ЛитМир - Электронная Библиотека

Было три позолоченных сундука с бараниной, фазаном, экзотическими сушеными фруктами и орехами, конфетами и печеньем, ароматным чаем из цветов апельсина. Яркие шелка, двадцать свертков парчи были рядом с сундуками. Матушка подошла к Чжэнь Ни, светясь радостью.

- Из этого сделают прекрасные платья для тебя в поместье Бэй, Чжэнь Ни. Завтра придет швея, - она отвела взгляд от изумрудного шелка и улыбнулась.

Чжэнь Ни кивнула, но не смогла подделать энтузиазм.

- Господин Бэй попросил сегодня открыть этот подарок, - матушка дала ей деревянную шкатулку. На ней были вырезаны персики и летучие мыши, символы плодородия и удачи. Чжэнь Ни осторожно подняла крышку, и там оказалась красивая нефритовая шпилька, где был вырезан двойной узел любви. Три изумруда свисали на золотых цепочках. Она передала шпильку матушке, и что-то еще на красном сатине привлекло ее. Она отодвинула ткань и подняла пару сережек с огромными рубинами, обрамленными золотом.

Увидев их, матушка подавила вздох.

Юани были богаты, но и господин Бэй мог удивлять. Он мог так выкупить Чжэнь Ни у ее семьи.

 * * *

Скайбрайт

Слава богине, путь через портал был коротким. Вокруг все было цвета индиго. Они погрузились с треском, что пробежал по коже Скайбрайт, и вышли в другом месте. Она была рада, что пальцы Стоуна обхватывают ее ладонь, ведь ей было не по себе.

Они оказались на изогнутом каменном мосте с видом на канал. Двухэтажные чайные домики и рестораны были по обе стороны перемежались с частными домами. Скайбрайт видела, что рестораны были с открытыми ставнями и красными фонарями в форме жемчужин, висевшими над окнами. Лодка плыла вдали, в ней сидел мужчина в ярко-желтом и держал в руках весло.

Скайбрайт прижалась к поручню, посмотрела вниз, радуясь невольно виду. Красота была нормальной. Вода внизу была глубокой, прозрачно-зеленой, она заметила в ней серебряных рыбок. Полдень, солнце грело ее шею. Она сбросила накидку. Жар лета превратился в прохладу весны. Пахло новыми цветами – слабый аромат персика, насыщенный запах глицинии. Она знала, что могла верить змеиному чутью, но перемена времен года удивляла ее.

- Мы в южной Ксии? – спросила она. – Пахнет весной.

- Это и есть весна. Я отправил нас вперед по времени.

Скайбрайт лишь рот раскрыла.

- Я думал, что будет мило насладиться погодой в Цинь Чуне, - сказал Стоун. – И временно уйти подальше от Великого сражения…

- Ты и такое можешь? – она пыталась не выдавливать слова. Она не понимала всего, но, казалось, уловила смысл. – Двигать во времени? – это пугало. Парализовало.

- Я не могу увести далеко в будущее. Мы подвинулись на пару месяцев вперед, - сказал он так спокойно, словно обсуждал пейзаж.

- А в прошлое? – прошептала она.

Он тряхнул головой.

- Никогда. Я не могу вернуться.

Она вцепилась в поручень, обнаружила вырезанную львиную голову. Стоун мог двигаться во времени и пространстве, легко перешагивать месяца. Скайбрайт подозревала, что это было легко для бессмертного. Она не могла перестать воспринимать время как человек, как делала всю жизнь, четкими гонгами из монастыря Кай Сена на горе Тянь Куан, фестивалями и праздниками. Если это весна, то Чжэнь Ни скоро будет семнадцать, как и Скайбрайт. Но что ей теперь возраст?

Вдруг ей захотелось домой так сильно, что в груди стало пусто. Что делали Чжэнь Ни и Кай Сен все это время? Они думали о ней или жили дальше?

- Ты слаба от голода, - Стоун коснулся ее рукава, она заметила, что одежда изменилась, была достойной наложницы императора. Она была в шелковом платье бледно-розового цвета с лавандовыми воротником и краями рукавов. Шелк был нежнейшим, отражал солнце. Изящные сливовые цветы были вышиты на платье, и оно подчеркивало изгибы ее тела, открывая больше, чем она привыкла. Накидка исчезла из ее рук.

Стоун изменил и свое одеяние. Вместо брони он был в тунике и штанах темно-синего цвета, украшенных серебряными геометрическими узорами на воротнике и рукавах. Скайбрайт видела в похожей одежде отца Чжэнь Ни, богатого торговца. Узел воина на голове Стоуна оказался ниже, как у мирных жителей.

- Это лучший чайный домик в провинции, - Стоун пересек мостик, Скайбрайт прошла за ним в прохладное помещение двухэтажного здания.

Чайный домик был полон людей, они стояли на краю главного этажа. Темные колонны поддерживали здание, Скайбрайт видела похожие балки на потолке. На стенах и балконе второго этажа были расшитые гобелены с золотом. Солнце проникало сюда ярким светом. Клиенты сидели за квадратными столиками, в основном, мужчины, а с ними пара женщин. Их волосы были распущены, так не поступила бы на публике приличная женщина. Целомудренных женщин тут и не было бы.

Рев клиентов медленно угасал, головы поворачивались к Скайбрайт и Стоуну. Мужчины отмечали богатое одеяние Стоуна, но никто не мог выдержать его взгляд, словно чувствовали его силу. Но они не стеснялись разглядывать Скайбрайт. Они нагло пялились, ее лицо, тело, опять лицо. Пьяные глазели на нее.

Она никогда не была на виду. Она подняла ладонь к щеке.

- Они смотрят на мой шрам, - прошептала Стоуну Скайбрайт.

- Они смотрят, потому что ты поразительна.

- Они думают, что я – сопровождение.

- Нет, но хотели бы, - ответил он с долей веселья.

Мужчина с золотыми и нефритовыми кольцами провел их за столик в тихом углу с милым видом на канал и город. Слуга тут же принес им кувшин рисового вина и две чашки.

- Несите ваши лучшие блюда, - сказал Стоун.

Юноша кивнул и безмолвно ушел.

Стоун налил в фарфоровые чашки вино и подвинул одну ей.

- Ты уже бывала в Цинь Чуне?

- Слышала о нем, - она осторожно глотнула, вино обожгло горло, но привело ее в чувство. – Но я никогда не бывала так далеко на юге, - она скользнула взглядом по синей черепице изогнутых крыш, персиковые деревья в цвету и листья плакучих ив на берегах канала. – Все так красиво, как и говорили.

Стоун улыбнулся. Она заметила, что он не притронулся к вину.

Тот же слуга вернулся с круглым лакированным подносом. Он поставил тарелку с кусочками жареной утки, миску с рагу из говядины с морковью, тарелку грибов с ростками бамбука. Он опустил бамбуковую корзинку с горячими клецками. Скайбрайт схватила одну палочками, не устояв. Внутри была свинина, креветки и зеленый лук. Она съела еще три, сделала глоток вина. Щеки загорелись, она высунула руку в окно, наслаждаясь ветерком.

Рядом проплывали лодки. Мужчина громко пел не знакомую Скайбрайт песню о том, как днями напролет текла река. Он двигал веслом в такт песне, и она слушала, подпевая едва слышно, пока он не уплыл из виду.

- Поешь еще, - голос Стоуна привел Скайбрайт в чувство. Он сидел напротив нее, не двигаясь, все еще опасно красивый. Стоун уже трижды целовал ее, но все было без страсти. Каждый раз она как покидала себя, улетала в небеса. Нельзя было и представить, что ей хотелось этого далекого бессмертного, которому не хватало эмоций и снисхождения к людям, нелепо, он явно как-то очаровал ее.

- Поешь со мной, - ответила она. – Одной есть странно.

Стоун поднял палочки, она взяла еще две клецки, а потом наполнила тарелку говядиной, грибами и бамбуком. Еда была вкусной, как и в поместье Юань. Она ела, пока не поняла, что объелась. Скайбрайт не помнила, когда в последний раз ела вкусную горячую еду, это было еще до поиска Чжэнь Ни в поместье Юань. Потом еду колдовал Стоун, он держал ее вдали от людей и городов.

Они ели в тишине, она чувствовала, как взгляд Стоуна изучает ее. Пришел слуга и забрал тарелки, оставил им чайник с чаем и блюдце личи.

- Что? – спросила она, ей было неловко от его взгляда.

- Ты похожа на леди.

- Я не была рождена леди.

- Нет, - сказал Стоун, и она услышала силу одного слова. – Ты – змеиный демон, - он коснулся перил из красного дерева, там была сцена Бессмертных в небесном саду. Посмотри на клиентов ниже.

6
{"b":"560016","o":1}