ЛитМир - Электронная Библиотека

Запускают постановочный ролик, в котором сознательные граждане Капитолия со счастливыми лицами распахивают двери своих домов для беженцев. Запись - явно старая.

Ночью обещают заморозки. Беженцев призывают как можно скорее покинуть свои дома в поисках убежища. А жителей элитных кварталов в центре просят проявить благосклонность к нуждающимся.

В конце передачи глава миротворцев сообщает о том, что президент приказал отдать первый этаж своего дворца для размещения беженцев. А на территории его резиденции будет открыт пункт помощи пострадавшим от действий повстанцев. Он еще раз напоминает о бдительности в связи с нахождением в городе диверсионной группы с Сойкой-пересмешницей во главе.

- Нельзя больше ждать, - я поворачиваюсь к Боггсу. – Это наш шанс прорваться во дворец.

- Китнисс права, - кивает Пит. – Адену тоже придется принять беженцев в свой дом. И тогда мы уже не сможем отсюда вырваться.

- Собираемся, - командует Боггс.

В самый разгар сборов раздается писк. Телевизоры снова оживляются. Глава миротворцев сообщает печальные известия. На одной из улиц толпа беженцев по ошибке приняла молодого парнишку за Пита. Стоит ли говорить, что обозленные граждане буквально разорвали его на части.

Показывают тело. Схожесть с Питом у трупа лишь в цвете волос. Глава миротворцев призывает горожан быть более внимательными и при малейшем подозрении на личности повстанцев обращаться к миротворцам.

Поддавшись порыву, я подхожу к Питу и обнимаю его. Тело сотрясает легкая дрожь. Его сильные руки крепко держат меня.

Не время поддаваться панике, но произошедшее с тем капитолийцем произвело на меня сильное впечатление.

- Все будет хорошо, - тихо говорит Пит.

Он слегка отстраняется и, глядя мне в глаза, дотрагивается большим пальцем до моего подбородка. Я молча киваю.

В подвал спускается Аден.

- Я приготовил вам одежду.

Они с Крессидой и Финником приносят несколько мешков с одеждой. Аден вываливает все на пол и начинает подыскивать подходящие наряды для каждого.

Он умело подбирает нам одежду, скрывая военную форму под свитерами и широкими брюками. Черные сапоги на шнуровке прячутся под меховые калоши. Ногам тяжело, но при необходимости их легко можно скинуть.

Аден наносит на наши лица макияж и надевает на головы парики, надежно закрепляя их заколками.

Мне приходится оставить свой лук в подвале. Его нельзя незаметно замаскировать под одеждой. Поэтому под пальто я, как и остальные, прячу автомат.

Оглядываю остальных. Лишь по комплекции я могу распознать Джоанну в женщине с розовыми волосами и умелым гримом на лице.

Мы поднимаемся на первый этаж. Выглянув в окно, я вижу толпу беженцев. Сейчас капитолийцы выглядят еще смешнее, чем обычно. Растерянные лица, сдвинутые набок парики. Прижав к груди тюки и чемоданы со своими пожитками, они бредут вглубь центра.

Для достоверности Аден вручает каждому из нас по чемодану, набитому какими-то вещами.

- Нам нужно поделиться на несколько групп, - говорит Боггс.

Я еле удерживаюсь, чтобы не прыснуть от смеха. Его серьезный тон никак не вяжется с образом модно одетого капитолийца. Вместо коротко стриженных волос - темно-русый парик с ярко-красными прядями, а изрядно припудренное лицо светится золотистыми узорами.

На себя в зеркало даже не хочу смотреть.

Мы делимся по парам. Боггс сначала хочет идти со мной, но я громко протестую. Мой напарник – Пит. На несколько мгновений меня охватывает странное отчаяние, будто я на арене Квартальной бойни, и нас снова хотят разлучить союзники.

Боггс нехотя соглашается не разделять нас.

В итоге первыми идут Крессида и Кастор. Они будут нашими проводниками. За ними - Гейл и Джоанна. Мы все должны быть в поле зрения друг друга, на расстоянии нескольких метров. Третья пара – мы с Питом, и Боггс с Финником - замыкающие.

- Пора, - отходя от окна, говорит Крессида.

Аден отодвигает засов и приоткрывает дверь. Крессида что-то тихо говорит ему, целует в щеку, и они с Кастором выходят на улицу.

- Удачи, - подмигивает мне Гейл.

Сердце пропускает удар. Мне страшно - я могу больше никогда не увидеть своего друга. Быстро подхожу к нему и порывисто обнимаю.

- Старайтесь не высовываться, хорошо? – дрожащим голосом прошу я. – Если что-то случится - бегите.

- Кискисс, - грустно улыбается Гейл.

- Пообещай, - настаиваю я.

- Обещаю, - тихо отвечает он.

Гейл пожимает руку Питу. На всякий случай. А я, повинуясь порыву, обнимаю Джоанну.

- Не разводи соплей, Китнисс, - усмехается она.

Гейл берет Джоанну за руку. Мелькнув в свете фонарей, они быстро растворяются в толпе.

- Спасибо, что помог, - обращаюсь я к Адену.

- Был рад знакомству, Огненная Китнисс, - улыбаясь, отвечает он.

Подходит наша очередь. Теплая ладонь Пита обхватывает мою.

- Не отходи от меня ни на шаг, - тихо говорит он.

Я качаю головой и тянусь к его губам. Легкий поцелуй, чтобы не смазать грим. Во мне зарождается новый страх. Надеюсь, этот поцелуй не станет для нас последним.

Морозный воздух обжигает кожу. Одинокие снежинки, падающие с неба, тают на щеках, превращаясь в маленькие капельки.

Я обматываю шарф вокруг шеи, прикрывая нос. Крепче хватаясь за руку Пита, вглядываюсь в толпу, пытаясь не упустить из виду розовый парик Джоанны.

Людей на улице прибавляется с каждой минутой, и от этого идти становится труднее. Я постоянно спотыкаюсь о чей-нибудь чемодан. Стараюсь крепче придерживать рукой автомат, чтобы не выронить, когда в бок в очередной раз больно врежется чей-то локоть.

Ветер свистит в ушах, перемешиваясь с гулом толпы. Отовсюду слышны стоны и плач. Рядом с нами идет высокий мужчина в синем пальто. Одной рукой он тащит чемодан на колесиках, другой - держит за руку маленькую девочку лет восьми. Захлебываясь слезами и испуганно озираясь по сторонам, она прижимает к груди куклу с ярко-желтыми волосами под цвет ее пальто.

- Папа, куда мы идем? – тихо спрашивает девочка, глядя на мужчину.

- В дом президента Сноу, - отвечает тот. – Нам выделят новое жилье. Но это временно, скоро мы вернемся домой.

Девочка переводит растерянный взгляд на меня. От неожиданности резко отворачиваюсь. Толкаю Пита в бок, стараясь отойти от этой семьи как можно дальше.

- Ты чего? – спрашивает он.

- Не знаю, - я глубоко вздыхаю. – Та девочка видела мое лицо.

- Но она не узнала тебя?

- Надеюсь, что нет.

Улицы окончательно погружаются в вечерний полумрак. Свет фонарей становится ярче. До президентского дворца остается всего один квартал. Миротворцы здесь почти на каждом шагу. Мы стараемся не поднимать лиц и смотреть под ноги, лишь изредка выхватывая взглядом из толпы розовый парик.

На большом экране, расположенном на стене элитной многоэтажки, мелькают наши фотографии в сопровождении устрашающего лозунга: «Они где-то среди нас!».

Как только мы добираемся до конца этого здания, сзади начинают раздаваться крики. Я резко оборачиваюсь, инстинктивно хватаясь за автомат. Пит до боли сжимает мою руку.

Аллея, по которой движутся беженцы, постепенно погружается во мрак. Фонари гаснут один за другим, постепенно. Люди в панике начинают разбегаться во все стороны. Кто-то наступает мне на ногу. Миротворцы, оглядываясь по сторонам, хватаются за оружие.

Пит тянет меня за руку ближе к стене соседнего здания. Мы оказываемся на тротуаре как раз в тот момент, когда гаснет последний фонарь, освещающий улицу. Все что я вижу - белые бронежилеты, мелькающие в тусклом лунном свете.

А через минуту начинают раздаваться выстрелы.

========== Глава 43 ==========

Arcade Fire – Abraham’s Daughter

Они начинают падать один за другим. Миротворцы и гражданские, случайно попавшие под обстрел. Воздух разрывают крики. Люди в панике мечутся в разные стороны. Начинается давка. Со следующей волной выстрелов несколько человек рядом с нами оседают на землю.

Судя по звукам, стреляют с верхних этажей соседних зданий. Вероятно, повстанцы, воспользовавшись масштабной эвакуацией, смогли проникнуть в центр незамеченными.

52
{"b":"560038","o":1}