ЛитМир - Электронная Библиотека

Жду, пока тушки хорошо зажарятся, попутно жуя яблоко и думая о том, что сейчас происходит в Тринадцатом. О том, как Пит сидит за круглым столом, упирается подбородком в сложенный из собственный пальцев замок и смотрит в экран; как Хеймитч, хмурясь, ругает меня последними словами за бездумные и глупые поступки; как молчит Гейл, трезво оценивая мои возможности и шансы соперников; как Мадж, закусив губу, не может оторвать взгляд от экрана. Как Прим, помогающая в больнице (так мне говорил Сноу), находит время в перерывах между очередными курсами, спешит к экрану, чтобы в очередной раз взглянуть на сестру. Как мама, не выказывая никаких эмоций, слушает соболезнования, хотя ей самой хочется придушить говорящего. Как Сей, оставшиеся в живых миротворцы, соседи, приятели, знакомые по Котлу обмениваются новостями, бросая взгляды на мою семью и друзей, когда встречают их в коридорах.

У меня перед глазами стоят множества лиц в придуманных мною позах. Я открываю глаза, надеясь, что образы пропадут, но нет, я все еще отчетливо вижу светлые волосы моей сестры, синюю ленточку в волосах Мадж, серые, как и у всех выходцев из Шлака, глаза Хеймитча, полные боли. Да, мы с ним не слишком ладим, но мне кажется, что он все-таки привязался ко мне. Мне вновь становится плохо.

Пока я думаю, мясо успевает даже пережариться. Съедаю половину первой тушки, долго пью, после чего убираю в сумку остатки еды. Вновь поднимаюсь на ноги и иду вперед.

Я ничего не слышу, но инстинктивно поворачиваюсь, будто уловив какое-то движение. Вижу черную куртку и серый свитер под ней. Резко выхватываю стрелу, натягиваю тетиву, навожу ее на того, кто стоит напротив меня. Это молодой парень с русыми волосами, волнами спадающими на лоб, пронзительно зелеными глазами и загорелой кожей. Мне кажется, что он из Дистрикта 4, но я не уверена, как, в прочем, и в том, что он с десятого этажа. Он замирает, поняв, что я заметила его. В его руке блестит меч, но он доберется до меня не раньше, чем попадет на мою стрелу.

- Давай, - хрипло бросает он и откидывает меч в сторону. Я смотрю на него, пытаясь понять, почему мне знакомо его лицо.

Едва я слышу его голос, я осознаю, где я видела его раньше. Он смотрит на меня, едва заметно дрожа. Он боится меня. Я вспоминаю душную камеру, капающую с потолка воду, собственную лужу крови, тяжелые сапоги с железными носами и подошвой из-за которых мое тело было покрыто кровоподтеками. Помню эти зеленые глаза, помню жалость, с которой он на меня смотрел, прежде чем нанести очередной удар. Помню его собственный крик, когда он сказал, что с меня хватит. Помню, как закрыл меня собой. Помню, как его тогда избили, но меня больше не тронули.

Я не могу. Не могу убить того, кто защитил, заступился. Нет, я не могу быть кому-то должной. Я медленно опускаю лук, смотря ему в глаза.

- Уходи, - рычу я.

Парень пугается еще сильнее, не понимая, почему я его отпускаю.

– Давай. Убирайся. Это только из-за того раза, - я не уточняю, но вижу, что он понял. - Но только никто больше ничего никому не должен. Ни ты мне, ни я тебе. В следующий раз я выстрелю, так что не попадайся мне.

Я продолжаю неподвижно стоять, пока он подхватывает свой кинжал и бежит сломя голову, пока я не передумала. Я разворачиваюсь и иду туда, куда шла. Наверное, сейчас все гадают, почему я отпустила этого парня. Я почти слышу голос Хеймитча, высказывающий различные догадки. Мотаю головой. Не до этого.

Через полчаса я получаю еще одну посылку. «Горячо, мисс». Значит, я все-таки не сбилась с курса из-за этого парня. Мне больше не хочется вспоминать о нем. Все, кончено. Никто из нас ничего никому не должен. Провожу рукой по волосам, не останавливаясь ни на минуту. Старые привычки дают о себе знать, так что я могу идти очень долго без перерывов.

Сердце начинает биться чаще, как только я вижу подножие горы. Перехожу на бег, петляя между деревьев. Выбегаю на небольшую полянку и… никого не вижу. Улыбка медленно сползает с лица, пока я осматриваюсь. Горы не слишком высокие, выступов много, так что при желании туда можно забраться. Тем более, что большая часть леса поделена на эти дурацкие сектора, о которых я успела благополучно забыть. Слава Богу, что я сегодня не приближалась к ним.

В который раз за сегодня слышу шорох листьев. Разворачиваюсь, выхватываю стрелу и прицеливаюсь. Но никого не вижу. Через несколько метров, правее того места, откуда я слышала шум, появляется молодой парень. Я щурюсь, стараясь увидеть его, потому что он стоит как раз под солнцем, которое слепит мне глаза. Миг, и я узнаю бронзовые локоны парня, его улыбку, когда он смотрит на меня. Вижу трезубец в его руке, направленный в мою сторону. Мышцы тут же расслабляются, и он отпускает оружие.

А я уже висну на шее Финника…

========== Глава 19. ==========

- Я рад тебя видеть, Китнисс, - шепчет мне Финник, крепко прижимая к себе. Он намного выше меня, так что я едва касаюсь носками земли. Финник в буквальном смысле держит меня на руках. А стоим мы так минут пятнадцать. И он не устал?

- Фи-и-и-и-ни-и-и-ик! – жалобно тяну я. – У меня плечо болит. Пожалей бедную меня.

- Как прикажете, мадемуазель! – смеется он, ставит меня на землю и шутливо отдает честь. – Что еще прикажете, барышня?

- Не смешно, Одейр, - одергиваю его я, вспоминая о том, что мы все-таки пока на арене.

Видимо, эта мысль приходит и ему в голову, потому что улыбка сползает с его лица, а он сам оглядывается. Затем приобнимает меня за плечи, убирает прядь волос за ухо, наклоняется поближе и тихо шепчет:

- Ты как?

Я смотрю в его глаза цвета морской волны, на белые искорки у самых зрачков. Смотрю на его едва заметную складку между бровей. Раньше ее не было. Он слишком часто хмурится. Смотрю на прямой нос, чуть приоткрытые губы. На пряди волос, под которыми виднеется тонкая полосочка. Я прикасаюсь к его лбу, и он дергается от боли. Опускаю руку ему на плечо и вижу полосы засохшей крови на черной куртке. Он, как и я, снял свой темно-синий свитер и теперь стоит в одной футболке. Я позволяю ему рассмотреть себя, пока сама внимательно оглядываю его с ног до головы. Будто в нём могло что-то измениться.

- Я в порядке. Хотя, по сравнению с тобой у меня все супер, - отвечаю я, убирая челку с его лба.

Длинный порез тянется от правого виска к брови. Рана не глубокая, но ее все равно следует промыть. Недовольно хмурюсь и спрашиваю:

- Кто это тебя так?

- Какой-то дядька с синей челкой, - мы прыскаем, потому что это звучит уж очень нелепо. – Кажется, он был с Пятого этажа.

- Был? – я удивленно поднимаю брови, хотя, кажется, уже знаю ответ.

- Угу. Был, - Финник как можно равнодушнее пожимает плечами. Но я-то вижу, что его глаза будто потемнели. Ему больно из-за того, что он убил человека. Дура! Зачем спросила?

- Ну, а помимо этого? Еще что-нибудь? – спрашиваю я, спеша перевести тему разговора.

- Эм-м, лопатка… - он как-то виновато смотрит на меня.

- А это кто постарался? – как можно тише спрашиваю я.

- Ну, а это постарались милые собачки со звериным оскалом, - он невесело усмехается.

- О, я их тоже встретила. Очень милые, правда? Хотя, не такие, как птички…

Финник удивленно поднимает брови. Видимо, он не повстречал соек-говорунов. Оно и к лучшему. Он и так не в лучшей форме в последнее время. Я не знаю, что с ним случилось бы, услышь он крики Энни.

- Я предлагаю вернуться в лес. Там есть небольшой ручей, где мы с можем обработать твои раны и посмотреть, что у нас имеется.

Финник кивает, и мы идем назад. Первые пару минут мне чудится, будто я на охоте. За спиной верный друг, в руках лук, я иду с сумкой, готовясь к охоте. Мне действительно нужно добыть еду, потому что у меня практически ничего не осталось. Но затем замечаю, что все далеко не так гладко, как мне хотелось бы. Я не знаю, почему я так придираюсь, но я постоянно слышу за спиной хруст листьев, веток, тяжелое дыхание. Резко разворачиваюсь, и Финник подпрыгивает.

25
{"b":"560033","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Декретные материалы
Гиппократ не рад. Путеводитель в мире медицинских исследований
Rotten. Вход воспрещен. Культовая биография фронтмена Sex Pistols Джонни Лайдона
Айкибизнес. Как запустить и сохранить свой бизнес
Светлик Тучкин и украденные каникулы
Неестественные причины. Записки судмедэксперта: громкие убийства, ужасающие теракты и запутанные дела
Записки книготорговца
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Серьга Артемиды