ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гарпия в Академии. Драконы не сдаются
Икс
Друг государства. Гении и бездарности, изменившие ход истории. Предисловие Дмитрий GOBLIN Пучков
Дневник стюардессы (сборник)
Корея. Все тонкости
Магическая Академия, или Жизнь без красок
ГОРМОНичное тело
Сценарии кинофильмов Андрея Звягинцева
Даже не мечтай!

Президент пожимает плечами.

– Возможно. Если уцелеет кто-то, способный отдать такой приказ.

Я до крови закусываю губу. Сноу способен обрушить бомбы на головы целого дистрикта? Конечно, способен: Двенадцатый тому доказательство.

– А если… я соглашусь, что мне нужно будет делать? – тихо спрашиваю я.

Сноу улыбается, он знает, что загнал меня в угол.

– Ничего сверх того, что вы уже делали, мисс Эвердин: продолжать радовать публику своим присутствием. Вы с Питом уже проделывали подобное во время Тура победителей. И, ах, да, мне, вероятно, стоит называть вас миссис Мелларк?

Я затравлено смотрю на президента, от всей души желая оказаться как можно дальше от его грязно-серых, налитых кровью глаз.

– Нет, – признаюсь я.

– Я рад, что мы понимаем друг друга, – улыбается Сноу. – Полагаю, историю с ребенком тоже можно забыть?

Вынужденно киваю.

- Замечательно, но все это останется между нами. Зрителям ваша игра в любовь пришлась по вкусу. Очевидно, кое-что придется повторить.

Я чувствую, как страх липкими щупальцами гладит мою душу.

– Для большинства – вы уже замужем. Не будем разрушать их иллюзий? Лучше сделаем сказку былью.

– Зачем? – не выдерживаю я. – То есть… в каком смысле?

Сноу вспоминает о чае и подносит кружку к губам. Медленно пьет. Тянет время, наслаждается моим ужасом.

– Свадьба, дети… – он улыбается.

– Нет!

Президент удивленно вскидывает брови.

– Вы имеете право выбора, мисс Эвердин. Бомбы или… Вы сами разыграли этот спектакль, я всего лишь дописываю не хватающие сцены.

Я не знаю, что сказать. Мне так страшно, что хочется бежать прочь. Но я остаюсь сидеть на месте.

– Тринадцатый не будет уничтожен полностью! – громко говорю я, стараясь выглядеть уверенной.

– Вы можете оказаться правы, но… – Сноу отодвигает от себя блюдце и почти пустую кружку, – задайте себе вопрос: откуда мне известно про «Кискис»? И, если вспомните, вы попали ко мне прямиком из Тринадцатого, верно?

Он намекает, что среди повстанцев есть предатели? Кто-то, кто может навредить Прим и остальным, даже если капитолийские бомбы не уничтожат дистрикт?

Моя бравада проходит, едва начавшись. У меня нет выбора.

– Хорошо, – говорю я.

– Что хорошо?

– Я буду делать так, как вы захотите.

– Нет, мисс Эвердин, – не соглашается Сноу. – Это целиком и полностью ваши личные желания и стремления. Вы любите нашу страну, вы цените ее единство. И вы без ума от своего будущего мужа. Не забываете говорить об этом почаще.

Чувствую, что слезы жгут глаза. Я не заплачу, президент не увидит моих слез. Глубоко вздыхаю, пытаясь успокоиться.

– Я могу идти?

Сноу кивает, и я поспешно поднимаюсь со стула. Дохожу до двери, когда он снова зовет меня.

– И, Китнисс…

Оборачиваюсь.

– Что?

– Вам удалось. Вы убедили меня в том, что Пит вам не безразличен.

Это контрольный выстрел в голову. Чувствую, как слеза все-таки покатилась по щеке. Я связана по рукам и ногам, если ослушаюсь, нарушу правила…

Не хочу даже думать об этом. Выхожу в коридор. Миротворцы, которые привели меня сюда, никуда не делись.

– Пройдемте с нами, – говорит один из них.

Можно подумать, у меня есть выбор.

Они ведут меня по коридорам дворца, я даже не замечаю поворотов – не пытаюсь их запомнить. Какой смысл, если мне отсюда все равно не выбраться?

Поднимаемся на последний этаж, проходим вглубь и останавливаемся возле белоснежной двери.

– Ваша новая комната, мисс.

Ничего не отвечаю, нажимаю на ручку и прохожу внутрь. Мерзкая догадка не дает покоя: комната приготовлена заранее, Сноу не сомневался, что я соглашусь.

Место, где я буду жить, представляет собой две большие комнаты – гостиная и спальня, разделенные дверью. Падаю на кровать лицом вниз и позволяю себе зареветь. Плачу долго и с удовольствием, разрешая скопившейся боли и страху найти выход в потоках слез.

Проходит целая вечность, прежде чем я успокаиваюсь и могу, наконец, осмотреть свою новую клетку. Сноу не поскупился на то, чтобы прутья моей камеры были покрыты золотом. Дорогие шторы, резная мебель, сотни ламп и розы, огромное количество роз, расставленных в вазах – на тумбах, столах, по углам. Запах настолько сильный, что я удивляюсь, как не заметила его сразу.

Устремляюсь в ванную комнату, встаю под прохладные струи воды и натираю тело мочалкой, стараясь содрать с себя кожу. В камере условия были ужасными – маленькая раковина, которая позволяла только намочить тряпку, чтобы обтираться, так что я шаркаюсь до красноты, до боли. До слез. Снова плачу. Ненавижу Сноу. Ненавижу. Ненавижу.

***

Просыпаюсь, когда на улице уже смеркается. Подхожу к окну – передо мной раскинулся Капитолий, бескрайний и всемогущий. Целое мгновение размышляю о том, чтобы открыть ставни и броситься вниз. Птицей, которая не полетит.

Качаю головой, отходя прочь.

На мне теплый халат, в который я кутаюсь, усаживаясь перед телепроектором. Жму на кнопку, и экран тут же озаряется светом: новости Капитолия – радужные, глупые, пафосные. Передо мной на столике теплый ужин, бутылка с вином. Никогда не любила алкоголь, но именно сегодня мне это кажется хорошей идеей. Наполняю бокал, делаю несколько глотков – жидкость обжигает горло, а голову почти сразу наполняет туман.

Откидываюсь на спинку дивана. Нам с Питом придется здесь жить?

И вдруг я понимаю, что не знаю, где Пит. Он все еще в камере? Почему его не привели сюда, если Сноу собирается заставить нас играть на публику? Может, что-то пошло не так? Пита снова накажут?

В это мгновение открывается дверь и входит мой напарник. Никаких ключей или замков – нас не запирают, нам некуда бежать.

– Привет, – говорит Пит грустным голосом.

– Привет.

Пит выглядит так же, как в камере – спутанные волосы, поношенные штаны, только добавилась футболка, прикрывающая грудь.

– У нас теперь есть душ, – сообщаю я.

Парень кивает, проходит к двери спальни, но замирает на пороге, машинально поглаживая рукой деревянную поверхность. Обернувшись ко мне, он говорит:

– Сноу хочет, чтобы мы поженились. По-настоящему.

Отвожу глаза.

– Знаю, – едва слышно произношу я.

– Что будем делать?

Тянусь к бокалу и, поднеся его к губам, выпиваю содержимое до дна. Голова кружится, но мир уже не кажется таким безжалостно жестоким.

– Есть игры и похуже, – говорю я, начиная истерично смеяться.

========== 06 ==========

Комментарий к 06

включена публичная бета!

заметили ошибку? сообщите мне об этом:)

Пит, поджав губы и отвернувшись, уходит в спальню.

Сижу на диване, беспрестанно переключая каналы телепроектора и не прекращая пить вино, – оно уже кажется мне сладким и очень вкусным.

Я слышу шум воды, доносящийся из ванной, и почему-то решаю идти на звук. Встаю с места, и мир вокруг начинает противно покачиваться. Перебарываю это ощущение и прохожу в спальню: дверь в ванную чуть приоткрыта, я вспоминаю, что не почистила зубы. Заглядываю внутрь – Пит скрыт от меня толстым матовым стеклом и стеной воды. Распахиваю дверь и захожу, останавливаюсь возле зеркала. Выбираю одну из щеток и, выдавив на нее горошину пасты, начинаю делать то, зачем пришла.

В зеркале отражается душевая кабина, и я задерживаю взгляд на слабо различимых контурах обнаженного мужского тела. Прополоскав рот и отложив щетку, оборачиваюсь и опираюсь бедрами на раковину. Смотрю на Пита. Он стоит ко мне спиной и моет голову, то и дело проводя руками по волосам. Потом берет мочалку и тщательно трет все тело. Когда он доходит до низа живота, я задерживаю дыхание, а мои щеки начинают гореть огнем.

Надо выйти, надо выйти! Мне не стоит находиться здесь и подглядывать. Но почему все кажется таким волнующим и забавным? У меня вырывается громкий смешок, я тот час же прикрываю рот ладошкой, но, видимо, уже поздно: Пит услышал и замер.

Я не успеваю сбежать, когда дверца душевой распахивается и оттуда высовывается мокрая голова напарника. Вода с его волос течет по лицу, стекает по плечам и капает на кафельный пол, быстро образуя лужу.

9
{"b":"560019","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Драгоценный подарок
Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости.
Нет оправданий! Сила самодисциплины. 21 путь к стабильному успеху и счастью
Похититель душ 2
Жизнь и другие смертельные номера
Дави как Трамп. Как оказывать влияние и всегда добиваться чего хочешь в переговорах
Сценарии кинофильмов Андрея Звягинцева
Туман над темной водой
Мне все льзя