ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Искусство обмана
Спартанец. Племя равных
Напряжение на высоте
Айшет. Магия разума
Тибетская книга мертвых
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Выжить вопреки
Клиенты на всю жизнь
Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости.

- Тронешь его – ты труп. Хотя это и так случится, - Луи говорил достаточно громко, чтобы я мог услышать.

Возможно, я сейчас делаю самый глупый поступок, но все же его слова показались мне знаком. Или я слишком хочу видеть в них подтекст. Ведь он же догадался по взгляду Зейна, что тот хочет сначала убить меня. И пусть это для него отличный шанс избавиться от меня, он все же показал мне, что нужно бежать. Если бы я этого не сделал, уже был бы мертв. Я забрался на дерево и начал перемещаться к ним, чтобы получше рассмотреть и, если нужно, как-то помочь. Хотя второй вариант слишком маловероятный. Я подобрался как можно ближе к ним и стал смотреть.

- Это мы еще посмотрим, - ответил Зейн, хотя я не был уверен, что именно на прошлую фразу Луи. Тут можно многое упустить.

Странно, но ни Луи, ни Зейн не нападали первыми, хотя каждый из них, в любом другом случае, сделал бы именно это. И только сейчас я заметил, что у Луи с собой только маленький нож, не больше, а у Зейна меч и еще целый арсенал с собой. Он был готов. И теперь в моей голове была всего одна мысль – спасти Луи. Никогда не думал, что такое развитие событий реально, но мне нужно спасать его, а не наоборот. Каким бы сильным Луи не был, у Зейна есть преимущество, причем огромное. Нужно, чтобы Луи убежал, но он никогда не согласится это сделать. Он не из тех, кто отказывается от драки. Он из тех, кто побеждает в любых условиях. Но я слишком за него боюсь.

А что, если заставить Зейна отступить? Или хотя бы оставить Луи в покое, чтобы тот мог спокойно уйти. Но вряд ли Луи убежит в спокойное место – он побежит за парнем. И это безвыходное положение. Все возможно изменить, пока они, как сейчас, смотрят друг другу в глаза, заставляя другого признать, что он трус, и сбежать с их маленькой арены внутри арены. А что если Луи побежит за мной? Если он однажды меня захотел спасти, то и во второй раз это реально. Сейчас я пойду на самую большую глупость из всех возможных. И я все еще не представляю, как мне это сделать, но все так оставаться не может. Я отломал часть ветки и бросил ее в Зейна. Парень зло обернулся в мою сторону, а я лишь перепрыгнул на другое дерево. Он и забыл о Луи, ведь теперь я задел его в состоянии слишком сильной ярости. Он несколько раз пытался забраться на дерево, но с оружием это было сложно, и он только продолжал бежать за мной внизу. Зейн бросал клинки вверх несколько раз, но они или попадали в ветки намного ниже меня, или возвращались назад к трибуту. Кажется, Луи побежал за Зейном, но все же держался на безопасном расстоянии. Такое ощущение, что он страховал меня. Как будто убийство не важнее. В моей голове проносилось слишком много мыслей за одну минуту. Я был не в силах сосредоточиться на чем-то одном. И это вылилось в последствия. При последнем прыжке моя нога соскользнула, и я почти упал, если бы вовремя не зацепился за ветку. Теперь я висел на высоте нескольких метров, еще и как слишком видная мишень для Зейна. В этот момент мой план рухнул.

Я уже был готов к тому, что он в меня чем-то попадет, но, кажется, Зейн заметил лишь шорох, не падение. Он смотрит не под тем углом. У меня есть шанс, пусть и маленький. Нужно как-то забраться вверх, чтобы не наделать много шума. И в этот момент я услышал шорохи на дереве, с которого только что перепрыгнул. Потом этот шум пошел все дальше и дальше, в направлении, откуда я прибежал. Зейн побежал на этот шум, попутно пытаясь попасть в меня чем-то. Или в то, что он считал мной. Я все так же оставался висеть на дереве. Мои руки слабели, и это было почти невыносимо. Но теперь я пытался понять, как Луи удалось забраться так высоко, еще и так ловко и быстро перемещаться. Он ведь, кажется, не умеет так. Хотя это Луи. Он умеет все.

Кажется, в моем случае слишком много думать, приводит к не самым лучшим последствиям. И, как всегда, они приходятся на мою голову. Мои руки соскользнули с ветки, и я полетел вниз. Падение оказалось не таким и ужасным, ведь приземлился я, на счастье, не на голову или другие ломающиеся части тела. Ко мне сразу же побежал Луи. Я не успел даже понять, как он здесь оказался, как все это произошло и что тут вообще случилось, как получил по голове. Причем очень больно. Луи был зол.

- Ты чем думал?! – он накричал на меня. Казалось, даже все птицы улетели отсюда из-за такого крика. Мне стало очень страшно за себя. Луи был в ярости. Теперь я понимаю, что мое желание помочь стало его поражением, с чем он никогда не сможет смириться. И даже тот факт, что я хотел как лучше, не исправит ситуацию.

Он схватил меня за руку и потащил за собой. Голова сильно болела, и я не был в силах нормально думать, поэтому все так же тащился за Луи. Он теперь меня пугал, как никогда раньше. И в этом я винил только себя, хотя и не должен был. Это ведь он обращается со мной, как будто ничего не было, как будто я остаток общества, отброс. Это ведь он сейчас ударил меня, у него такой вид, как будто он хочет порубить меня на части. Так почему вину чувствую я, а не Луи?

Мы пришли к пещере, которая оказалась даже не спрятана. Значит, Луи побежал за мной, забыв о мерах предосторожности. Теперь я запутался еще больше. Он отбросил меня куда-то в угол нашего маленького убежища, а сам убедился, что Зейн точно нас не найдет. Он сейчас должен гнаться за непонятным шумом в другой части леса. Глаза Луи светились яростью, а я только прижался к стене.

- Я хотел как лучше, правда, - мой голос звучал очень тихо и виновато. Не знаю почему, но я начал оправдываться перед ним.

- Ты чуть себя не убил, да и спас этого жалкого придурка! Ты чем думал?! - Луи кричал еще громче, а мне становилось очень страшно. Я прижался еще ближе к стене и обнял колени руками. Мне пришлось быть таким беззащитным, что стало стыдно за самого себя.

Луи махал руками, кричал, бесился. Он продолжал повторять, что я спас Зейна, какой я глупый, почему я испортил весь его план. Мне хотелось провалиться под землю, только бы он оставил меня в покое, только бы он перестал винить меня во всем. Это сразу напомнило мне мой дистрикт, где все относились к моей семье так же. Я как будто оказался в прошлом, только оно стало намного страшнее, опаснее и безжалостнее. и Луи представлял собой все, чего я так боюсь и ненавижу. Но в этот момент я чувствовал себя слишком потерянным. Я вспомнил свою семью, если это можно так назвать. Я вспомнил отца, которому обещал не сдаваться, я вспомнил Джейд, которая погибла на моих руках, Найла, с которым судьба обошлась так жестоко. И это стало последней каплей. Пусть Луи и дальше кричал, возмущался, обещал убить меня и Зейна. Мне было все равно, ведь эмоции накрыли меня с головой. Сам того не ожидая, я начал плакать. И с каждой минутой это перерастало в истерику. Я слишком долго не позволял себе показать настоящие чувства, что подавил их слишком глубоко. И теперь все, что я пытался выкинуть из своей жизни пришло назад, только с утроенной силой.

Я забыл о месте и времени, о всем, что меня окружало, о всех. Все, что существовало для меня теперь - боль всех потерь и пережитого. Я никогда не думал раньше, что может быть настолько плохо. И мне становилось еще хуже от того, что я оказался таким слабым, сломался от простого давления со стороны не такого уж и важного человека в моей жизни. Наверное. Теперь я ни в чем не уверен. Теперь для меня не существует ничего. Я и не заметил, как Луи перестал кричать, как он сравнительно успокоился. Это было так не похоже на него еще пару минут назад. Или уже больше, чем пару минут. Из-за пелены слез было сложно видеть, поэтому я постарался собрать все силы, чтобы успокоиться.

- Гарри, Гарри, что случилось? - голос Луи был настойчивым и даже взволнованным. Он не выглядел сильно обеспокоенным моими проблемами или состоянием, но все же было видно, что ему не все равно.

Я отмахнулся от него рукой, пытаясь отодвинуться на другой край, но он схватил мою руку и не дал это сделать. Я был удивлен, ведь до этого ему, казалось, все равно. Как только починили камеры, он стал самим собой. Или я уже не знаю, что думать.

42
{"b":"560025","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ты – богиня! Как сводить мужчин с ума
Тайная жизнь слов: тормашки и компания
Зов из могилы
Война миров 2. Гибель человечества
Тоня Глиммердал
Назначаешься принцем. Принцы на задании
Все романы в одном томе
Вербера. Ветер Перемен
Прекрасное зло