ЛитМир - Электронная Библиотека

- Я хочу быть твоей женой, - твёрдым голосом отвечаю я, глядя в глаза Пита.

Он поджимает губы, подавляя улыбку.

- Я представлял это по-другому, - шепчет он, заправляя выбившуюся прядь волос мне за ухо. – Я хотел бы выбрать тебе кольцо. Достаточно простое, без Капитолийских вычурностей.

- Я не ношу колец, - хриплым голосом говорю я.

- Я хотел бы просить твоей руки у твоего отца, - продолжает он.

Мое сердце, словно укололи огромной иглой. Зачем он говорит о моем отце? Папы нет уже так давно. Я уже почти смирилась с этим. Мне хочется вырваться из объятий Пита, накричать на него. Но я не делаю этого. Я просто сползаю ниже и кладу голову ему на грудь. Пит начинает пальцами перебирать мои волосы. Это немного успокаивает.

- Мне хотелось бы, чтобы твой отец был жив, - тихо говорит Пит. – Чтобы он увидел какой потрясающей выросла его дочь.

Одна единственная слеза скатывается по моей переносице и капает на футболку Пита.

- Ты бы ему понравился, - шепчу я.

Несколько минут мы молчим.

Я начинаю представлять живого отца. Закрываю глаза и почти вижу, как они с Питом весело разговаривают между собой во время ужина в один из тихих и уютных семейных вечеров. Два самых любимых мужчины в моей жизни никогда не встретятся, не пожмут друг другу руки.

- Нам не позволят, - голос Пита вырывает меня из пучины моих фантазий.

- Я поговорю с Койн, - я приподнимаюсь на локте и смотрю ему в глаза. – Она согласится.

Я пытаюсь унять дрожь в коленях. Одно дело представлять себе разговор с Койн, другое – сидеть и ждать подходящего момента.

Смотрю на Пита. Он также напряжен и задумчив. Я взяла на себя разговор с президентом, хоть он и предлагал предоставить это ему. Но нет, я должна сделать это сама.

Сейчас меня больше волнует то, что я должна говорить с ней при всех. Хеймитч разозлится из-за того, что я не поставила его в известность о своих намерениях. Гейл будет просто взбешен. Но так будет лучше, чем выслушивать по отдельности их мнения и отбиваться от попыток переубедить.

Я не смотрю на экран, когда показывают наше пропо из Одиннадцатого. Зажимаю уши, когда слышу Песню долины. Поднимаю взгляд лишь в самом конце, в момент, где мы с Питом стоим на могилах Цепа и Руты на кладбище трибутов. Я отпустила Руту. Мне стало легче.

Я вполуха слушаю поздравления и слова восхищения, когда экран гаснет. Сердце западает. Ладони становятся влажными. Мне душно. Я нервно ерзаю в кресле.

- Ну что же, - Койн постукивает ногтем по столу. – Пропо вышло очень удачным. Президент Сноу готовится выступить с речью сегодня вечером. Мы испортим ему прямой эфир.

Все начинают возбужденно переговариваться между собой. Плутарх что-то говорит Крессиде, активно жестикулируя. Все голоса сливаются в один гул. Но я слышу лишь размеренное постукивание ногтя по поверхности стола. Чувствую на себе ее взгляд.

Нервы не выдерживают. Я вскакиваю на ноги.

- Президент, разрешите обратиться, - громко говорю я.

Все разом замолкают. Теперь все взоры обращены ко мне.

Я мельком бросаю взгляд на Хеймитча. Он хмурится, в глазах немой вопрос «Что ты творишь?».

- Я Вас слушаю, солдат Эвердин, - кивает Койн.

Мои ноги становятся ватными. Я смотрю на Пита в поисках поддержки. Он тоже встает и берет меня за руку.

- Я понимаю, это против правил вашего Дистрикта, - начинаю я.

- Но война против Капитолия – это большой риск, - продолжает за меня Пит.

Я вдыхаю в грудь побольше воздуха и сильнее сжимаю его ладонь.

- Поэтому мы с Питом просим у Вас разрешения пожениться, - на выдохе быстро произношу я.

Я вижу, как меняется выражение лица Койн. Удивление, гнев, усмешка. На остальных смотреть боюсь.

- Я не ослышалась, солдат Эвердин? – громко спрашивает она. – Вы хотите выйти замуж?

Я молча киваю. Похоже, наша идея с треском провалилась.

- Вы прекрасно знаете правила Тринадцатого, - прищуриваясь, она тыкает пальцем в мою сторону. – И вы думали, что я позволю вам их нарушить?

- В глазах Капитолия мы уже женаты! – я начинаю злиться.

- Ваша церемония не несет в себе никакой юридической силы, - качает головой Койн.

- Президент, - встревает Плутарх. – Возможно…

Койн смеряет его уничтожающим взглядом, и мужчина умолкает.

- То, что вы являетесь двигателями восстания, не означает, что вам все можно, - раздраженно говорит она. – Глядя на вас, ко мне ринется толпа молодежи с подобными просьбами.

Я поджимаю губы и до боли прикусываю их зубами.

- Мы позволили бы снять несколько моментов со свадьбы и сделать из них пропо, - спокойно говорит Пит, глядя на Крессиду.

Её глаза загораются. Еще бы, появился шанс создать свадебное видео несчастных влюбленных.

Возможно, это не лучшая идея Пита. Я бы не хотела никаких съемок на своей свадьбе. Но таков компромисс.

Койн задумчиво прищуривается, разглядывая нас с Питом.

- Парень дело говорит, - как бы между прочим вставляет Хеймитч. – Весь Панем должен знать, что Капитолий не смог помешать их свадьбе.

- Нет, - рявкает Койн и бьет по столу костяшками пальцев. – Нет, и на этом обсуждение вопроса закрыто. Мы почти вплотную подобрались к Капитолию, - уже более спокойно говорит она. – Понимаю, вы все устали. Возможно, поэтому в ваших головах рождаются подобные бредовые идеи. Я даю всем вам один свободный от тренировок день. Собрание окончено.

Койн поднимается на ноги и в сопровождении Боггса быстро покидает кабинет.

Тишина, стоящая вокруг давит на уши. Мне кажется, что меня сейчас стошнит. Я хватаю со стола стакан воды и выпиваю его залпом.

Хеймитч слегка сползает в кресле и коротко хлопает в ладоши.

- Молодец, солнышко, - усмехается он. – Идея хороша была. Но кто же знал, что это так разозлит президента.

Я сжимаю зубы. Не хочу сейчас никому грубить, поэтому ничего не буду отвечать.

Финник смотрит на нас с сочувствием. Возможно, им с Энни точно стоит пожениться. Они уже совершеннолетние, им ничего не мешает.

- Это было бы потрясающе, - протягивает Крессида. – Свадьба победителей.

Я резко отодвигаю от себя кресло, и оно опрокидывается на спинку.

- Чтоб она сдохла, - цежу я сквозь зубы и быстрым шагом направляюсь к двери.

Плевать, если кто-то это слышал. Такие слова могут счесть за измену. Но я настолько зла сейчас, что меня это не волнует. Я готова прямо сейчас отправить стрелу в сердце Койн.

Словно в тумане, добираюсь до своего отсека. Срываю с себя одежду и отправляюсь в душ. Вода ледяная, но я не обращаю на это внимания. Стою с закрытыми глазами и терплю.

Голову сковывает, я уже не чувствую ног и рук. По телу начинает разливаться боль. Опомнившись, откры­ваю кран с го­рячей во­дой, убав­ляя по­ток хо­лод­ной. По коже бегут мурашки от этого контраста.

Из душа я вылезаю, словно заново родившаяся. Тело приятно покалывает.

Я не успеваю одеться, как в дверь раздается громкий стук. Быстро натягиваю брюки и футболку. Стук повторяется снова.

Я подхожу к двери и открываю ее. Накатывает чувство дежа вю. На пороге стоит Гейл.

Хочется прогнать, захлопнуть дверь перед его носом, но я отхожу в сторону, пропуская друга в отсек.

P.S.: Желаю всем веселых праздников!! И с наступающим Рождеством вас!!

P.S. №2: “Пропо” - не является ошибкой. Привожу в пример фрагмент книги:

“– В наши планы входит напасть во время эфира, – говорит Плутарх. – Показать сериал из того, что мы называем «пропо» – это аббревиатура от «пропагандистские ролики», – с твоим участием, всему населению Панема.”

========== Глава 22 ==========

Вторая часть главы родилась под вдохновением песней Florence and The Machine – Seven Devils.

- Давай только без нотаций, ладно? – я прохожу в свою комнату и встаю, опираясь спиной на шкаф.

- Я не планировал, - отвечает Гейл.

- Зачем же тогда пришел? – я удивленно приподнимаю бровь.

Гейл садится на мою постель и похлопывает по пледу рядом с собой. Я не двигаюсь с места.

24
{"b":"560038","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость
Ведьма по распределению
Империя Млечного Пути. Книга 1. Разведчик
Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей
Элегантность ёжика
Восемнадцать с плюсом
1971
Испанская тетрадь. Субъективный взгляд