ЛитМир - Электронная Библиотека

Я вошел в свою пещеру. Тут было тихо и холодно, почти как в моей душе. Вот только мысли оглушали. Дикая боль внутри убивала. Я чувствовал себя мертвецом, который все еще может жить. Я потерял часть себя. И я уже устал от потерь. Все, кого я люблю, умирают. Как будто я приношу только несчастье. Как будто я виноват во всех их бедах.

Я сжался в клубок, и прижался к стене. До сих пор слезы текли из моих глаз. Я не мог успокоиться. Странно, ведь я знаком с ними около двух недель, но уже успел полюбить, как родных. И потерял я родных людей, а не просто незнакомцев. Я бы все сейчас отдал за возможность ничего не чувствовать. Я бы все сейчас отдал за возможность не думать, за возможность забыть. Тишину нарушила странная музыка. Около меня приземлился маленький серебряный парашют. Когда я открыл коробку, которая была привязана к нему, увидел там банку со странным лекарством. Я узнал его. Подобное дают у нас людям при смерти. Это вводит их в транс, позволяет отключить чувства, эмоции и разум на время. Я не представляю, на что Джесси пришлось пойти, чтобы достать мне подобное. Но теперь, я ей благодарен больше, чем когда либо. Ведь еще немного мыслей о случившемся и я просто сойду с ума. Открыв бутылочку, я выпил половину одним глотком. Менее, чем за минуту, все вокруг начало расплываться. Все чувства притупились, и я забыл о боли. Не было ничего. Не было эмоций. Не было воспоминаний. Не было мира. Я просто отключился. Я попал в то место, из которого не хочется выходить. Я чувствовал себя спокойно. А потом наступила темнота, и я не чувствовал уже ничего. В этот миг все закончилось.

========== Глава 14 ==========

Просыпаться всегда сложнее всего. Из мира вымышленных кошмаров ты попадаешь в реальные, которые в разы хуже. Ты знаешь, что из настоящей жизни нельзя сбежать, нельзя ущипнуть себя и проснуться. Приходится вставать снова и снова, каждое утро, чтобы продолжать борьбу с демонами, как своими внутренними, так и теми, которых создало общество.

Я чувствую себя ужасно. Опустошенный, ненужный, почти, что мертвый внутри. Потеря единственных близких людей, которые стали смыслом пребывания в этом аду, стала для меня слишком тяжелым испытанием, которое я не выдержал. Лекарство от Джесси продержало меня в состоянии овоща почти 3 дня, и за это время никто не умер. Никто, кроме меня. С каждой минутой, какая-то частичка моей души умирала, пока я не стал совсем бесчувственным. Лучше бы я умер. У меня нет сил, нет желания продолжать что-то делать. У меня нет никаких эмоций, кроме душераздирающей боли и ненависти. Среди этой апатии единственное, что заставляет меня просыпаться – ненависть к Луи. Это чувство оставляет во мне огромный след, и я даже чувствую, как оно поглощает и уничтожает меня. Мне неприятно быть тем, кем я сейчас являюсь. Мне неприятно быть жестоким и злым человеком. Ведь я не такой! Я никогда таким не был, и не собираюсь. Но, как оказалось, игры меняют людей. Они показывают самое худшее, заставляя все скрытое зло показаться наружу. Иногда мне кажется, что себя я ненавижу даже больше, чем Луи. Но ненавидит ли он так же меня? Вряд ли. Я даже не представляю, какие у него мысли на счет меня и моей судьбы. Почему он так меня мучает, почему испытывает, почему заставляет себя ненавидеть? Кажется, я это никогда не пойму. Чем больше я думаю о нем, тем меньше внимания обращаю на пустоту в моем сердце. Но она никуда не девается. Так хочется найти кого-то, кто бы мог понять, утешить. Как хочется сейчас вернуться домой, к отцу. Или хотя бы к Джесси. Она бы смогла меня выслушать. Жаль, что это нереально. Почти все самое нужное за гранью реального.

Я все же заставил себя выйти из маленького, уютного укрытия. Если я позволю себе развалиться там, перестать сражаться, то начну ненавидеть себя еще больше. Сначала яркий свет почти ослеплял, но это ощущение прошло почти что сразу. Но внутренние ощущения так быстро не проходят. Я просто ходил вокруг, шел туда, куда только глаза глядели, не боясь быть замеченным. Я не прятался, не скрывался. Просто шел куда-то, только бы не стоять на месте. Я больше не боялся смерти. Я искал ее.

Сложнее всего найти что-то тогда, когда ищешь усерднее всего. Я был очень близко к лагерю профи, но даже тут меня никто не заметил. Как будто никто не хотел замечать. Я услышал позади себя какой-то шум. Развернувшись, заметил только тень в кустах, которая тут же испарилась. Только один человек на арене мог так прятаться – этот парень, из 8 дистрикта. Я даже вспомнил его имя. Дерек. Я стоял там без оружия, как идеальная мишень. Попасть в меня мог даже слепой. Я только ждал, пока он что-то предпримет. Но в этот момент появились другие силуэты, другие голоса. Они были совсем близко, и в одном из них я узнал Луи. Наверное, Дерек бы хотел бежать, но у него не было путей к отступлению.

- Нехорошо прятаться – так делают только самые жалкие и трусливые отбросы общества. Хотя, это ведь ты. – Луи подошел к нему и одной рукой поднял парня. – Ты и есть воплощение трусливости.

Парень засмеялся, и все так же держал другого трибута. Он был сильным и показывал свое превосходство в каждом жесте, движении, слове. Даже сейчас он не теряет шанс показать себя. Позади стояла Элеонор, и только радостно улыбалась. Хоть она еще ничего и не сделала, уже заставляла всех себя ненавидеть. В руках профи парень вырывался, но это было безуспешно. Шансов нет ни у кого.

- Твои попытки сбежать слишком забавные, – сказав это, Луи поднял уголки губ, и на его лице появилась злорадствующая улыбка. – Но они мне надоели.

Парень перерезал Дереку горло, как будто это самая нормальная вещь из всех. Прозвучал пушечный выстрел, и Луи бросил тело парня вниз, как мусор.

- А ты почему стоишь тут так одиноко? Друзей ждешь? – Луи снова улыбнулся, а Элеонор только засмеялась. От ее смеха мурашки по коже. Неприятный, ужасный, противный, как и его обладательница. – Прости, я же забыл, что у тебя их больше нет.

Теперь и Луи смеялся, а мое сердце разбилось, разлетелось на сотни маленьких кусочков. Как же я его ненавижу. Для него человеческая жизнь – ничто. Он только то и делает, что приносит всем боль и страдания.

- Заткнись и просто убей меня. Ты ведь этого хочешь?

Я был слишком слаб, чтобы с ним пререкаться, или противостоять этим двоим. Я просто хотел, чтобы все это закончилось. Луи подошел ко мне, жестом показав девушке стоять на месте.

- Ты ничего обо мне не знаешь. – Луи прошептал мне это на ухо, а по телу как будто пробежал заряд тока. Это было жутко.

Парень в одно мгновение развернулся и бросил нож в девушку, попав ей прямо в горло. Она сразу упала на землю, а по ее шее лился поток крови. Я развернулся, чтобы не видеть этого.

- Вот это то, что я просто хотел. Чтобы она наконец-то заткнулась.

Луи рукой взял меня за скулы, и развернул к себе. На его лице была улыбка.

- Ты ничего не знаешь о моих желаниях. Ты даже не представляешь, что я с тобой сделаю, – парень почти что прошипел эту фразу, и мне стало еще более неприятно находиться в его руках. Он постоянно ведет какие-то игры, понятные только ему. Я не хочу быть частью плана, частью ненормальных идей, которые зарождаются в голове у психа. Кажется, сегодня он встал не с той ноги, и теперь убивает всех подряд. Хотя, это же его обычное состояние. Я даже не услышал пушечный выстрел, только звук приближающегося вертолета. Он должен был бы забрать эти два тела. Но Луи даже не обратил на это внимание. Он пристально смотрел на меня, ожидая хоть какой-то реакции. Парень больно сжимал мои скулы, но я не пытался вырваться или убежать. В отличие от других, я знаю, что это бесполезно, когда перед тобой беспощадный профи. Мы стояли молча несколько минут, не обращая внимания ни на что вокруг. Я теперь отчетливее понимал, как я его ненавижу. Из-за него, у меня внутри вулкан эмоций, которые я не могу ни спрятать, ни искоренить. Я для Луи как открытая книга, которую он может в любой момент прочитать, вырвать некоторые страницы, или же вовсе сжечь. Луи перервал все это и отпустил меня. Я хотел наброситься на него, задушить или перерезать глотку, но иная часть меня понимала, что я не только не способен это сделать, но и буду жалеть об этом поступке всю жизнь.

32
{"b":"560027","o":1}