ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты не любишь ее. Никогда не любил. Она зло. Исчадие ада. Только Китнисс виновата во всем. Она одна.

– Это Китнисс виновата… – бессознательно повторяю я.

Виновата.

Враг.

Во всем виновата Китнисс.

Она враг. Холодный, расчетливый враг.

Меня тошнит, с трудом удерживаю рвотные позывы. Голова безвольно болтается туда-сюда, когда я дергаюсь от новых ударов тока. Уже не кричу: слабые стоны это все, на что я еще способен.

Темнота. Я погружаюсь в неё, выискивая спасения, но мне не дают вернуться к истокам – приводят в чувства, и все повторяется вновь.

Инъекция яда.

Фотографии, видео.

Пытки, превращающие мое тело в незаживающую рану.

Жестокие поцелуи помощницы доктора.

Безжалостные слова Китнисс с экрана…

… … …

Дни сменяются днями. В моей голове лишь осколки прежнего Пита Мелларка. Я не отличаю правды ото лжи, я не могу понять, где мои воспоминания, а чего никогда не было. Мои мозги словно перебрали и вложили на место так, как было удобно Сноу.

Я снова в комнате с экранами, а мое тело вновь привязано и беззащитно. Очередное видео, из-за которого моя истерзанная душа плачет, не в силах стерпеть. Китнисс танцует перед камерой, медленно раздеваясь. Она красива. Соблазнительна. Желанна. Сколько бы боли я не перенес, мое тело реагирует на ту, которую я когда-то любил. Она скользит руками по своей груди, касается тонкими подушечками пальцев своего лица и… шепчет имя охотника. Мгновение, и в кадр входит Гейл. Китнисс просит его о близости. Признается в любви и обещает верность. Они занимаются любовью. Он обладает ею. Она отдается ему. Минуты их счастья, превращающиеся для меня в бесконечность…

Я умоляю погасить экраны, выключить звук. Не мучить меня. Сжалиться. Слезы текут по щекам, смешиваясь с еще не запекшейся кровью от свежих ударов. Но нет, мои мучители не знают пощады – я наблюдаю, как Китнисс раз за разом бьется в экстазе, подаренном ей Гейлом. Я слышу их стоны. Я вижу их ласки. Страстные крики проникают в меня, разрывая мои внутренности на куски.

Агония. Муки ада. Презрение.

Ненависть.

Я ненавижу ту, которая оплела меня своими сетями.

Ту, которая использовала меня и выбросила, как ненужную вещь.

Ту, которая сама ненавидит меня и жаждет моей смерти.

Дни, недели, месяц?

Круговорот боли, яда, чужого секса, лжи, крови, кошмаров, разбитых мечтаний, изуродованных надежд.

… … …

– Как вы себя чувствуете, мистер Мелларк? – раздается однажды знакомый голос.

Я с трудом разлепляю глаза, рассматривая безупречную белую розу на лацкане пиджака Президента. Когда я поднимаю взгляд к его лицу, оно спокойно и лишено эмоций.

– Мне больно, – отвечаю я со всей искренностью.

Сейчас Сноу кажется мне ключом к возможному спасению. Он впервые пришел ко мне после того разговора о необходимости вытравить из меня любовь к Китнисс. Из-за него меня пытают, так может быть благодаря ему же мои муки могут прекратиться?

– Я могу остановить твои страдания, Пит, – вкрадчиво говорит мой спаситель, словно читая мои мысли. – Если ты готов, я заберу тебя с собой. Научу всему, что знаю сам. Мне нужен преемник – человек, обладающий твоими талантами к убеждению, твоей силой воли и упорством в достижении цели.

– Что я должен сделать? – с надеждой спрашиваю я.

– Поклянись, что ничего не чувствуешь к мисс Эвердин, – просит Президент.

Я разочарованно отвожу глаза. Я ожидал большего. Разве может быть плата за освобождение так мала?

– Я не могу поклясться в этом, – тихо отвечаю я.

– Отчего же? – удивляется Сноу.

Я стискиваю кулаки, чтобы сдержать внезапный приступ ярости по отношению к той, о ком мы говорим.

– Потому что это неправда, – говорю я. – У меня есть чувства к Китнисс. Это ненависть. Жгучая, всепоглощающая ненависть.

Комментарий к Глава 11

По настоятельной рекомендации читателей я постаралась шире раскрыть переживания Пита, его чувства и эмоции.

Надеюсь, стало лучше))

БУДУ БЛАГОДАРНА ЗА ВАШЕ МНЕНИЕ ПО ПОВОДУ ИСПРАВЛЕННОЙ ВЕРСИИ ))

========== Глава 12 ==========

Струи воды обмывают мое тело, смывая усталость и снимая напряжение. Поднимаю голову вверх, подставляя лицо миллиону капель, сливающихся в один поток. Остаться бы здесь навсегда, отгородившись от недружелюбного мира, изранившего мое тело и душу.

Мутное стекло душевой кабины покрылось тонким слоем белесой пелены, и, когда я смотрю на него, рука непроизвольно тянется вверх, рисуя контуры семи букв.

К.И.Т.Н.И.С.С.

Жмурюсь, как от боли, когда читаю получившееся слово, но уже в следующее мгновение чувствую только злость. Стискиваю кулак и бью по стеклу, целясь в ненавистное имя. Ярость, смешанная с презрением, – это все, что осталось во мне для Сойки-пересмешницы. Эта девушка приносит горе тем, кто оказывается рядом и она достаточно безжалостна, чтобы обрекать людей на смерть.

Война. Панем охвачен пламенем, зажженным от ее спички.

Резким движением выключаю кран, и шум воды прекращается. Выхожу из душа и, прихватив полотенце, усаживаюсь на кровать. Вытираю голову, провожу махровой тканью по груди, животу. Спустившись ниже, к протезу, откладываю полотенце в сторону и прикасаюсь пальцами к блестящему металлу. Медленно снимаю кусок железяки, заменяющий мне ногу от середины бедра и ниже, кладу его рядом с собой и насухо вытираю, чтобы не заржавел. Скорее всего, это лишнее, вероятно, капитолийцы позаботились о ржавчине и других мелочах, но я каждый раз повторяю процедуру, это отвлекает от других мыслей.

Закончив с металлом, возвращаюсь к своему обрубку. Вздыхаю. После освобождения из пыточной камеры, меня вновь подвергли процедуре регенерации тканей, как во времена возвращения с Арены, и, как и тогда, самый большой изъян остался при мне – ногу не вернуть. Я калека, и медицина не в силах это изменить. Грустно усмехаюсь: и в этом тоже виновата Китнисс. Я попался в сети ее обмана и слишком увяз в них: боролся за ее жизнь, готовый отдать свою; старался оградить ее от всего, что могло причинить ей вред. Дурак! Китнисс никогда не любила меня: притворство, лицемерие, обман. Все – ложь: с тех пор как она нашла меня у реки, полуживого, все, что она делала – это использовала меня в своих целях, а я, наивный, искал в этом скрытый смысл. Запертые в ее душе чувства.

Прикрываю глаза, прислушиваясь к своим ощущениям: мне кажется, что я чувствую пальцы на ноге, которой давно нет, ощущаю покалывание чуть выше колена там, где когда-то была рана. Фантомная боль, которая, наверное, останется со мной до конца дней.

Мотаю головой, разгоняя неприятные мысли. Пора перестать хандрить и начать жить дальше, не совершая прежних ошибок. Закрепляю протез на место, торопливо надеваю светло-синюю рубашку, черный костюм и, повозившись со шнурками на туфлях, покидаю спальню, любезно выделенную мне во дворце. За те пару недель, что я живу здесь, лабиринт извилистых коридоров перестал меня пугать, и я без провожатого легко нахожу дорогу к кабинету Президента. Стучусь, но не жду ответа, почти сразу распахивая дверь.

Сноу приветливо кивает, и я прохожу внутрь, усаживаясь на свое привычное место – для меня выделили отдельный рабочий стол. Столешница завалена бумагами, испещренными цифрами и схемами – я вникаю в статистику различных показателей по уровню жизни Дистриктов.

– Как спалось? – спрашивает Сноу, не глядя на меня.

Поднимаю глаза на главу государства и едва заметно поджимаю губы. Тон президента ровный и спокойный, как всегда, но мне мерещится издевка. Ночные кошмары… Они не покидают меня с тех самых пор, как жизнь «наладилась» – я стал фактически тенью Сноу, получив статус будущего преемника власти. В былые времена у меня тоже бывали страшные сны, но большей частью они были связаны с тем, что я теряю Китнисс, теперь… Сейчас я был бы рад избавиться от нее, да только кошмары не дают: каждую ночь я вижу девушку с длинной темной косой, которая раз за разом калечит мое тело и терзает душу.

19
{"b":"560018","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Адвент-календарь ожидания Нового года
Истории из Простоквашино
Берсерк забытого клана. Врата войны
Драконовы печати
Непарадная Америка
Burn the stage. История успеха BTS и корейских бой-бендов
Загадки сна
Невероятная история медицины
Наполеонов обоз. Книга 1. Рябиновый клин