ЛитМир - Электронная Библиотека

- Боггс, Пит здесь? – спрашивает у мужчины ментор, и тот кивает.

- Здесь, но сейчас вы не можете войти. Придется подождать.

Эбернети злится, а я словно получила передышку. Оседаю на неприметную металлическую лавку, стоящую вдоль стены, и опускаю глаза в пол.

Гейл! Он ранен, ему, наверняка, очень больно… А Джоанна! Бог мой, я вообще не понимаю, как она держится! Пытки Капитолия в этом времени не уступают мучениям тех, кто попадет в смрадные темницы в моем времени, но до настоящего момента, я только слышала о таком, а теперь видела все своими глазами.

Эти люди пострадали, потому что Сноу нужна была информация о Восстании? Планах ополченцев? Их мучили, над ними издевались, и все только потому, что президент Сноу не хочет потерять свою власть? Ненависть поднимается в моей душе, накапливаясь, как снежный ком, заставляя внезапно понять, почему настоящая Сойка мечтала уничтожить Капитолий.

И тут до меня доходит… Сойка. Капитолий. Отомстить Сойке?

Пит!

Почему меня не пускаю к нему? Что с ним сделали такого, что я не могу его даже увидеть?

Волна паники так резко обрушивается на мою голову, что я соскакиваю с места и кидаюсь к двери палаты, в которой держат Пита, но Боггс ловит меня, обхватив сзади за талию, и оттаскивает назад.

- Я сказал нельзя! – кричит он, с силой сжимая свои лапы вокруг меня.

Не слушаю его, наоборот, словно, сумасшедшая от ужаса и страха, я колочу его кулаками везде, где могу достать: по рукам, голове, пытаюсь лягнуть ногой. Из моего горла истеричным криком вырываются ругательства и проклятия.

- Пустите меня к Питу, - ору я до хрипоты, продолжая отбиваться.

Краем глаза вижу Хеймитча мечущегося рядом, но он не нападает на Боггса, а старается утихомирить меня словами. Злюсь, посылаю всех куда подальше, и внезапно, дверь в палату распахивается и из нее выходит темноволосый доктор средних лет. Дверь сразу же захлопывается за его спиной, а сам врач смотрит на меня и Боггса во все глаза.

- Что происходит? – недоуменно спрашивает он.

Я затихаю в руках своего мучителя, и он постепенно ослабляет хватку.

- Как Пит? – умоляю я, и доктор говорит, что с пациентом все в порядке. Осмотр уже закончили, и я могу пройти к нему.

Боггс расцепляет руки, освобождая меня, но неожиданно мои колени подгибаются и я чуть не падаю, в последний момент ухватившись за его рукав. У меня такое чувство, что меня парализовало, потому что я не могу пошевелить ни рукой, ни ногой.

Мне страшно.

Все прочие мысли как-то в миг покидают меня, оставляя единственную, стучащую в мозгу, как молоток по упрямой наковальне: «Я боюсь Пита Мелларка».

Все, что я по-настоящему о нем знаю, так это что он – чокнутый тиран, повергший Панем в разруху и затопивший Дистрикты в крови. По его приказу убили мою бабушку, пытали мою мать. Из-за него жизнь в моем времени превратилась в кромешный Ад.

А теперь он – за дверью прямо передо мной. Хаотичными вспышками в моей голове проносятся воспоминания о цели моего перемещения в нынешнее время, о том, что тот Пит, который скрыт от меня в палате, еще не совершил всех этих ужасных вещей. Еще не успел. И только я могу попытаться не позволить ему встать на этот путь. Могу постараться предотвратить безжалостное будущее.

- Ты в порядке? – спрашивает Хеймитч, недоуменно уставившись на меня.

- Да, - еле слышно говорю я и разжимаю пальцы, понимая, что до сих пор судорожно сжимала рукав Боггса.

На ватных ногах делаю пару шагов к белоснежной двери и берусь за ручку. Медлю. Жмурюсь, но нажимаю вниз, распахивая дверь. Вхожу. И только теперь открываю глаза.

Пит лежит на кровати в нескольких метрах от меня, одетый в грязные штаны и местами порванную серую майку. Над ним склонились два врача, которые светят ему в глаза фонариком и фиксируют показатели пульса. Его лицо бледное, как полотно, а сам он кажется… Растерянным?

Слышу, как следом заходят Хеймитч и Боггс, прикрывая дверь, и Пит поворачивается в нашу сторону. Мутно-голубые глаза распахиваются, взирая на нас с удивлением и печалью, но когда его взгляд задерживается на мне, то неуловимо меняется. Я не могу понять этой новой эмоции, поэтому невольно хмурюсь. Машинально отмечаю про себя, что видимых ран на его теле нет и немного успокаиваюсь.

Пит медленно встает с кровати, оттолкнув докторов, и делает шаг ко мне, ни на секунду не прерывая зрительный контакт. Лихорадочно пытаюсь прочитать по его лицу, что он собирается сделать, но мои мысли рассыпаются, ускользая из дрожащих пальцев. Его движения ускоряются, Пит начинает бежать ко мне, раскрывая руки навстречу, а на его губах появляется подобие улыбки. Волна облегчения прокатывается по моему телу, когда я понимаю, что, пожалуй, все обошлось – Пит рад видеть Китнисс, значит, пытки Капитолия не смогли трансформировать его любовь в сжигающую ненависть. «Мой мальчик с хлебом», - возникает в моей голове незнакомое мне прозвище, но от этого на сердце становится теплее.

Он совсем близко, когда я открываю рот, собираясь произнести его имя, как внезапно пальцы Пита мертвой хваткой смыкаются вокруг моей шеи. Только теперь я понимаю, что его губы не улыбаются – Пит скалится в кровожадной судороге, а его глаза горят огнем от неистовой злости. Пытаюсь схватить хоть каплю воздуха, но пальцы Пита слишком сильно давят на шею, а я задыхаюсь, открывая рот, как рыба, выброшенная на берег. Мои руки взлетают вверх, цепляясь за его, в попытке отстраниться, но безрезультатно. Царапаю кожу Пита, разрывая ее местами до крови, но все еще не могу дышать. Мир перед глазами тускнеет, а тело перестает слушаться.

Чувствую, как фактически повисаю в руках Пита, но внезапно что-то толкает меня справа. Какой-то темный предмет проскальзывает передо мной в воздухе и ударяется Питу в висок. Его хватка в тот же миг слабеет, а потом пальцы и вовсе разжимаются, когда тело Мелларка падает на пол. Я сама готова упасть, но чьи-то руки удерживают меня. Жадно заглатываю кислород, отчего из груди вырываются свистящие звуки, и начинаю кашлять от боли в горле. Кто-то зовет меня по имени, касается лица, но я не могу ответить.

Погружаюсь в темноту.

Последняя мысль – Пит Мелларк больше не любит свою Сойку.

Капитолий успел промыть ему мозги.

продолжение следует…

========== 5. Охмор ==========

Комментарий к 5. Охмор

включена публичная бета!

заметили ошибку? сообщите мне об этом:)

Глава перезагружена из раннего…

Открываю глаза. Надо мной опять потолок больничной палаты, на котором ровно тридцать восемь трещин разного размера. Шея болит, но пробую пошевелиться – вроде, ничего не сломано. Поворачиваю голову в сторону, рядом сидит Хеймитч, откинувшись на стуле, прислоненным в стене. Его руки сцеплены на животе, ментор храпит. Улыбаюсь, но неожиданно перед глазами снова возникают картинки-воспоминания.

***

Я стою перед дверью, собираясь с духом, потом толкаю ее и захожу. Запахи несвежей одежды, алкоголя, горелого масла и, кажется, рвоты, смешавшись воедино, тут же ударяют мне в нос. Мое лицо кривится от отвращения, но я все-таки делаю шаг вперед. Миную гостиную, заваленную пустыми бутылками, какими-то тряпками и прочим хламом, пробираюсь на кухню.

Хеймитч развалился на стуле возле стола, его лицо припечатано к столешнице, руки разбросаны в стороны, а сам он храпит так сильно, что у меня начинает болеть голова. Злюсь и толкаю его в плечо, громко приказывая:

- Вставай!

Ментор не реагирует. Толкаю сильнее, но реакции все еще нет. Быстро обвожу взглядом вокруг и натыкаюсь на ковш, висящий на стене. Решаю, что это то, что мне надо. Набираю в него воды из-под крана, возвращаюсь к Хеймитчу и переворачиваю ковш над его головой. Едва успеваю отскочить назад на несколько шагов, как ментор вскакивает, выкрикивая ругательства, и размахивает ножом, зажатым в руке. Проходит пара минут прежде, чем он поворачивается ко мне с более или менее осмысленным выражением на лице.

- Что ты здесь делаешь? – бубнит он, стряхивая с волос последние капли воды.

6
{"b":"560023","o":1}