ЛитМир - Электронная Библиотека

Она послушалась, чувствуя горлом кислоту тревоги.

- Что ты видишь?

В чайном домике стало еще больше людей. Несколько сопровождающих сидели на коленях клиентов, почти у всех мужчин были красные лица, они стали шумными. Столы были полны полупустых блюд, кувшинов от рисового вина.

- Ничего необычного, - сказала она.

- Приглядись.

Она хотела возразить, но серьезность лица Стоуна остановила ее. Скайбрайт прищурилась и вгляделась в лица клиентов внизу: пьяница за сорок с длинной бородой, стучал быстро веером по столу, красивая женщина сидела на коленях мужчины, что годился ей в дедушки, его рука так сильно обхватывала ее бедро, что ткань ее платья натянулась. В глазах женщины была печаль, что не вязалось с ее личиком. И тут случилось что-то странное – лицо женщины озарило сияние.

Скайбрайт отпрянула от поручня.

- У женщины странно светилось лицо.

- Интересно, - Стоун замолчал, словно думал. – Что еще?

Она с любопытством склонилась, глядя на лица. Большой мужчина сидел за столом с остальными, но молчал, словно был один. Золотой колпак на его голову привлек ее внимание. Ему было не больше тридцати, но меж бровей уже была глубокая складка. Мужчина поднял чашку с вином и, откинув голову, опустошил ее. Он стукнул кулаком по столу, подбежал слуга, заполнил чашку и умчался, словно боялся, что его ударят.

Туман окутал лицо мужчины, Скайбрайт ощутила гудение, пока смотрела на него. Она испуганно отвела взгляд на других клиентов, но снова вернулась к золотому колпаку. Она не могла различить его лицо, казалось, оно потрескалось, и за ним что-то кишит. Это было ужасно, безликий монстр сидел за столом под видом обычного мужчины. Она увидела картинки в голове: мужчина смотрит в ужасе на окровавленный нож в руке, жертва корчится в агонии у его ног, кровь льется из его живота на камни.

Скайбрайт тряслась, пока Стоун не схватил ее за руку, выхватив из видения.

- Ты можешь видеть, - сказал он, - как и твоя мама умела.

Она вырвала руку, сердце колотилось, оглушая. Дрожащими пальцами она взяла чашку с чаем, выпила, чувствуя приятный жар, обжигающий язык. Она опустошила чашку, она вытерла рот салфеткой, что была на столе, верхняя губа была в капельках пота.

- Как это понимать? – осведомилась она, но голос был не так силен, как ей хотелось.

Стоун наполнил ее чашку и ответил:

- Твоя мама могла видеть истинную сущность людей, проверять их грехи. Я не был уверен, что ты унаследовала эту силу. Такое я видел только у Опал. Так она выбирала жертв.

Голова Скайбрайт кружилась.

- Так Опал вершила… самосуд?

- Я так об этом не думал, но можно и так сказать, - Стоун посмотрел вниз с нечитаемым выражением лица. – Она убивала тех, кто это заслужил, плохих людей.

- Но кто она, чтобы судить? Она не бог или лорд ада…

- Она соблазняла и убивала, Скайбрайт. Ей нравилось выбирать жестоких людей – убийц, воров, насильников. Я говорил, она получала удовольствие от этого.

Скайбрайт снова посмотрела вниз, не веря своим глазам. Лица были размыты, некоторые тускло светились, некоторые – ярче. А потом размытые лица загудели. Она все еще видела глаза, кончики носов или скулы, но у некоторых лица были закрыты туманом, как у мужчины в золотом колпаке.

Она отпрянула, ее подташнивало. Стоун делал вид, что не замечал.

- Я надеялся, что тебе передался ее дар, - сказал Стоун. – Ты можешь продолжить дело Опал – судить грешников, наказывать. Сегодня ты выберешь первую жертву.

- Ты хочешь, чтобы я убила человека? – прошептала Скайбрайт.

Ответом было отсутствие эмоций на лице Стоуна.

- Нет, - сказала она так громко, что одинокий клиент неподалеку взглянул на нее. Она не обратила внимания и склонилась к Стоуну. – Я не буду этого делать.

- Если откажешься использовать дар, - ответил Стоун, - я выберу невинного прохожего, - темный взгляд скользнул по толпе и остановился на тихом мужчине в дальнем углу, юном ученом, судя по его простому наряду.

Скайбрайт видела, что его лицо сияет. Но тут глаза его расширились, он схватился за горло, раскрывая рот, как рыба на суше. Она вскочила на ноги и вцепилась в поручень.

Стоун смотрел на юношу с особым интересом, словно на игру в го.

Мужчина вскочил на ноги, глаза выкатились от паники, лицо побелело, руки хватались за шею, словно он сам себя душил. Двое других клиентов рядом с ним беспомощно вопили в тревоге.

- Так глупо умирать, да? – спросил Стоун. – Хрипящий кусок мяса.

Юноша рухнул на стол, сбив тарелки и чашки на пол со звоном. Клиенты кричали. Большой мужчина с густой бородой ударил юношу по шее, пытаясь выбить застрявшую еду. Но это не помогло. Скайбрайт видела, что свет юноши угасает, словно догорает свеча.

- Хватит, - она схватила Стоуна за руку, впервые сама коснулась его. – Ты все показал.

- Мы договорились? – спросил он.

- Да, - сказала она. – Я выберу.

Что-то большое и темное вырвалось изо рта юного ученого, он рухнул на стол, грудь тяжело вздымалась. Владелец чайного домика подбежал, помог усадить юношу на стул. Несколько мужчин стукнули кулаками по столу и вернулись к еде и напиткам.

- Хорошо, - ответил Стоун, губы изогнулись в усмешке. – Кто это будет?

Глава третья:

Кай Сен

Ночь была такой темной, что в лесу ничего не было видно. Кай Сен полагался на свои чувства, пока шагал меж деревьев. Через какое-то время он остановился в глубинах леса. Он склонил голову и слышал звуки ночи, окружавшие его: тихий шелест листьев, жужжание и стрекот насекомых, голоса ночных животных.

Кай Сен сложил ладони чашей и посмотрел вниз, но было все еще слишком темно, чтобы что-то различить. Он читал заклинание, которому его научил настоятель Ву, он открылся ночи. Стихии вокруг него были безграничными, они обвивали его, уходили к звездам, опускались к земному ядру. Он тянул стихию огня, обходя нити непостоянной воды и твердой земли, оставлявшей привкус на языке, когда он звал магию. Стихия дерева преобладала, была удивительно легкой, сочеталась с воздухом и ветром. Он ощущал острый привкус, когда касался магии металла, но тянул к себе нити огня. И адское пламя появилось в его ладонях.

Глядя на синий огонек, Кай Сен улыбнулся и пожелал ему вырасти. Огонек дрожал, пока рос, словно живое существо, пока не стал размером с яблоко. Он был в знакомой части древнего леса с кипарисами, не так далеко от ручья, что спускался с горы Тянь Куан. Тот ручей всегда напоминал ему о Скайбрайт, в груди становилось тяжело от воспоминаний о служанке, девушке, змеином демоне, которую он полюбил, которую не видел уже полгода, после того как ее забрал Стоун.

Огонек дрогнул и потускнел, и Кай Сен сосредоточился снова, вплетая туда жаркую энергию, прогоняя воспоминания о кареглазой девушке, что пела так красиво, что так пахла лесом, что он не мог войти туда, не подумав о ней. Огонь стал размером с тыкву, едва помещался в его руках, тут он услышал знакомое шарканье, волоски на руках стали дыбом. Неживое существо появилось из-за деревьев, прыгнуло на Кай Сена, вытянув онемевшие руки. Труп был старым, лицо сгнило, а одежда была изорвана.

Кай Сен выругался. Он покинул монастырь без оружия, только кинжал был на поясе, он не думал, что на него нападут среди ночи. Нежить пропрыгала пару шагов, приближаясь, еще одна появилась сзади. Этот труп был свежее, раздутый, с зеленой кожей на искаженном лице. Кай Сена чуть не стошнило, но это прошло, когда появилось еще пять трупов. Их было семеро. Сколько еще скрывалось в темноте?

Он пятился, подняв руки, читая заклинание, которому его не учил настоятель, но он сам изучал его в тайне. Он тренировался на камнях, сухих деревьях. Его голос стал ниже на последних древних словах, он махнул руками на ближайший труп. Стена синего огня вылетела из сжатых ладоней, зажигая труп. Огонь не был горячим, он был жидким, напоминал этим воду. Кай Сен направил силу в руки и начал заново читать заклинание, тянул за огненные нити вокруг себя. Они проникали в него, обвивались вокруг сердца, легких, крепко связывая, после чего дали поджечь еще пять трупов.

7
{"b":"560016","o":1}