ЛитМир - Электронная Библиотека

Сколько боли перенесла и сколько ее причинила другим.

Моя рука сама тянется к ящику в прикроватной тумбе. Цветной платочек, хранящий белую горошинку из моей прошлой жизни.

Жемчужина.

Она все так же поблескивает, когда оказывается на моей ладони.

Пит…

Я не могу без него.

Разве можно убежать от самой себя?

Он нужен мне, как воздух.

Не знаю, когда все изменилось, но теперь Пит – часть меня.

Мой разум и мое тело стремятся быть с ним.

Даже приступы паники, связанные с Питом, почти прошли.

Любовь ли это?

Я не знаю.

Если ты хочешь быть с человеком каждую минуту, это любовь?

Следующие несколько дней я жду.

Нетерпеливо. Неуверенно.

Может быть, он по каким-то причинам решит не возвращаться в Двенадцатый?

Но я жду!

И когда однажды, зайдя в гости к Хеймитчу, я слышу родной голос, то замираю на пороге!

Пит перекрикивается с нашим ментором из кухни, где гремит посуда.

Волна счастья накатывает на меня, и я собираюсь броситься к нему, но Хеймитч удерживает меня.

- Парень, пришла Китнисс! – громко произносит ментор, держа меня за руку.

Меня это настораживает.

Что они скрывают от меня?

Вырываю руку и уверенным шагом иду на кухню.

Пит стоит ко мне спиной и что-то держит на руках.

«Необычная поза», – успевает мелькнуть у меня в голове, когда он разворачивается.

Пит прижимает к груди маленького светловолосого мальчика, который держит пухлыми ручонками кружку и жадно пьет.

- Здравствуй, Китнисс, – говорит он.

Его голос дрожит. Взгляд слегка растерян, но почти сразу становится жестким.

- Познакомься, – продолжает он, кивая головой на мальчика. – Его зовут Тэм. Теперь он – мой сын.

Я не понимаю, о чем он толкует, и хмурю брови, отступая назад.

Когда ребенок поворачивает ко мне головку, крик ужаса готов сорваться с моих губ.

Передо мной маленькое улыбающееся лицо Финника Одейра.

... вот и сюрприз )))

====== Глава 7-10 ======

POV Пит

Наклоняюсь и кладу букет полевых цветов на свеженасыпанную могилу.

Энни.

Добрая. Светлая. Дорогая моему сердцу подруга.

Тэм стоит рядом, беспокойно переступая с ноги на ногу. Ему всего два с половиной – он еще не понимает того, что остался совсем один.

Сирота.

Пробую это слово на вкус.

Горькое. Безнадежное. Неправильное.

Родных у Энни и Финика нет, и некому приютить у себя малыша.

Президент Пэйлор позаботится о том, чтобы определить Тэма в лучший детдом за заслуги его родителей. Но разве могут казенные стены заменить семью?

Моя собственная семья не была образцовой, но я любил их, и они по-своему любили меня.

Человеку нужен Дом, родное место.

Решение приходит импульсивно, но я знаю, что оно верное.

Я заберу Тэма с собой в Двенадцатый!

Когда я сообщаю об этом властям, выясняется, что все не так просто.

Мне двадцать, я не женат и психологически травмирован участием в двух Голодных играх.

Для меня это все отговорки, но на решение проблемы уходит несколько дней.

Бесполезно. Никто в Четвертом не готов взять на себя ответственность за подписание бумаг, позволяющих мне стать опекуном Тэма Одейра.

Приходится обратиться напрямик к Нине Пэйлор. Она долго отговаривает меня, просит не принимать поспешных решений и прочее. Я непоколебим.

В итоге, через час мы с Тэмом покинем Дистрикт четыре. Возможно, навсегда. Согласно документу, подписанному лично президентом Пэйлор, я – его опекун до достижения им восемнадцатилетнего возраста.

Родной Дистрикт встречает меня прохладой, так что я покрепче кутаю Тэма в одеяло и, неся его на руках, медленно бреду в Деревню победителей. Лишь проходя мимо дома Китнисс, я впервые по-настоящему переживаю о том, как она отреагирует.

Хеймитч пытался выяснить ее мнение на этот счет, пока я еще занимался оформлением документов, но она отказалась даже слушать.

Тоскливо. Одиноко.

Хотя одиноким мне больше не быть. Теперь есть тот, о ком мне нужно будет заботиться постоянно.

Раньше таким человеком для меня была Китнисс. Теперь их будет двое: она и сын.

Я мысленно уже называю его так, хотя понимаю, что не собираюсь заставлять его забыть своих настоящих родителей. Я буду напоминать Тэму о них так часто, как только понадобится, чтобы он знал, что они любили его. Даже Финник, которому не суждено было подержать его на руках.

У меня самого детей, вероятно, не будет. Я бы очень хотел, но не представляю свою жизнь с кем-то кроме Китнисс, а она не раз говорила, что не хочет малышей.

Минуя и дом Китнисс, и собственный, направляюсь к Хеймитчу. Он встречает нас с Тэмом на крыльце своего дома. Чисто выбрит, аккуратно одет. Даже трезв. Я благодарен ему за это!

Пару минут малыш рассматривает моего старого ментора, а потом протягивает к нему свои маленькие ручонки, улыбаясь. Хеймитч краснеет! Вот уж не думал, что когда-нибудь увижу подобное. С ребенком на руках ментор будто молодеет на десяток лет.

Заходим в дом. Я разбираю сумки, извлекая на свет личную кружку Тэма и пакет с молоком.

- Надо подогреть, – говорю я, – Тэму пора подкрепиться.

Собираюсь идти на кухню один, но Хеймитч отдает мне ребенка, который начинает хныкать.

- Забирай его, пока не заревел, – бормочет ментор.

Прижимая малыша к груди, разогреваю молоко в кастрюле на плите.

- Ты уверен, что справишься, парень? – кричит мне ментор из гостиной.

Улыбаюсь. Несмотря на грубость в голосе Хеймитча, я знаю, что он переживает за меня. Наши судьбы сплетены в хитрый узор, который никогда не расплетется.

- Наверняка! – кричу я в ответ.

Мне кажется, что хлопнула входная дверь, но я могу ошибаться. Наливаю молоко в кружку и даю ее Тэму. Он обхватывает ее руками и жадно начинает пить.

- Парень, пришла Китнисс! – громко произносит ментор из соседней комнаты.

Замираю.

Я еще не решил, как ей сказать о ребенке. Но придется это сделать прямо сейчас.

Она движется бесшумно, но я знаю, что она уже стоит за спиной.

Медленно поворачиваюсь, крепче прижимая к себе Тэма.

- Здравствуй, Китнисс, – говорю я дрожащим голосом.

Она молчит.

Смотрит на малыша.

Хмурится.

- Познакомься, – продолжаю я, кивая головой на ребенка. – Его зовут Тэм. Теперь он – мой сын.

Лицо Китнисс искажает гримаса ужаса, когда она видит лицо Тэма.

Она отступает на несколько шагов назад и зажимает себе рот рукой.

Делаю шаг ей навстречу.

- Все хорошо, Китнисс! – ласково говорю я.

Она опускает свою руку и больше не пытается кричать, но глаза по-прежнему распахнуты от удивления.

Тэм улыбается и тянет к ней руку, пытаясь, что-то сказать.

Ее лицо становится бледным как полотно, когда мальчик неразборчиво произносит.

- Феникс!

Это одна из немногих глав, где описываются события того же периода, что и в предыдущей.

мне захотелось показать то, что чувствовал Пит, когда решился забрать мальчика себе

====== Глава 8-1. Счастье ======

POV Китнисс

Мне ужасно стыдно за себя, но никак не могу перебороть собственное упрямство и гордость.

Я несправедливо обидела Пита, и надо бы пойти извиниться, только никак не соберусь с духом.

Мы не общаемся уже две недели, с тех самых пор, как я встретила его на кухне Хеймитча с ребенком на руках. Глупо? Пожалуй, да, но мне казалось, Пит предал меня.

Зачем он привез сына Финника? Они так похожи…

Я снова вижу Одейра в кошмарах… Слабая улыбка на мертвом лице… Та же улыбка на маленьком детском личике… Обвинения сами сорвались у меня с языка, раня Пита в самое сердце.

Не хочу иметь ничего общего ни с ним самим, ни с этим несчастным мальчиком!

Сейчас, слушая звенящую пустоту собственной комнаты, размышляю о том, что снова была не права. Если отбросить лишнее, то Пит сделал доброе дело, забрав Тэма к себе. Хотя для меня очень странно думать, что у Пита есть сын…

43
{"b":"560024","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Забава для босса
Война в XXI веке
Черт возьми, их двое
Непостоянные величины
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Особая работа
Под иными небесами
Счастливы когда-нибудь
Повести о карме