ЛитМир - Электронная Библиотека

- Об этом можете не беспокоиться,- абсолютно уверенно, сообщил Пит. Не было больше сил слушать разговор дальше. Какой смысл? Пит уезжал. «Уезжает»- одна мысль об этом уже заставляла сжаться всё внутри в тугой узел. На этот раз, совершенно не беспокоило, если кто-то услышит моё присутствие. Главное, остаться одной. Успокоиться и привести мысли в порядок.

Кое-как я добрела до нужной двери. Глаза застилала пелена непролитых слёз, от которой безумно хотелось избавиться. Как только я оказалась в своём купе, то немедленно заперла дверь и только тогда, в немом отчаянии, дала волю слезам.

***

- Твоя мама высаживается через десять минут. Если ещё хочешь с ней попрощаться, то желательно это сделать сейчас,- голос Хеймитча, доносящийся из-за двери, тут же вытащил меня из тёмных мыслей.

- Пусть зайдёт. Одна,- напрочь охрипшим голосом, ответила я. Шаги в коридоре начали удаляться. Я вытерла слёзы тыльной стороной ладони, кое-как пригладила волосы и стала отпирать дверь для мамы. Буквально через минуту она уже заходила в моё купе, оглядываясь по сторонам.

- Жаль, что ты уезжаешь,- быстро проговорила я. Мама испуганно вздрогнула и обернулась на голос. Женщина заметно переменилась в лице, когда увидела меня. Она тихонько прикрыла дверь и со вздохом присела рядом на кровать.

- Мне тоже жаль, но ты же понимаешь, что у меня работа, а пациенты ждать не будут,- мама улыбнулась и начала гладить меня по немного растрёпанным волосам.

- Мам,- негромко спросила я.

- Что, Китнисс?- Я набрала в грудь побольше воздуха, и на одном дыхании выпалила волнующий меня вопрос.

- О чём ты разговаривала с Питом?- Мама тут же посерьёзнела и удивлённо взглянула на меня.

- Китнисс, как ты…

- Он что, уезжает?- прошептала я, не обращая внимания на реакцию собеседницы. Она долго колебалась, обдумывая, стоит ли говорить правду.

- Да, он хочет уехать, говорит, что…

- Так будет лучше, да-да, я знаю! Но неужели он и вправду собирается просто так взять и исчезнуть?- не верящим голосом, спросила я.

- Кхм, а ты слушала наш разговор дальше?

Я рассеянно покачала головой.

- Успокойся, Китнисс и будь счастлива,- на этих словах мама, легонько поцеловала меня в макушку и, не сказав ни слова, вышла из купе. Вот и попрощалась с мамой, называется. Поезд начал заметно тормозить. Я тут же выскочила из купе и побежала в сторону выхода, где мама проверяла собранные вещи. У выхода бок о бок стояли Пит с Хеймитем. Ментор недовольно глядел в мою сторону, а Пит, кажется, даже не заметил моего появления. Он снова о чём-то непрерывно общался с мамой. Наконец, она, как и Хеймитч, повернула голову в мою сторону.

- Позвони, утром из Капитолия, ладно?- попросила мама, порывисто меня обнимая.- Ни о чём не волнуйся. Всё будет хорошо,- прошептала она прямо мне на ухо и снова отошла обратно к багажу.

Итак, мама вышла в четвёртом, а наш поезд отправился дальше. За ужином почти все молчали, а я тщательно пыталась не натыкаться взглядом на Пита. Кто знает, рассказала ему мама о том, что я всё узнала, или нет? Октавия с Венией бесполезно пытались завязать разговор, но даже у них ничего не клеилось. До Капитолия оставались считанные минуты, когда на часах была почти полночь. Наш багаж уже стоял рядом с дверью. Я еле держалась на ногах. Определённо, сегодняшний день, как никогда, вымотал меня.

- Ну, ты как?- Я испуганно вздрогнула, заслышав голос Пита рядом с собой. Видимо, уже спала на ходу, раз даже не услышала, как он подошёл.

- Как видишь,- пролепетала я, потирая глаза.

Внезапно, вид за окном кардинально изменился. Густой лес превратился в ослепительно-яркие высотки домов. Я была не права. Капитолийцы, может, и изменились, только вот Капитолий не изменился вместе с ними. Всё те же яркие цвета, необычные архитектурные постройки и своеобразная манера поведения. Так хотелось отгородиться от нереального гула толпы, встречающей нас на станции, в столько поздний час. Сказать, что я была поражена - ничего не сказать. Кажется, Пит был обескуражен не меньше.

- Они помнят…

- Кажется, это не закончится никогда,- сухо заметил парень, принимая мою протянутую руку. Как за спасательный круг я ухватилась за неё и не собиралась отпускать.

- Да, расслабься, солнышко! Ну, как будто бы в первый раз,- смеётся Хеймитч, похлопывая меня по плечу. Нет, не в первый, но надеюсь, в последний. Двери вагона с шумом распахивается и на меня, в прямом смысле этого слова, накатывает волна оглушающего шума. Вспышки камер, радостные вопли Капитолийцев… Я старалась держаться спокойно: скромно улыбалась, тоже всех приветствовала и не под каким условием не отпускала руку Пита. Словно боялась, что если упущу его, то никогда в жизни не смогу вернуть. Мы проходили через живой коридор людей прямо к чёрной, сливающейся с покровом ночи, машине. Сначала Пит открыл передо мной дверь, тем самым уступая сесть в машину первой. Потом обошёл её и сам сел с другой стороны. Я облегчённо выдохнула, когда мы с не маленькой скоростью гнали прочь от перрона.

- Всё прошло не так ужасно,- прошептал Пит, заметив моё облегчение.

- Надеюсь.

Итак, машина на полной скорости несла нас по ярким улицам Капитолия. Как сказал Хеймитчи- в гостиницу. Там мы найдём свой багаж и, наконец, сможем спокойно выдохнуть и отдохнуть после целого утомительного дня.

Бороться со сном было невыносимо трудно. Глаза сами собой закрывались, а голова тяжелела всё больше и больше. Пит, как мог, пытался растормошить меня и до гостиницы, это у него более-менее получалось. Как только мы вышли из машины, холодный ночной воздух, немного привёл меня в чувство. При входе один из работников гостиницы дружелюбно нас поприветствовал и приказал следовать за ним. Миновав несчитанное количество этажей на лифте, мы, наконец, остановились на двенадцатом, что в принципе не удивительно. Служащий проводил нас к одной из двери, рядом с которой стояли уже знакомые чемоданы. Пожелав удачи и вручив нам ключи от номера, мужчина с такой же радушной улыбкой скрылся из виду.

- Как робот,- пробурчала я, вынимая ключ из руки Пита, который сам застыл в каком-то непонятном оцепенении.

- Это его работа, Китнисс,- с укором заметил он.

- Как у него челюсть не отваливается столько улыбаться,- усмехнулась я, толкая дверь плечом. Всё в том же знакомом необычном стиле. Огромная гостиная встретила нас в зеленоватых тонах. Я не церемонясь, затащила свой чемодан внутрь и тут же отправилась на поиски спальни, или хотя бы диванчика, на котором я смогла бы отдохнуть. Чихать на вещи и на то, что я всё ещё в туфлях и в платье. Отыскав нужную дверь, с размаху закинула чемодан в спальню и сама прошла внутрь. Нежные персиковые тона, успокаивали и странным образом убаюкивали. Кровать вообще была чересчур большая, даже для нас двоих. Стоило мне прилечь на край постели, как глаза тут же сомкнулись. Мне было всё равно как я спала, в чём и с кем. Сбывалось моё единственное желание - покой и сон. Долгий крепкий сон перед завтрашним днём в Капитолии.

***

Я не хотела осознавать, что настало время пробуждения. Тем более, учитывая то, что нас ждёт завтра, моё желание не удивительно. Как можно тише, чтобы не разбудить Пита, я поднялась с кровати и присела на корточки рядом с чемоданом. Желание, найти какую-нибудь приличную и удобную вещь в этом чемодане быстро - тут же испарилось. Поэтому, я, взяв целую горсть вещей в охапку, направилась в ванну. Там смогу нормально и не торопясь найти подходящую вещь. Надеюсь.

Я бесконечно долго принимала душ и нежилась под плавным напором тёплой воды. Умылась, расчесала волосы и, наконец, смогла заняться одеждой. Слава Богу, что в этой стопке вещей оказались те самые тёмные джинсы! Наверх натянула совершенно обычную кремовую, скорее даже белую блузку. Когда я снова вышла из ванной, Пита в комнате уже не было. Я решила проведать кухню, но там его тоже не оказалось. Стоило мне зайти в гостиную, как все опасения тут же улетучились. Он стоял, облокотившись о спинку дивана, и неотрывно смотрел на экран включённого плазменного телевизора. Там то и дело мелькали наши образы, со вчерашнего вечера, а ведущий что-то непрерывно тараторил.

17
{"b":"560029","o":1}