ЛитМир - Электронная Библиотека

- Китнисс, Китнисс, ну не плачь, пожалуйста, - растеряно бормочет Финник. – Китнисс, знаю, это глупо говорить сейчас, но все будет хорошо.

- Нет, Финник, не будет, - в перерывах между всхлипами сообщаю ему я.

- Давай немного побудем оптимистами, а? Солнышко, ну чего ты слезы льешь? – шепчет он и тут жалеет об этом – при слове “солнышко” на меня накатывает ностальгия, воспоминания о Хеймитче больно режут душу.

Еще минут пятнадцать я не могу успокоиться. Финник больше ничего не говорит, лишь поглаживая меня по плечу. Я постепенно усмиряю расшатанные нервы, глубоко дышу ртом, чтобы восстановить дыхание.

- Успокоилась? – тихо спрашивает Финник, отрывая мою голову от своей груди. Его футболка промокла насквозь от моих слез, но его, кажется, это даже не волнует. Парень помогает мне забраться в кровать, подтыкает одеяло и пристально смотрит в глаза.

- Прости, - смущенно бурчу я.

-Я понимаю. Накопилось, да? Вот прорвало, да так, что с головой захлестнуло? Бывает. И у меня тоже. Знаешь, в такие моменты действительно лучше проплакаться. Легче становится. Стало ведь?

Я киваю. Действительно, легче. Как будто кто-то взял взаймы камень, удобно устроившийся на моем сердце. Наверное, он скоро вернется, но все же сейчас я испытываю огромное облегчение. Вот бы оно продолжалось как можно дольше.

- Ну, а теперь спать, солнышко. Тебе полегчало, я вижу. Надеюсь, что тебе удастся выспаться. Спокойной ночи, - тихо шепчет он, потеплее закутывая меня в одеяло.

Финник хочет встать и уйти, но я хватаю его руку и удерживаю.

-Посиди со мной, пока я не засну, пожалуйста, - прошу я. Он садится на край моей кровати и смотрит в мои глаза, которые уже начинают слипаться.

- Спасибо тебе, Финник, - шепчу я, проваливаясь в сон. – Спасибо за то, что я не одна.

========== Глава 13 ==========

POV Китнисс.

- Китнисс, вставай! Сегодня у нас сложный и важный день! – кричит через дверь Мерцелла, сопровождая все это стуком.

С трудом разлепляю глаза и сажусь на кровати. Провожу рукой по спутанному месиву на голове, задумываясь над тем, что я, при попытке расчесать “это”, вырву целые клочья волос. А расчесать-то их придется, ведь завтра у нас берут интервью. Точнее, не совсем интервью… Сначала мы простоим то ли час, то ли два на ковровой дорожке, дабы потом журналисты украсили все местные издания нашими изображениями. Потом Цезарь возьмет у нас интервью, а затем состоится банкет в нашу честь. Мне не нравится ни один их пунктов этой программы, но я готова потерпеть ради близких, которые увидят меня по телевизору.

Выбираюсь из постели и плетусь в ванную. Долго и внимательно смотрю на себя в зеркало, пытаясь представить, что же сейчас происходит в далеком Тринадцатом. Какие выводы они сделали после того, как увидели меня на тренировках, что считает Хеймитч по поводу нашей дружбы с Финником, что чувствует Пит, ежедневно видя меня по телевизору и зная, куда я скоро попаду? Как там Прим и мама? Интересно, Гейл и Пит по-прежнему ругаются, или после общей беды они объединились? Как Бити? Даже по Джоанне я скучаю, что странно, ведь она пыталась меня убить. И тут же поправляюсь: она вырубила меня, чтобы вытащить датчик слежения. И не ее вина, что меня тогда не спасли.

Стаскиваю одежду и забираюсь в душ. Наугад нажимаю первые попавшиеся кнопки, надеясь, что мне повезет. Но удача сегодня явно не на моей стороне: теплая вода сменяется холодной, жесткие мочалки больно царапают кожу. Одно радует – после такого душа я взбодрилась, а мои мысли посвежели. Я надеваю одежду для тренировок, чтобы потом не переодеваться, и иду в обеденный зал. Мерцелла и Деметрий уже там, а вот Финника пока не видно. Киваю в ответ на приветствие и сажусь за стол. Передо мной тут же ставят тарелку с яичницей и беконом. Как только я за нее принимаюсь, в зал входит Финник. Его голова мокрая от воды, но выглядит он невыспавшимся. Видимо, ему так и не удалось заснуть, а если он и спал, то недолго. Парень хмуро смотрит на свою тарелку, но тем не менее, скоро принимается за еду.

Как только моя тарелка пустеет, передо мной тут же ставят черничный пирог. Мне становится грустно, потому что теперь любая выпечка напоминает мне о моем милом пекаре. Едва притрагиваюсь к нему и тут же переключаюсь на горячий шоколад. Отламываю от булочки кусочки и макаю их в напиток. Это еще больше напоминает мне о Пите, но уж больно вкусно.

- Китнисс, побросай туда еще и фруктов. Это еще лучше, - советует мне Финник.

Следую его совету, бросая в кружку ягоды винограда, кусочки яблок, апельсинов и еще много чего. Действительно, очень вкусно. Быстро уничтожаю шоколад в своем бокале и беру еще один. Финник посмеивается, наблюдая за мной, а я показываю ему язык, за что получаю недовольный взгляд от Мерцеллы. Закатываю глаза и опускаю пустую чашку на стол. Деметрий предпочитает не обращать на всех нас внимания.

Поднимаюсь из-за стола и иду к себе в комнату. Ложусь на кровать и смотрю в белый потолок. Я закрываю глаза, стараясь расслабиться, но мышцы лишь напрягаются еще больше. Дышу медленнее, понимая, что ни Прим, ни Пит не хотят видеть меня слабой и беспомощной. Я должна быть сильной хотя бы ради них, да и перед распорядителями нужно себя показать. Все же у них уже составлено представление обо мне, нужно оправдать надежды.

Ополаскиваю лицо водой в ванной и быстро иду к лифту. Финник уже ждет меня. Запоздало вспоминаю, что сегодня, в последний день тренировок, девушки и юноши начинают тренировку в одно время. Киваю на его вопрос, все ли со мной хорошо. Парень молчит, не задает больше вопросов.

Мы спускаемся на нужный нам этаж. Как только Атала объявляет, что тренировка открыта, Финник хватает меня за руку и тащит в оставшиеся секции, которые мы не успели пройти за эти два дня. Все оставшееся у нас время мы строим шалаши, учимся возводить укрепления, которые могут удержать стены пещеры, еще раз ставим силки. Время пролетает незаметно и вот, нас уже зовут на обед.

Трапеза протекает непринужденно, мы болтаем как и обычно. Впрочем, мы продолжаем общение и после того, как нас по одному начинают вызывать на показ перед распорядителями. Мы с Финником пойдем последними. В толпе легче сохранять непринужденный вид, но как только женщина с одиннадцатого этажа уходит, напарник берет меня за руку и спрашивает:

- Уже придумала, чем удивишь их?

- Не знаю. Правда. Может быть, похвастаюсь умением пользоваться луком. Не знаю, честно. Придумаю. А ты?

- Тоже. Будем импровизировать.

Мы болтаем на непринужденные темы, пока, наконец, Финника не зовут в зал. Я сижу одна еще минут двадцать, пока и меня не приглашают. Я захожу, готовая ко всему. Едва я переступаю порог, в глаза сразу бросаются безгласые, стоящие у стены с яблоками на голове. Меня бросает дрожь от того, что в нескольких ярдах от них стоит стенд с луком и стрелами, как раз по числу людей.

- Добрый день, мисс Эвердин, - приветствует меня женщина, являющаяся одной из распорядителей. – Ваша задача заключается в том, что вы должны сбить яблоки с головы безгласых, стоящих у стены.

Я киваю и на негнущихся ногах подхожу к стенду. Беру в руки лук и замечаю, что они дрожат. “Так, Китнисс, ты чего? Не бойся. Тебе нужно просто сбить с головы этих людей яблоки. Ты же не должна убивать их!” Беру первую стрелу в руки и натягиваю тетиву. Выстрел, и я сбиваю яблоко. Как только я попадаю, безгласый молча выходит из зала.

Вроде бы все получается, но чем дальше, тем чаще бьется мое сердце, тем сильнее дрожь и тем больше пота стекает по моей спине. Пять, шесть, семь, десять, одиннадцать. И вот, наконец, последний безгласый. Молодой юноша выглядит слегка расслабленно, видимо понимая, что ему грозит не такая уж и большая опасность, раз я попадаю во все мишени. Я медленно принимаю стойку, натягиваю тетиву, готовясь к выстрелу, перевожу дыхание и выпускаю стрелу. Закрываю глаза, чтобы не видеть, как она летит, и краем ухо улавливаю странный полувздох -полувскрик. Открываю глаза и понимаю, что его вызвало. Я промахнулась. И, к сожалению, не туда, куда бы мне хотелось.

17
{"b":"560033","o":1}