ЛитМир - Электронная Библиотека

Не хочу рисковать, но не вру самой себе.

Я рада, что он приехал.

Он делает неловкий шаг ко мне, отряхивая руки, а я, будто этого и ждала, бросаюсь к нему.

- Я грязный, – смеется Пит, выставляя вперед чумазые ладошки.

Тоже улыбаюсь.

- Что ты делаешь? – спрашиваю я.

В темноте я могу разглядеть перекопанную землю и саженцы каких-то цветов, приготовленных для посадки.

- Почти закончил, – говорит он и отступает, давая возможность мне разглядеть его труды получше.

Цветочки небольшие с нежными белыми бутонами.

Розы?!

Перевожу удивленный взгляд с цветов на Пита, и обратно.

Что за шутки!?

Ему ли не знать, как я ненавижу розы! Один их запах пробуждает в моей памяти самые мерзкие воспоминания.

Мгновенно злюсь и собираюсь развернуться и уйти, когда он говорит.

- Это Примулы, Китнисс. Завтра ведь…

Он не заканчивает, а на моих глазах уже блестят слезы.

Цветок, давший имя моей сестре… Пит не забыл.

- Завтра два года, как ее нет, – отвечаю я.

Пит успевает только кивнуть, а поток слез уже льется по моим щекам.

Его руки сразу же притягивают меня, и я прижата к могучей груди. Обхватываю его спину и реву в голос. Он гладит меня по волосам и тихо шепчет успокаивающие слова.

Через некоторое время я, наконец, могу справиться с собой и говорю.

- Она на Луговине. Я покажу тебе, если хочешь.

- Я уже был там, Китнисс, – отвечает он.

Удивляюсь, а Пит поясняет.

- Когда Гейла казнили, и я привез его тело сюда.

Шок.

Другого слова подобрать не могу.

Пит был в Двенадцатом, но даже не навестил меня!

Мне становится так обидно, что резко отстраняюсь от него.

- Ты мог бы зайти в гости! – обвиняю я его.

Он смотрит на меня в изумлении и неловко оправдывается.

- Ты говорила, что ненавидишь меня…

- Я и сейчас тебя ненавижу! – кричу в ответ.

Моя рука взлетает в воздух и ударяет Пита. На его щеке остается красный след пощечины.

Разворачиваюсь и бегу прочь.

Он не догоняет.

Поднимаюсь в свою комнату, с шумом захлопывая дверь.

Лютик обеспокоенно ходит кругами, и это раздражает меня еще больше. Падаю лицом в подушку и снова плачу.

«Я не нужна ему!»

Два года я думала, что он не хочет приезжать в Двенадцатый из-за дурных воспоминаний. Оказывается, он был здесь. Просто не захотел меня видеть.

Почему я никогда не обращала внимания на то, что Хеймитч недоговаривает что-то о похоронах Гейла? Его рассказ всегда был туманным, но я не придавала этому значения.

Гейла казнили за убийство Альмы Койн и Бити через несколько дней после смерти Сноу. Его последним желанием были похороны на Луговине. Так и случилось.

Но в этой истории не было Пита.

Вернее, я не знала об этом.

Кто-то настойчиво стучит во входную дверь.

На дворе ночь. Не собираюсь открывать.

Но стук не прекращается.

Собираюсь выместить свое зло на незваном госте и, спустившись на первый этаж, резко открываю дверь.

На пороге Пит.

«Отлично!» – думаю я. – «Сейчас я тебе все выскажу!»

Набираю в легкие воздуха, готовая ругаться, но внезапно он оказывается рядом и затыкает меня поцелуем.

Горячим.

Страстным.

Требовательным.

Я не успеваю подумать, а мое тело уже отвечает.

Целую его в ответ, но Пит отступает назад.

- Извини, – говорит он. – Не удержался.

Молчу, стараюсь успокоить свое непослушное сердце.

- Я надеялся, что твоя ненависть прошла за эти годы, – он грустно смотрит в пол. – Я уеду завтра. Навсегда.

Не говорю ни слова.

Пит ждет, что я его остановлю, но я не двигаюсь.

«Пусть идет, куда хочет! Мне все равно!»

Он расстроен, но выходит, закрыв за собой дверь.

Удовлетворенно киваю.

«Я рада, что он ушел!»

Именно поэтому я удивлена тому, что в следующую минуту распахиваю двери и кричу ему в след.

- Останься!

Пит оборачивается.

Долго смотрит на меня, а потом отвечает.

- Всегда.

я не утерпела :)

глава получилась светлая :)

надеюсь, вам понравится :)

все, ушла праздновать свое день варенья :)

====== Глава 7-3 ======

POV Пит

Просыпаюсь с первыми лучами солнца. Не сразу вспоминаю, где я.

Осматриваю комнату. Это мой дом в Деревне победителей. Спальня. Мебель покрыта пылью. На стенах висят старые картины. На них Арена, переродки, Китнисс… Она везде, на каждой.

Потираю глаза, прогоняя последний сон. Сегодня не было кошмаров. Редкость.

Может, потому что Китнисс рядом. Пусть не в этом доме, только в соседнем. Но последние два года нас разделяла почти вся страна, многие и многие километры, так что расстояние от дома до дома не в счет.

Быстро завтракаю и выхожу на улицу. Иду к дому Китнисс и поливаю цветы, которые посадил ночью.

Я хотел сделать ей подарок, но не знал какой.

Я вообще не знал, как она меня встретит.

Последний раз мы общались еще в Капитолии бесконечных два года назад. Тогда ее слова о том, что она меня ненавидит, выжгли на сердце незаживающую рану.

Я отпустил ее. Позволил Хеймитчу забрать Китнисс в Двенадцатый.

А сам остался в пылающем Капитолии.

С Гейлом.

Он прожил еще три дня после казни Сноу.

И эти дни я провел с ним.

Мы так и не стали друзьями, но нас сплотило горе.

Мы оба потеряли ЕЕ.

Поэтому я выполнил его последнее желание: когда время Гейла истекло, я привез тело в Двенадцатый. Хеймитч помог мне похоронить его рядом со свежей маленькой могилкой Прим.

Должно быть, я трус: так и не решился тогда навестить Китнисс.

Со слов Хеймитча, я знал, что ей не лучше. Так что поборов желание увидеть ее, просто улетел обратно в Капитолий.

Пэйлор предложила мне пост в Правительстве. Идти мне было некуда, так что я согласился.

Я растворялся в своей новой работе без остатка. Был и начальником, и сам занимался тяжелым физическим трудом. Делал все, чтобы к наступлению сумерек без сил упасть на подушку и отключиться до следующего дня.

Дни. Недели. Месяцы.

Я ездил по Дистриктам, помогал с восстановительными работами. Моими постоянными спутниками были Джоанна и Энорабия. Последние оставшиеся в живых Победители, кроме меня и Китнисс.

Была еще Энни.

Комок подступает к горлу при воспоминании о ней.

Мы встретились, когда я приехал в Тринадцатый по работе. Она по-прежнему жила там. Или существовала? Ее рассудок и раньше был неустойчив, а когда погиб Финник, она совсем потеряла связь с реальностью.

В ее сознании путалось прошлое и настоящее. Временами Энни плакала о мертвом муже, а иногда забывала обо всем и спрашивала, когда он вернется к ней.

И она звала Китнисс. Постоянно.

Ей хотелось увидеть свою подругу, поговорить с ней, обнять ее.

- Почему Феникс не приходит? – спрашивала Энни каждый день.

Мне нечего было ответить.

Ее Феникс, Китнисс, опалила свои крылья, и, кажется, огонь победил.

Феникс не воскреснет вновь.

Энни плакала у меня на груди, и я ничем не мог ей помочь.

Но я был рядом, когда родился Тэм Одейр. Я был первым, кто держал на руках это маленькое плачущее существо.

Светловолосый карапуз с ярко-зелеными глазами.

Сын Финника.

Работа требовала, чтобы я перемещался с места на место, но как только выдавалась минута, я возвращался к сумасшедшей Рыжей и ее ребенку.

Я любил их.

Они стали для меня семьей. Иногда, держа Тэма на руках, я представлял, что это мой собственный сын. И почти чувствовал, как меня обнимает Китнисс, целует в лобик нашего малыша и зовет гулять.

Пустые мечты.

Время шло, но Китнисс было только хуже. Сначала я звонил Хеймитчу так часто, как только мог. Потом стал делать это все реже. Мне казалось, что однажды набрав его номер, я услышу слова о том, что она добилась своей цели. Стала свободной. Ушла навсегда.

Но я ждал.

Продолжал работать до изнеможения, навещать временами Тэма, и ждал, ждал, ждал…

38
{"b":"560024","o":1}