ЛитМир - Электронная Библиотека

Я озираюсь по сторонам и вижу вдалеке гору. Похоже, это тот самый Орех - военная мощь Капитолия.

Джадд ведет нас к одному из зданий. Металлическая дверь открывается, и нам на встречу выходит Боггс.

- Опоздали на полчаса, - недовольно произносит он, озираясь по сторонам. – Китнисс, сегодня задача не из легких.

- Это и так ясно, - я приподнимаю руки и выразительно смотрю на наручники.

- Мы снимем их. Но есть небольшие правила: от меня ни на шаг, ни с кем кроме меня и Джадда не заговаривать. Исключением является речь на камеру.

- С кем мне пытаться заговорить? – ворчу я. – С Джоанной? Не особо то и хочется.

Джоанна молча усмехается.

- Любые физические контакты запрещены, - продолжает Боггс.

Я хмурюсь, запутавшись в этих правилах.

За дверью раздается громкий топот. Она резко распахивается, и на солнце вспыхивает рыжая голова, отливая золотом. За Финником появляются Энни и Гейл.

Последний, слегка щурясь на солнце, беззвучно шевелит губами. Я понимаю, что он произносит: «Привет, Кискисс!».

Я уже приоткрываю рот для беззвучного ответа, но дверь снова распахивается. Мне кажется, что земля уходит из-под ног, когда я встречаю взгляд голубых глаз.

Мое тело рвется к нему. Мне трудно устоять на месте, но слова Боггса держат меня, словно якорь. Я начинаю ненавидеть его за эти запреты.

Пит порывается подойти ко мне, но Гейл хватает его за локоть и что-то шепчет на ухо. Пит остается на месте, не сводя с меня взгляда. Его руки сжаты в кулаки.

Я до боли закусываю губу. Газовая атака в камере – ничто по сравнению с этой пыткой. Находиться в двух шагах от него и не сметь приблизиться, дотронуться или даже перекинуться парой фраз. Мои ногти вонзаются в ладони. С помощью боли пытаюсь привести себя в чувство.

- Наша задача на сегодня, - начинает Боггс, оглядывая нас по очереди, - снять сюжет о восстании во Втором. Повстанцы должны знать, что даже в самых преданных Капитолию дистриктах люди усомнились в его власти. Но также, нельзя забывать о реальной военной операции по уничтожению Ореха.

Я слушаю Боггса и понимаю, что снять удачное пропо сегодня явно не удастся. Как я могу бороться за дело восстания на стороне людей, посадивших меня в камеру.

- Джадд, Плутарх попросил тебя зайти к нему. Нужно обсудить переправку еще трех отрядов солдат, - обращается Боггс к помощнику.

Он достает из кармана небольшой ключ и подходит с ним ко мне. Через несколько секунд мои наручники падают на асфальт.

Джадд смотрит на меня с сомнением.

- Она под моим присмотром, - кивает ему Боггс.

Тот, ничего не сказав, заходит внутрь здания. Как только металлическая дверь с шумом закрывается, Боггс поворачивается ко мне.

- У вас полторы минуты, - тихо произносит он.

Смысл его слов доходит до меня, когда я чувствую, как теплые пальцы касаются моих запястий.

Я издаю тихий всхлип и бросаюсь в объятия Пита. Наши губы встречаются. Сердце трепещет, словно пытаясь достать до ребер и вырваться из груди. Моё тело словно немеет. Мне кажется, что я стою на краю пропасти и могу сорваться в любой момент. Руки Пита крепко держат меня, иначе я бы уже упала.

Дрожащими пальцами сжимаю ткань его куртки. Кровь пульсирует в висках, словно отсчитывает время, которое нам отведено.

Пит отрывается от моих губ и, продолжая держать меня в своих объятиях, целует в лоб.

- Я люблю тебя, люблю, - горячо шепчет мне на ухо Пит. – Все будет хорошо.

Моё сердце сейчас остановится. Хочется задохнуться от счастья и от горя одновременно. Наш миг подходит к концу.

- Китнисс, - тихо произносит Боггс.

Мне кажется, будто моё тело разорвали на две части, когда Пит выпускает меня из своих рук и отходит на несколько шагов. В его взгляде читается боль. Я вижу темные круги под его глазами. Он, как и я не может спать по ночам.

Встреча с Питом что-то переворачивает в моей душе. Мне кажется, пора перестать полагаться на планы Хеймитча, пора действовать самостоятельно.

Я перевожу взгляд на Боггса.

- Прости, - шепчу я.

Вижу, как меняется его лицо. Он растерянно кладет руку на кобуру с пистолетом.

Нужно действовать быстро.

Я делаю рывок, хватаю Пита за руку и срываюсь на бег.

Он не пытается меня остановить. Пит безоговорочно доверяет мне.

Заворачивая за угол здания, я слышу, как начинают раздаваться выстрелы.

========== Глава 26 ==========

Я бегу, не разбирая дороги. Наугад петляю меж зданиями. Я не выпускаю руку Пита. Боюсь, что снова могу потерять его.

Наконец, я замечаю лестницу, ведущую в подвал одного из домов. На вид дом очень старый, кажется заброшенным. Очень надеюсь, что он пустой. Я не знаю что буду делать, если внутри кто-то окажется.

Нужно рискнуть. Сейчас опасно оставаться на улице.

Мы спускаемся по лестнице, и я дергаю ручку двери. Она поддается.

Повезло, здесь никого нет. Подвал достаточно просторный. Повсюду стоят деревянные ящики, в углу пылятся старые матрасы. Свет проникает сюда из трех маленьких окошек, расположенных почти под самым потолком.

Я обессиленно падаю на пол, прислоняясь спиной к стене. Пытаюсь отдышаться.

Пит закрывает дверь подвала и придвигает к ней один из ящиков. Для верности водружает сверху еще один.

Наконец, он опускается на пол рядом со мной.

- Скажи мне, - тихо прошу я.

Пит молча смотрит на меня. Я не могу прочесть эмоции на его лице.

- Скажи мне, что я поступила очень глупо, - мой голос дрожит.

- Китнисс, - Пит берет меня за руку и притягивает к себе.

Я кладу голову ему на плечо.

- У нас нет оружия, мы находимся черт знает где, - я прикрываю глаза и крепко сжимаю его теплую ладонь.

- Я предпочитаю находиться черт знает где и без оружия, чем постоянно думать о том, что ты за решеткой, - шепчет Пит.

- Там Прим, мама, Хеймитч, - меня охватывает волна ужаса. – О боже…

Сбегая, я не подумала о них. Окажутся ли лидеры повстанцев настолько жестокими, чтобы причинить им вред?

- Их не тронут, - твердо произносит Пит. - У людей уже начали появляться вопросы. Твое отсутствие заметили. Если что-то случится с Прим или твоей мамой, это не останется без внимания. Вера человека – достаточно хрупкая система. Им нельзя допускать ошибок.

- Прости, - тихо говорю я. – Теперь я и тебя втянула. Если нас поймают…

- Не поймают, - перебивает меня Пит. - В жизни не бывает сплошных черных полос.

- Мне кажется, наша длится уже половину жизни, - горько усмехаюсь.

- Значит, должно и нам когда-то повезти, - Пит улыбается. – Почему бы не сейчас.

Я не могу сдержать улыбку. Слова Пита действуют на меня успокаивающе. Не знаю, почему на меня накатила эта волна отчаяния. Возможно, я просто устала. Нужно немного отдохнуть и тогда я смогу принять какое-нибудь решение относительно нашего положения.

Я окидываю взглядом подвал. Пока что мы здесь в безопасности. Нас, конечно, будут искать. Но на это уйдет время, и мы успеем что-нибудь придумать. А сейчас нам просто необходимо перевести дух.

- Я так скучала, - шепчу я. Поднимаю голову и поворачиваюсь к Питу.

Его пальцы касаются моего лица. Ладонь скользит по моей щеке, шее. Я ловлю его руку, когда она достигает ключицы.

Придвигаюсь ближе. Пит сажает меня на колени. Мы, не отрываясь, смотрим друг другу в глаза. Мое сердцебиение учащается. Я кладу руки на плечи Пита, слегка сжимаю их пальцами. Наши лица разделяют какие-то жалкие сантиметры. Мы медлим, растягиваем удовольствие. Иногда предвкушение бывает не менее важно, чем сам поцелуй. Я касаюсь его носа своим. Ощущаю теплое дыхание на своей щеке, оно плавно достигает губ.

Я забываю как дышать, когда чувствую еле уловимое касание губ Пита. Он дразнит меня. Скользит по нижней губе, подбородку, касается кончика носа.

Наконец, он берет мое лицо в свои ладони, и я ощущаю долгожданный поцелуй. Он не похож на другие. Томительно нежный, сладкий, тягучий как мед. Мне кажется, время остановилось для нас двоих. Я пытаюсь прижаться к Питу максимально близко, мне хочется стать с ним одним целым.

30
{"b":"560038","o":1}