что на нее обратят внимание.

- Стоун сражался храбро.

Она не могла сказать богине то, что стоило.

- А ты? Ты сражалась хорошо? – богиня замерла и посмотрела на Скайбрайт. Уголки ее идеальных губ тронула улыбка. Темные глаза были нечитаемыми.

- Да, госпожа, - Скайбрайт опустила голову, уважая богиню. – Так и было.

Богиня связи уменьшилась, став размером со смертную женщину, и на миг положила ладонь на щеку Скайбрайт, ее касание было легким, как утренняя роса.

- Твоя мама гордилась бы.

- М-мама? – этого она точно не ожидала услышать от богини, она чуть не отпрянула. Но ощутила тревогу Стоуна, и это удержало Скайбрайт на месте. – Вы ее знали?

Красивые черты богини начали расплываться, словно их разделяла вода, она приняла другой облик. Она словно смотрела в зеркало, Скайбрайт была похожа на маму.

- Твоя мама держалась отдельно, - сказала богиня. – Она не сотрудничала с богами, была сама по себе, но помогала в Великих сражениях Стоуну, - сады начало заполнять пение птиц, небеса над ними становились золотыми и розовыми. – Но Опал однажды позвала богов, и я откликнулась на ее зов.

Стоун поднялся и встал за Скайбрайт. Она хотела взять его за руку, но вдруг почувствовала себя одинокой и испуганной, стоя напротив изображения мертвой матери. Стоун, словно ощутив ее слабость, приблизился. Это помогло.

- Я призвала ее сюда, на Гору Небесного спокойствия, и она рассказала, что устала. Она прожила больше тысячи лет в царстве смертных, могла видеть сердца людей и их грехи. Опал мстила и убивала тех, кого считала лишними, но она… устала, - богиня смотрела на Скайбрайт лицом Опал, и казалось, что ее мама читает ее душу, видит каждый секрет, стыд и желание. – Она долго была одна. И спросила меня: «Можешь дать мне ребенка? У меня может быть дочь?».

Горло Скайбрайт сжалось, голос богини изменился во время этих вопросов, и она слышала голос Опал, нежный и певучий. Она словно красиво пела.

- Демоны не могут рожать. Я сказала ей это. Я могу дать тебе дитя, - богиня замолчала, - но это будет стоить тебе жизни.

Скайбрайт выдохнула, и рука Стоуна легла на ее плечо.

- Согласна, - сказала Опал. – Но пусть будет еще одно желание. Пусть моя дочь видит хорошее в людях. Пусть видит свет, а не одни грехи.

Лицо богини снова стало размытым и вернулось к ее идеальным чертам статуи.

- Я исполнила желание Опал.

Скайбрайт спрятала лицо в ладонях, но слез не было. Рука Стоуна успокаивала, но она чувствовала его потрясение после слов богини.

- Я сделала тебя такой же, как Опал, но наполовину смертной, чтобы ты могла жить в обоих мирах, Скайбрайт, - сказала богиня. – У тебя есть душа, которой не было у твоей матери. Ты – дитя обоих королевств, смертного и божественного.

47
{"b":"560016","o":1}