ЛитМир - Электронная Библиотека

- Пит, - выдыхаю я сквозь слезы, и Финник явно теряется – не понимает, что делать.

Уже в следующую минуту, он садится рядом и обнимает меня за плечи, притягивая ближе. Я практически захлебываюсь рыданиями и не знаю, сколько времени проходит, но Одейр покорно ждет, позволяя моим эмоциям выплеснуться наружу. Он гладит меня по волосам, и постепенно я успокаиваюсь. Отстраняюсь и шепчу ему:

- Извини.

- Обращайся, - улыбаясь, говорит он.

Обвожу взглядом вокруг – съемочная группа и Хеймитч расселись, кто куда, и ждут моих действий. Встаю на ноги, чувствуя нарастающую решимость внутри. Восстание не должно быть подавлено. Революция должна свершиться. А я должна спасти Пита, чего бы мне это не стоило.

Ищу глазами камеру и удовлетворенно киваю, когда вижу знакомый красный огонек. Они снимали мои слезы. Отлично, теперь пусть снимут мою улыбку.

- Я бы хотела произнести речь, - начинаю я. - Куда мне лучше встать?

Оператор заметно оживляется, когда слышит мои слова, а Хеймитч неуверенно спрашивает:

- Будешь читать по моему листку?

Отрицательно качаю головой. Сейчас мне не нужны подсказки – я знаю, что мне следует сказать.

Оператор указывает место, с, на его взгляд, лучшим обзором, захватывая в кадр развалины пекарни, некогда принадлежащей семье Пита. Встаю прямо, глубоко вдыхаю и произношу гневно:

- Я хочу, чтобы восставшие знали, что я жива! Люди! Ни на мгновение не верьте речам Капитолия, лучше смотрите на его деяния. Оглянитесь, - я развожу руками, указывая на пространство вокруг, - вы видите что Капитолий сотворил с Двенадцатым? Президент Сноу сеет боль и страх. Он несет смерть! Он должен заплатить за это!

Краем взгляда замечаю удивление на лице ментора, но он явно доволен мной, так что я продолжаю:

- Вы можете убивать нас, бомбить наши дома, сжигать Дистрикты, но помните – огонь не щадит никого! – мой голос переходит на крик, и я с ненавистью двигаюсь к камере. - Сгорим мы – вы сгорите вместе с нами!

Я замолкаю, и время словно остановилось. Моя команда стоит молча и просто смотрит на меня. Ощущение, что я выплеснула свою боль и страх. На душе становится легко.

Я справлюсь. Пламя Революции не погаснет.

Пусть я не настоящая Сойка-пересмешница, но пока бьется мое сердце, я буду сражаться за то же, что было дорого ей.

продолжение следует…

========== 8. Колокольчик ==========

Комментарий к 8. Колокольчик

включена публичная бета!

заметили ошибку? сообщите мне об этом:)

Глава перезагружена из раннего…

- Снято! – говорит оператор, - то, что надо, Китнисс!

Я невольно улыбаюсь, а Хеймитч подходит и хлопает меня по плечу.

- Молодец, солнышко, - усмехается он, - сразу бы так. А насчет этого места… Когда Питу станет лучше, ему, наверняка, будет приятно узнать, что ты была здесь.

В этом я как раз не уверена, но не спорю. Финник предлагает возвращаться к планолету, и все соглашаются, как и я, но все-таки прошу подождать еще несколько минут. Иду к тому, что осталось от пекарни, от каждого шага с земли поднимается облако пепла и пыли. Мороз пробегает по коже от мысли, что, быть может, среди мелких частичек, играющих в лучах заходящего солнца, есть и прах семьи Мелларк… Под ногами лопаются маленькие пластины стекла, и трещат куски разломанной черепицы. Мой взгляд скользит по развалинам некогда теплого и уютного дома, а сердце сжимается в тугой комок. Сколько вот таких же опустевших домов вокруг? Сколько семей погибло, не сумев покинуть своих жилищ?

Делаю шаг, случайно цепляясь ногой за то, что когда-то было порогом в дом, и падаю, упираясь руками в кучу наваленных осколков кирпичей. Чувствую резкую боль в ладонях и морщу лицо, усаживаясь и отчищая руки. Неожиданно замечаю кусочек золотистого металла, поблескивающего на свету. Тянусь к нему, извлекая из под обломков маленький, чуть плавленый с одного бока, колокольчик. Удивленно смотрю на него, пытаясь понять, откуда он взялся. Берусь пальцами за самый кончик – ушко с дырочкой – и трясу, отчего колокольчик заливается веселой трелью, немного фальшивой из-за повреждения корпуса. Меня осеняет почти мгновенно – это звук из прошлого: колокольчик висел над входной дверью в пекарню, оповещая семью пекаря о приходе посетителей. Мне видится какой-то скрытый знак в том, что я нашла этот маленький символ из благополучного времени. Сую колокольчик в карман и, поднимаясь, иду туда, где меня ждет съемочная группа.

Возвращение в Тринадцатый проходит без происшествий, и к вечеру я с остальной командой уже в подземном городе. Принимаю прохладный душ, смывая с кожи пепел и грязь, промываю раны на ладонях, а когда возвращаюсь в квартиру, Прим настаивает на том, чтобы сделать перевязку.

В столовой полно народа, большинство столов занято, но мы с сестрой-мамой находим один свободный в самом углу. Едва мы усаживаемся, я вижу Гейла, входящего в двери, и он, определенно, ищет меня глазами, а обнаружив - направляется прямиком за наш стол.

- Привет, - говорит он, и мы с Прим киваем. - Что с твоими руками, Кис-кис?

Поднимаю на него возмущенные глаза - мне не комфортно, когда Хоторн заигрывает со мной, но Гейл демонстративно не замечает этого, протягивая ко мне ладонь с намеком, что я должна показать ему мои руки. Вздыхаю, но подчиняюсь.

- Просто поранилась, когда была в Двенадцатом, - оправдываюсь я. – Ничего серьезного.

- Порезы достаточно глубокие, - вставляет Прим, а я недовольно хмурюсь.

- Заживет, - бросаю, отмахиваясь от их сожалений.

Гейл разочарованно отворачивается и колупает вилкой в своей тарелке. Он явно что-то хочет сказать, я вижу это по его напряженной позе, и меня это злит.

- Что? - наконец, спрашиваю я, и Хоторн сразу хватается за возможность высказать претензии.

- Ты была в доме Пита? - интересуется он, и я киваю.- Зачем? На какой черт ты ходила туда?

Мне непонятна эмоция, звучащая в его голосе: то ли злость, то ли ревность, но ни та, ни другая мне не нравятся. Хоторна не должны беспокоить мои дела с Питом.

- Не твое дело, - коротко отвечаю я, надеясь, что сухость ответа отобьет у него желание выяснять отношения, но не тут то было.

- Это мое дело, Китнисс, - раздраженно говорит Гейл. – Ты практически моя девушка, так что меня касается все, что связано с тобой!

Я настолько ошарашена, что не знаю, как себя вести. Гейл и настоящая Китнисс встречались? Почему Хоторн из моего времени меня не предупредил? И как в эту схему вписываются отношения Сойки и Пита? Я ведь не только вижу, то, что было с ней, но и чувствую тоже, что и она. Ей нравился Мелларк, у них была особенная связь. Причем тут Гейл?

- С каких пор? – выдыхаю я, и парень явно теряется. Он отводит глаза и, глядя в сторону, отвечает:

- Ты целовала меня и я подумал…

Мне почти жалко Гейла в этот момент: он выглядит растерянным, такого Хоторна я не видела ни в этом времени, ни в том. Вместе с тем, я рада, что сомнения были напрасны – как бы там ни было, но в паре с Гейлом первая Китнисс явно не состояла.

Доедаем мы в неловком молчании, изредка разбавляемом шутками Прим, и, как только появляется возможность, я тороплюсь прочь. Гейл не догоняет, и я этому рада. Оказавшись в своей комнате, долго ворочаюсь, пытаясь уснуть, но не выходит – сегодня было слишком много переживаний и все они, так или иначе, связаны с Питом. Как он там? Распахиваю дверь, собираясь ускользнуть пока ни мамы, ни Прим нет, но не успеваю – на пороге меня встречает Марта.

- Китнисс? – старшая Эвердин явно удивлена. - Куда ты?

- К Питу, - простодушно отвечаю я, а мама-бабушка хмурится.

- Это опасно, дочка, - говорит она, - в прошлую вашу встречу он избил тебя.

Я понимаю, что она волнуется, но не собираюсь позволять ей влиять на мои планы. В конце концов, ставка в игре гораздо выше, чем синяки на моем теле.

- Остановишь меня? – спрашиваю я, и мой голос звучит намного грубее, чем мне бы хотелось.

Женщина отрицательно качает головой и делает шаг в сторону, освобождая дорогу.

11
{"b":"560023","o":1}