ЛитМир - Электронная Библиотека

Мне нравится Финник. Помню, как до Бойни он вызывал во мне только негативные эмоции, но уже на Арене многое изменилось. Пит жив только благодаря Одейру. Еще один долг, который я не смогу вернуть.

Энни рассказывала, что только помощь Пита помогла Финику пережить месяцы, когда мы с ней были в Капитолии. Теперь эти два парня -настоящие друзья. Интересно было бы дружить семьями: Финник с Энни и мы с Питом…

Стоп!

Мы с Питом даже не пара! И у меня никогда не будет семьи!

Что за мысли лезут в голову?

Утром мы собираем вещи и покидаем очередную стоянку. Идем, растянувшись длинной колонной по темному коридору. Боггс и солдаты двигаются первыми, следом съемочная группа и Энорабия с Джоанной. Я, Пит и Финник – последние.

- Когда мы окажемся под Капитолием? – спрашивает Финник у Пита.

- По моим подсчетам, мы уже тут, – отвечает он.

Болтаем между собой, когда меня оглушает грохот взрыва. Боггс и военные только что свернули за угол, и сейчас оттуда валит густой дым. Со всех ног бегу туда и от увиденного начинаю кричать.

Пит мгновенно оказывается рядом, отталкивает назад, и я уже стою за его спиной. Из груди Пита вырывается стон ужаса.

Дым рассеялся.

Стены туннеля стали красными.

Кроваво-красными.

Боггса и солдат больше нет.

- Мина? – спрашивает изумленная Джоанна, но ей никто не отвечает.

Меньше, чем за минуту, мы потеряли половину отряда.

Отзывы и пожелания, welcome!!

====== Глава 5-10 ======

POV Пит

- Всем стоять на месте! – кричу я.

До сих пор не могу осознать, что только что произошло.

Китнисс прижимается к моей спине и всхлипывает. Оборачиваюсь к ней, но она не плачет. Очевидно в шоке. Как и мы все.

- Койн говорила, что в туннелях безопасно! – восклицает Энорабия. – Так какого черта только что произошло?

Мы с Финником переглядываемся и, кажется, оба вспоминаем, о чем говорили буквально пять минут назад.

- Значит, мы уже дошли до Капитолия, – говорит Финник. – Надо было предполагать, что Сноу может знать про эти коридоры, и здесь могут быть ловушки!

- Надо идти обратно! – требует Энорабия.

- Обратно идти дней пять, – спорит Джоанна, – без припасов мы не дойдем.

Она озвучила то, о чем уже успел подумать я сам. Основная часть съедобных припасов, а также передающее устройство, связывающее наш отряд с Тринадцатым – все было у Боггса и солдат.

- У нас мало еды, и мы потеряли связь со Штабом, – констатирует Финник. – Но, в любом случае, насколько я помню схему туннелей, до выхода осталось около дня пути. Так что надо двигаться вперед, а там будь что будет!

Все молчат.

Разворачиваюсь к Китнисс, хочу обнять ее, но она стоит как замороженная. Всхлипывает и широко распахнутыми глазами смотрит на то, что осталось от наших товарищей после взрыва.

Осматриваю других. Победители растеряны. Слишком быстро все произошло.

Съемочная группа столпилась у противоположной стены позади нас, но замечаю, что на камере горит огонек. Съемка! В это трудно поверить, но ненормальные операторы снимают нас сейчас и, скорее всего, сняли взрыв. Отворачиваюсь от них, но именно работающая камера напомнила мне, зачем мы вообще полезли в эти туннели. Надо поскорее добраться до места, сделать все и каким-то образом вернуться назад в Тринадцатый.

- Не поддавайтесь панике! – ободряюще говорю я. – Собрались с духом и отправляемся дальше. Не стоит медлить.

- А если еще мины? – спрашивает Джоанна.

- Будем кидать камни, – отвечаю я. – Этого может оказаться достаточно, чтобы мина взорвалась, если попадем в нее.

Я сам не уверен в своих словах, но остальные приободряются, так что мы все-таки покидаем место, которое стало могилой для половины нашей команды.

Продвигаемся не спеша, и нам удается идти так несколько часов. По дороге, используя метод кидания камней, обезвреживаем еще две мины. К концу дня все вымотаны от переживаний и решаем устроиться на ночлег.

Располагаемся небольшим кругом, ужинаем последними консервами и укладываемся спать.

Хочу лечь с Китнисс, но она, видимо, до сих пор не пришла в себя после первого взрыва, потому что отрицательно качает головой. Не могу ее заставлять. Поэтому ложусь один, но долго не засыпаю, наблюдая за ней.

- Пит? – шепчет Джоанна.

- Что? – отвечаю я.

- Думаешь, Сноу знает, что мы здесь?

Я качаю головой, но потом понимаю, что она не видит меня, закутавшись в свой спальник, поэтому говорю.

- Не знаю, Джоанна. Но не думаю, что эти ловушки предназначались лично нам. Они, скорее, для любого, кто захочет попасть в Капитолий, минуя основной вход в город на поверхности. Надо просто быть аккуратными, и мы дойдем. По моим подсчетам выход совсем близко.

Мой ответ успокаивает ее, и вскоре она засыпает. Еще раз смотрю на Китнисс – она тоже спит. Так что расслабляюсь и просто смотрю в потолок.

Не знаю сколько времени прошло, но слышу, как Китнисс вылезла из спальника и собирается уходить.

- Куда ты? – обеспокоенно спрашиваю я.

Она оборачивается, и, кажется, я вижу румянец на ее щеках.

- Мне надо в туалет, – отвечает она очень тихо.

Пока ее нет, не могу найти себе места, но, наконец, слышу ее возвращающиеся шаги.

Китнисс идет вдоль стенки, неуверенно переставляя ноги в полумраке. Внезапно ее нога запинается о какой-то камень, и она падает набок. В это же мгновение ее окутывает облако белого дыма.

Я борюсь с замком своего спальника, и, когда все-таки побеждаю, туман уже рассеивается. Китнисс поднялась на ноги и смотрит на меня удивленно.

- Что это было? – спрашивает проснувшаяся Джоанна.

Не успеваю ей ответить, потому что слышу то, чего просто не может быть: голос Прим.

Ее крик разливается внезапно и очень громко. Он истошный, истеричный!

В одно мгновение из глаз Китнисс исчезает понимание происходящего, и она начинает метаться по туннелю, зовя сестру и больно ударяясь о стены.

Я вскакиваю и бегу к ней. Ловлю ее, но она отбивается, что есть сил, и кричит во весь голос.

- Прим!!!

Финник уже рядом и помогает мне держать ее.

Китнисс царапает нашу кожу до крови и не замолкает.

Мне кажется, голос Прим никогда не исчезнет, но внезапно становится тихо.

Из глаз Китнисс льются слезы, она продолжает бороться, несмотря на силу, с которой мы оба держим ее, и не понимает, что Прим больше не кричит.

- Китнисс, – зовет ее Финник. – Это иллюзия! Слышишь меня? Как на Арене! Это не Прим! Успокойся!

Несем ее обратно, укладываем на мягкий спальник и продолжаем успокаивать.

Никакой реакции.

Я понимаю: у нее приступ.

Сразу вспоминаю про шприц, до сих пор лежащий в моем кармане. Достаю неприметную коробочку и вынимаю спасительную вакцину.

Размышляю всего мгновение, а потом ввожу иглу под кожу Китнисс и нажимаю на поршень.

Почти сразу Китнисс затихает.

- Пит! – зовет она и тянет ко мне руки.

Я облегченно вздыхаю и заключаю ее в объятия. Финник и Джоанна садятся рядом.

- Все закончилось, Китнисс, – говорю ей я. – Это была не Прим. Понимаешь? Как ты себя чувствуешь?

Она немного отодвигается от меня и говорит, почесывая место укола.

- Я в порядке, Пит. Немного поранилась о стены, но это не страшно.

Осматриваю ранки на ее руке, пока она все сильнее чешет место введения вакцины.

- Зудится ужасно! – жалуется Китнисс.

Перевожу взгляд и вижу, как на моих глазах ее кожа краснеет, вздувается, и появляется ярко красный круг. Из маленького отверстия, оставленного иголкой, выделяется капля жидкости, похожей на гной.

И Китнисс сходит с ума!

Она отскакивает от меня, как ужаленная, начинает кричать во все горло и шарить вокруг себя руками, очевидно в поисках оружия.

Стараюсь не делать резких движений, приближаюсь к ней.

- Китнисс, посмотри на меня! Все хорошо! Не бойся!

Но ее пальцы, наконец, находят заветный лук, и она с размаху бьет им меня по лицу, рассекая бровь.

31
{"b":"560024","o":1}