ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ты – богиня! Как сводить мужчин с ума
Как я встретила вашего папу
Золотая клетка
Магическая Академия, или Жизнь без красок
Мальчик в свете фар
Эдвард Сноуден. Личное дело
Огненный город
Нож
Погоня

- Пожалуйста, не надо. Открой глаза, Луи, открой глаза, - я уже даже не кричал. Я не мог. Лишь тихо умолял моего Луи жить. Он должен жить! Он должен очнуться. Пока я верю, пока я люблю, он должен жить. Он должен!

Прозвучал пушечный выстрел. Еще ничего в жизни не было страшнее этого звука. Как будто все закончилось. Как будто это конец, но следующей части не будет. Как будто Луи больше не откроет глаза, как будто он больше не улыбнется. Этого не может быть! Я не верю, этого не может быть!

Я начал кричать. Так громко, как только мог, срывая себе голос. Я кричал, а слезы обжигали щеки, руки дрожали, а меня всего трусило. Если раньше я думал, что терять кого-то больно, то я ошибался. Сейчас не больно. Нет ничего, кроме этого крика, кроме желания верить. Ты уже не контролируешь себя в попытках вернуть себя к жизни. Умирает не только любимый человек - с ним умираешь ты. У тебя уже нет души - она улетела вместе с его. У тебя уже нет сердца. Оно столько раз разбивалось, что на этот раз осколки уже не собрать. Там только пустота, которую ничем не заполнить. Теперь ты уже не человек - ты всего лишь пустота, ты ничто, ведь уже нет опоры, которая держит тебя на этой земле. А в голове лишь одно слово - нет. Ты отрицаешь все, как будто это поможет вернуть время вспять. Но ничего не происходит, нет. Он так и не открывает глаза.

Я не могу смотреть - все перед глазами расплывается из-за потока слез. Я уже не контролирую ни свое тело, ни свою душу. Я умер, как и должен был. Но при этом я не сохранил жизнь Луи, я не смог. И я никогда себе этого не прощу. Я должен был, я должен был его спасти! Он должен был убить меня, он должен был победить! Все не так, все должно быть совершенно не так! Почему нельзя промотать время вспять? Почему нельзя его вернуть? Почему нельзя не услышать этот пушечный выстрел? Ведь я сам дал ему оружие, сам его убил.

- Нет! - сколько еще осталось сил, я прокричал. В одном слове была вся боль, все чувства, которые еще остались. Все эмоции от потери, все, что еще не забрал с собой Луи, я отдал. Оно разрывало меня изнутри, не давая дышать, не давая даже пошевелиться. Я онемел, как будто сам стал трупом. Его уже не вернуть. Внутренний голос добивал меня, доставляя все новые и новые удары, терзая и мучая меня. Я уже не был ни собой, ни кем-то другим. Я - пустота. Без сердца и души, без прошлого и будущего. Все ушло в один момент. Все ушло с пушечным выстрелом.

Я не слышал ничего, ничего не замечал. Я уже не жил и не дышал. Но в один момент меня начали забирать от него. У меня начали забирать моего Луи. Сколько еще осталось сил, я отбивался от них, я рвался к нему. Они не имеют права у меня его забрать! Он мой, он мой навсегда! Они не имеют права лишить меня прощания с ним. Только не это, нет!

Я кричал, бил миротворцев, вырывался, но с каждым движением Луи все дальше отдалялся. Я терял его. И теперь я терял его навечно. Меня лишили самого дорогого, что могло быть. Меня лишили всего, а теперь забирают последние воспоминания. Я сорвался, а истерика накрывала с головой. Уже не существовало мира, ведь эти глаза закрылись навсегда. Уже не было ничего, но я продолжал бороться. Я достал сойку - медальон Луи, и как можно сильнее сжал ее в руке. Это единственное, что у меня осталось, и они это не отберут.

- Я люблю тебя, Луи, - прошептал я, когда сил кричать и отбиваться уже не было. Луи пропал из моего поля зрения. Он пропал навсегда. И ничто не способно это изменить. Время назад уже не вернуть.

Мне что-то вкололи, и я тут же начал терять сознание. Глаза закрывались, а все, что я видел - серо-голубые глаза, которые смотрели на меня со всей нежностью и любовью. Улыбка, его идеальный вид. Он такой живой, такой настоящий. Он пожертвовал собой ради меня, а я даже не смог с ним попрощаться. Сжав медальон сильнее в руке, я поклялся себе, что никогда не забуду. Боль отступала, а на замену ей приходила бесчувственная пустота. Все становилось лишь черной картинкой, но я так и не смог опустить руку Луи. Я никогда ее не опущу. Я никогда не перестану его любить. До последнего вдоха.

И мир стал пустотой, без смысла и чувств…

========== Глава 22 ==========

Люди боятся боли, считают ее своим врагом. Люди стараются избегать ее, убегать от собственных чувств. Я научился жить с ней, ведь в этом чувстве потерялись все мои воспоминания. И теперь я даже скучаю по боли, которая разрывала мое сердце и почти убивала меня. Из-за нее я чувствовал себя живым – потерянным, убитым, несчастным, но живым.

Когда сердце уже не выдерживает новый удар, на смену болезненным переживаниям приходит что-то значительно худшее – отчаяние. Угасает надежда, исчезают мечты, умирает душа. Я перестал что-либо чувствовать. Мир вокруг заключался лишь в знакомых стенах, чужих голосах и собственном сердцебиении. Все вокруг потеряло свой смысл, свои краски.

Говорят, человек может многое выдержать, но есть и крайняя точка. Я ее уже пересек. Потеря части семьи, единственных друзей меня сломила, но любимого человека – убила. Я жалею, что не умер на арене.

Сейчас вокруг меня – беспросветная тьма мыслей. Она поглощает весь свет, все мельчайшие зарождения веры, всю любовь без остатка. И вокруг нет ничего, за что я мог бы ухватиться, как за спасательный круг. Нет никого, кому было бы под силу меня спасти. И как бы ни старалась моя команда – это все не то. Не хватает чего-то важного – человеческой теплоты, доверия, а, может, и настоящих чувств.

Мне даже в мыслях сложно называть его имя, не то, что вслух. Я не говорил уже несколько дней, но даже себе самому не могу признаться, что его больше нет. Луи больше нет. Голос в голове так отчетливо звучит, напоминая картины прошлого, оживляя прошедшие дни и худшие из моментов. Хотелось бы его заткнуть, но не получается. Хотелось бы сбежать, но невозможно убежать от самого себя. Хочется лишь выброситься из окна и лететь, лететь вниз. Нет желания жить, когда потерял слишком много.

У меня все еще есть талисман Луи – сойка. Иногда так сильно хочется от нее избавиться, как от напоминания о нем. А иногда кажется, что это – единственная вещь, которая связывает меня с реальным, прошлым собой. Ведь сейчас я – уже не я. Человек без личности, тело без души. Теперь я как капитолийцы, которые ничего не чувствуют, закрывают глаза на эмоции и переживания. Теперь я живу в своем худшем ночном кошмаре, а проснуться не могу.

Я старался быть верным себе, поэтому и не убил ни одного человека. Это было правильное решение. Стараться его придерживаться сейчас все сложнее и сложнее, ведь с каждой минутой мне хочется пойти на убийство. Самоубийство. И лишь иногда злость оживляет часть моей души, заставляя хотеть мести. Кто-то должен заплатить за все совершенные поступки, кто-то должен взять на себя вину. Из-за Сноу столько близких мне людей погибло, а все больше и больше семей будут терять своих детей из-за него. Почему такой человек все еще жив, если другие, лучшие из лучших, умирают?

Я не перестаю задавать тихих вопросов. Никто не дает мне ответов. Лишь иногда Джесси пытается говорить со мной, рассказать что-то. Но от ее разговоров становится лишь хуже.

Наверное, она долго подбирала нужные слова, чтобы сообщить мне о еще одной невыносимой потере.

– Гарри, твой отец умер, – тихо прошептала она где-то между успокоительной речью и длинными объяснениями.

Я не сильно слушал. Сердечный приступ, возможно, и был причиной, но кажется, будто это я. Если бы ему не проходилось столько переживать из-за моего пребывания на играх, если бы власти не причинили ему столько боли – он бы жил. Я знаю это. Но я настолько устал от потерь. У меня не осталось сил кричать, плакать, возражать. Накрывает волна невыносимого отчаяния, когда хочется вырваться из собственного тела, разорвать грудную клетку, чтобы дать выход чувствам, сделать хоть что-то, лишь бы отпустило. Хочется забиться в угол, чтобы никогда оттуда не выходить, чтобы навсегда остаться в темноте среди своих страхов, ведь они намного лучше реальности, с которой приходится сталкиваться. Именно отчаяние – худшее из чувств, ведь оно убивает надежду.

51
{"b":"560025","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жажда Власти 2
Хулиномика 3.0: хулиганская экономика. Еще толще. Еще длиннее
Я тебя рисую
Выжить любой ценой. Часть первая. Заражение
Язык жизни. Ненасильственное общение
Доктор, это секс, дружба или любовь? Секреты счастливой личной жизни от психотерапевта
Щегол
Золушка и Дракон
Лечение цитрусовыми. От авитаминоза, простуды, гипертонии, ожирения, атеросклероза, сердечно-сосудистых заболеваний…