ЛитМир - Электронная Библиотека

Губы Прим растягиваются в ответной улыбке.

– Кто-то, помнится, говорил, что я вкусная? – парирует она.

– Осторожнее, женщина, – наигранно строжится Гейл, но его пальцы уже массируют складки ее тела, принося сладость. – Я могу ведь и подмять тебя под себя прямо сейчас.

Примроуз прикрывает глаза, растворяясь в ощущениях его проникающих пальцев.

– Ммм… заманчиво, – бормочет она, – но нет…

Большой палец Хоторна перемещается на одно из самых чувствительных мест на теле девушки и принимается массировать его, слегка надавливая. При этом губы Гейла не отрываются от ровного живота жены, покрывая ее десятками поцелуев.

Наконец Прим больше не в силах держаться на ногах от его ласк и буквально обрушивается вниз, но Хоторн тут же подхватывает девушку, не позволяя упасть. Примроуз оказывается прижата к стене мускулистыми руками и, кажется, если он не остановится, она вот-вот потеряет сознание.

– Хватит с тебя на сегодня, – говорит Гейл, но его жена недовольно качает головой.

– Хочу еще, – заявляет она, и её глаза как будто затуманиваются.

– Ненасытная! – хмурится Хоторн.

– Знаю, – шепчет она, выгибаясь, как кошка.

Парень выключает воду и распахивает дверцы душевой кабины. Их тела мгновенно покрываются мурашками. Гейл словно ребенка, выводит жену из душевой, поддерживая рукой. Целует в шею и вытирает девушку мягким махровым полотенцем. Сначала руки, затем шею и спину, затем ноги, вновь опустившись перед ней на колени.

Подхватив жену на руки, парень переносит ее в спальню, усаживает на край кровати. Бог знает, в который раз за вечер Хоторн снова опускается на колени, будто бы выражая покорность. Для него она – неожиданно открывшийся мир, которого он не замечал. Отважная, волевая, но вместе с тем хрупкая и ранимая в его сильных и опытных руках. Он никогда не причинит ей вреда и не даст ее в обиду. Он искал ее долгие годы, а она понимает это и старается доверять ему.

Поглаживая ее бедра, он снова тянется за поцелуем. Затем его шея получает порцию нежных прикосновений, подаренных влажным и теплым языком, и несколько легких, мимолетных поцелуев жены, а он гладит ее снова и снова: ключица, грудь, живот. Его теплые руки подталкивают ее, повелевая опуститься на спину, а сам он подвигается ближе, оказываясь между ее раскрытых ног. Прим сладко мурлычет, когда его губы прикасаются к ее заветному бугорку, и он проводит по нему языком. Яростный стон вырывается из ее груди, а ноги приподнимаются выше, раскрываясь навстречу мужу. Парень притягивает девушку за бедра ближе к себе и принимается языком ласкать самое заветное место.

– Тише, женщина, – шепчет он, когда она слишком сильно выгибается, случайно отползая дальше. – Не убегай от меня, не надо.

Немного приподнявшись, она увлекает его за собой в долгий поцелуй. Девушка хочет, чтобы его лицо находилось рядом с ее, чтобы их губы соприкасались, а языки снова сплетались воедино.

– Не могу больше… – хрипло шепчет Прим. Ей кажется, что муж смеется в ответ. – И не смешно, – строго добавляет она.

– Сладкая и вся моя, – отвечает Хоторн всего в сантиметре от ее уха.

Они немного передвигаются к центру кровати, и он тут же нависает сверху. Гейл приглушенно стонет, когда жена целует жилку на его шее, затем проходит по ней языком до мочки уха, а потом прикусывает последнюю.

Гейл шепчет жене что-то нежное на ушко и устраивается между ее стройных ног, разводя их в стороны. От его очередного прикосновения она на секунду перестает дышать. Сердце колотится, ладони потеют. Одна его рука ложится на бедро девушки, а дыхание Хоторна такое горячее и обжигающее, что Прим кажется, что на коже останутся ожоги.

Их губы сливаются в долгий и полный чувств поцелуй, когда она чувствует как муж, стараясь доставить ей как можно больше удовольствия, несколько раз проводит своим естеством там, где недавно развлекался его язык, повторяя это движение несколько раз. Синие глаза Прим заслонила пелена возбуждения: ее веки расслабленно опускаются, вздрагивая от яркости ощущений.

– Можно? – зачем-то спрашивает Гейл, но жена лишь облизывает губы, сама выгибаясь ему навстречу и позволяя проникнуть во влажное тело.

Движения плавные, медленные, аккуратные, будто он боится, что она вот-вот сломается. Их губы находятся на расстоянии нескольких миллиметров, руки сплетены, лбы соприкасаются, и этого вполне достаточно для обоих.

Толчки мягкие и плавные. Они оба, и он, и она периодически постанывают от накативших ощущений.

– Я не хрустальная, Гейл, – с трудом выдавливает Прим, пытаясь быстрее двигать бедрами, жадно покрывая поцелуями его лицо.

Хоторн увеличивает темп. Стоны становятся громче, объятие более грубыми. В какой-то момент Примроуз начинает кричать в голос, но его это не пугает: она выкрикивает его имя и умоляет не останавливаться.

Еще несколько решающих движений, и он уже с громким и пронзительным стоном заканчивает начатое, наваливаясь всем телом на уже притихшую жену. Он принципиально не выходит из нее: еще чуточку, еще немного, ведь так хорошо…

Хоторн опускает голову и вдыхает носом аромат ее волос. Жарко, все еще жарко…

– И все-таки это не мыло пахнет, а ты, – слабым голосом шутит он.

– Если я пахну тобой, то я не против, – улыбается удовлетворенная Прим.

Он проводит пальцем по ее губам, а затем оставляет на них легкий поцелуй.

Они лежат вдвоем, рядышком, он обнимает ее сзади, бережно укрывая одеялом. Проводит языком за ушком и целует в макушку. Воздух вокруг пропитан ароматом их любви, а они мирно посапывают в объятьях друг друга.

Он и она.

Две половинки одного целого.

Вот и вторая глава “pov автора” как я и обещала :)

Оставляйте отзывы и жмите “нравится” :) :))

Фанфик близится к завершению - ищу интересные идеи и заявки: поделитесь, кому не жалко :)

========== Глава 41 ==========

Комментарий к Глава 41

включена публичная бета!

заметили ошибку? сообщите мне об этом:)

Все еще улыбаясь, я поднимаюсь на порог собственного дома.

Увлеченный своими мыслями, я не придаю достаточного значения тому, что для жилища, в котором столько лет не было хозяина, дом выглядит слишком ухоженным. Крыльцо чистое, в трех подвесных горшках растут мелкие радужные цветы, а стекла отражают закатные лучи так ярко, словно кто-то недавно смыл с них следы недавних дождей.

Нажимаю на ручку и толкаю дверь: она распахивается без единого скрипа. Вхожу внутрь и включаю свет. В моем доме чистота и порядок: я ожидал увидеть толстый слой пыли на каждой поверхности, а меня встречают свежие занавески на окнах и корзина с фруктами, выставленная посреди стола.

Меня здесь ждали.

Так и хочется обойти весь дом, чтобы проверить – везде ли так прибрано, но решаю оставить осмотр на утро. Слишком многое приключилось за сегодняшний день. Утро вечера мудренее.

Укладываясь в кем-то аккуратно заправленную постель, я переворачиваюсь на бок, выискивая удобную позу, и неожиданно замечаю длинный темный волос, лежащий на соседней подушке. Когда первое удивление проходит, я пытаюсь найти причину его появления здесь и не нахожу ни одного разумного объяснения, кроме как то, что Китнисс спала на моей кровати, пока меня не было. Это странно. Но вместе с тем волнующе приятно.

Перекладываюсь на другую подушку и стараюсь уловить остаток привычного запаха бывшей жены. Его нет, но я все равно засыпаю, представляя, что обнимаю ее, уткнувшись носом в тонкую шею.

***

Меня будит странное чувство, что я в комнате не один. Приподнимаю голову, осматривая залитую утренним светом спальню, но не нахожу ничего необычного. Снова ложусь и пытаюсь уснуть. Не выходит: усталость вчерашнего дня отступила, и приятное волнение в ожидании нового дня дает о себе знать.

Где-то рядом раздается шорох – теперь я уверен, что и в первый раз мне не показалось. Сажусь в кровати и, облокотившись на ее спинку, жду, когда незваный гость выдаст себя. Несколько минут ничего не происходит: я единственный, кто есть в этой комнате, однако неожиданно из-за кровати выглядывает темная макушка ребенка.

82
{"b":"560018","o":1}