ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ну все, детки, пора по домам! – Хеймитч поднимается на ноги, ставя пустой бокал на журнальный столик. – День был тяжелый, всем нужен отдых.

Финник хлопает Пита по плечу и встает.

- Устала? – он подходит к Энни и заключает ее в объятия.

Она прикрывает глаза и что-то шепчет ему в ответ. Финник отстраняется от нее и лукаво смотрит на меня.

- Спокойной ночи, Китнисс, - тихо произносит он, слегка наклонившись ко мне.

- Спокойной ночи, Финник, - я смеюсь и толкаю его в плечо.

Все начинают подтягиваться к выходу. Боггс и Крессида с командой разместились у Хеймитча. Гейл, Финник, Энни и Джоанна идут в мой дом.

Сама я остаюсь у Пита. Не хочу в свой дом - он кажется таким пустым без Прим. Находясь в нём, я постоянно думаю о том, что она все еще в Тринадцатом. Мысленно убеждаю себя в том, что там она в безопасности.

Гейл и Джоанна уходят последними. Я желаю им спокойной ночи, и Пит закрывает за ними дверь.

- Они вроде неплохо ладят, - произносит он, поворачиваясь ко мне.

- Да, - я со вздохом прислоняюсь к стене.

Между нами повисает молчание. Смотрю на Пита, а он на меня. Его взгляд прожигает меня насквозь, и я нервно сглатываю.

- Пойдем спать, - тихо говорит Пит, протягивая мне руку.

Я хватаюсь за нее, отрываясь от стены. Пит тянет меня за собой.

Мы медленно поднимаемся по лестнице. Мое сердце стучит в такт шагам, пропуская удары. Что-то подсказывает мне, что эта ночь будет необычной.

Я захожу за Питом в его комнату, в которой оказываюсь впервые. Она напоминает комнату в моем доме, но здесь больше уюта. Пит перекрасил стены в теплые бежевые тона, передвинул кровать ближе к окну. И здесь по-другому пахнет - смесь аромата корицы и запаха акварели.

Пит выпускает мою руку и подходит к окну, распахивая его настежь. Прохладный ночной воздух врывается в комнату.

- Я хочу сходить в ванную, - мой голос немного дрожит.

- Хорошо, - Пит открывает дверцу шкафа и начинает стягивать с себя свитер.

Я отворачиваюсь и почти бегом направляюсь в ванную. Как только закрываю за собой дверь, мои колени подкашиваются, и я со вздохом опускаюсь на пол.

Дыши, Китнисс, дыши.

Делаю несколько глубоких вздохов. Смотрю на свои руки - они дрожат. Не понимаю, что заставляет меня нервничать.

Нет, знаю - Пит. Весь вечер он бросал на меня странные взгляды, в которых читалось нечто новое, еще неизвестное мне, но заставляющее сердце биться чаще.

Мы находимся в его доме, где кроме нас больше никого нет. Здесь нет перегородки, за которой сопит ментор, нет правил, заставляющих думать, будто мы делаем что-то неправильное.

Здесь только я и он.

Сердце часто и звонко бьется о грудную клетку, а во рту пересохло. Я резко вскакиваю на ноги. Открываю кран с холодной водой и, наклонившись, делаю несколько жадных глотков. Умыв лицо, придирчиво рассматриваю свое отражение в зеркале.

Нужно расслабиться - я выгляжу слишком напуганной. Пит не так меня поймет. Я сама хотела большего между нами. Сегодня у нас есть шанс и я не имею права упустить его.

Распустив волосы, скручиваю их в неаккуратный пучок на затылке. Быстро скидываю с себя одежду на пол и залезаю под душ.

Тёплые струи воды, змейками растекающиеся по телу, не помогают расслабиться. Я беру мочалку и до боли втираю гель с ароматом хвои в кожу, будто пытаюсь стереть дрожь и мурашки.

Как только замечаю, что кожа покраснела от моих стараний, смываю с себя пену и выключаю воду. Вытершись насухо, я распускаю волосы, и они рассыпаются по моим плечам.

Заворачиваюсь в полотенце и, сделав глубокий вдох, открываю дверь и тут же замираю на пороге.

С прикроватной тумбочки исчезла лампа, на ее месте - три толстых парафиновых свечи. Их пламя чуть колышется из-за открытого окна, отбрасывая на стены причудливые тени.

Пита в комнате нет.

Я быстро подхожу к шкафу и открываю дверцу. Нахожу просторную футболку и надеваю ее поверх полотенца. Оно тут же соскальзывает с моего тела и падает на пол. Футболка оказывается достаточно длинной, чтобы скрыть бедра. Я закидываю полотенце в шкаф и забираюсь в постель, прикрывая ноги одеялом.

В этот момент в комнату заходит Пит. На нем - белая майка и черные пижамные брюки.

- Я думал, ты еще в ванной, - тихо говорит он, улыбаясь.

Я нервно сжимаю пальцами одеяло.

- Нет, - улыбаюсь ему в ответ.

Пит присаживается на край кровати и кладет руку на мое колено.

- Китнисс, - начинает он.

Но я не даю ему ничего сказать, резко подавшись вперед и целуя в губы. Мои ладони ложатся на его грудь и плавно перемещаются на плечи.

Пит отвечает на поцелуй, придерживая мой подбородок. Я откидываюсь на подушки, увлекая его за собой. Но он тут же отрывается от моих губ. Его ладони упираются в матрас по обе стороны от моих плеч. Пит нависает надо мной, внимательно всматриваясь в мое лицо.

- Ты уверена? – шепотом спрашивает он.

Кончиками пальцев касаюсь его щеки, губ.

- Уверена, - выдыхаю я и уже готовлюсь к поцелую, прикрывая глаза.

Но Пит не двигается, и с моих губ срывается стон.

- Что не так? – я приподнимаюсь на локтях, выскальзывая из-под его тела.

- Не испечем хлебец? – грустно усмехается Пит.

- К черту хлебец, - качаю я головой. – Бумага и карандаш есть?

Пит удивленно приподнимает бровь, но все же тянется к тумбочке, чтобы достать блокнот и карандаш. Он внимательно наблюдает за мной, пока я сосредоточенно пачкаю бумагу темно-серым грифелем, торопливо выводя неаккуратные слова.

Через пару минут я откидываю карандаш в сторону и, вдохнув побольше воздуха в легкие, начинаю читать то, что написала:

- Пит Мелларк, много лет назад ты подарил мне надежду и спас мою семью. Твоя любовь вернула нас домой с арены. Я хочу, чтобы ты был моим напарником всю жизнь, даже если ей суждено быть недолгой. Я клянусь тебе в своей любви.

Выдохнув, поднимаю глаза. Пит улыбается и протягивает ко мне руку, чтобы забрать блокнот. Он берет с одеяла карандаш и что-то дописывает ниже.

- Китнисс Эвердин, - наконец, произносит он, даже не глядя в блокнот. – Я люблю тебя, сколько себя помню. Последний месяц стал для меня самым счастливым временем, несмотря на все наши злоключения. Я обещаю быть тебе надежной опорой в жизни. Что бы не случилось, я всегда буду рядом. Я клянусь тебе в любви и верности. Ты будешь моей женой?

- Я уже твоя, - шепчу я.

Не сводя с меня взгляда, Пит откладывает блокнот в сторону. Его пальцы дотрагиваются до моего запястья и поднимается выше, едва касаясь кожи. От этого движения по телу пробегает волна мурашек.

Пит мягко обхватывает мое лицо ладонями, поглаживая щеки большими пальцами.

- Моя, - выдыхает он мне в губы и целует.

Я ощущаю приятную дрожь и легкое покалывание в кончиках пальцев. Нежный поцелуй перерастает в страстный. Я зарываюсь пальцами в мягкие волосы Пита.

Он отрывается от моих губ и слегка давит на плечи, укладывая меня на подушки. Ногой Пит слегка сдвигает одеяло, вытаскивая его из-под наших тел и, ухватив за край, укрывает нас по пояс. Он хочет, чтобы мне было комфортно.

Мы, не отрываясь, смотрим друг другу в глаза. Я сгибаю ноги в коленях так, что Пит оказывается между ними. Странное новое ощущение напоминает, что на мне нет белья. Сердце пропускает удар, а дыхание сбивается. Приятная тяжесть его тела отдается легкой пульсацией где-то внизу живота.

Мои руки лежат на талии Пита. Я слегка сжимаю пальцы и выразительно смотрю на его губы. Улыбнувшись, он склоняется ко мне и снова целует. Поцелуй крадет весь кислород из моих легких. Я задыхаюсь. Шумно вдыхаю воздух через нос.

Поцелуи разжигает в нас пожар. Мы забываем про неловкость.

Я хватаюсь за края майки Пита и тяну ее вверх. Он на мгновение отрывается от моих губ, чтобы помочь ее снять. Я нетерпеливо отбрасываю майку на пол и, наконец, касаюсь нежной кожи на груди Пита, медленно провожу рукой до живота. Чувствую его напряжение.

36
{"b":"560038","o":1}