ЛитМир - Электронная Библиотека

- Я не принимаю ничьей стороны, - отрезаю я. – Мне все равно кто сядет на Ваше место.

- Ошибаетесь, мисс Эвердин, - Сноу качает головой. – Ошибаетесь.

Он слегка прищуривается, оглядывая кустарник. Прихватив пальцами тонкий стебель, Сноу аккуратно срезает одну из роз и кладет ножницы обратно на столик.

- Меня приятно удивила новость о смерти Альмы Койн, - с улыбкой произносит он. – Ты оказалась умнее, чем я думал.

- Вряд ли президент Панема стал бы бояться глупой девчонки.

- Глупость зачастую порождает бо́льшую опасность, - Сноу останавливает свой взгляд на мне, покручивая стебель розы между пальцами. – Как выходка с ягодами, например.

- Не знала, что желание жить является глупостью, - фыркаю я.

- Любая попытка пойти против власти является глупостью.

- А как же смерть Койн? – прищуриваясь, спрашиваю я. – Это тоже попытка пойти против власти.

- Койн давно бы убила тебя, будь она жива, - Сноу слегка морщится. – Стань она президентом Панема, все заскучали бы по Кориолану Сноу. Вспомни жизнь в Тринадцатом: сплошь строгие правила, почти тюрьма. Но, полагаю, ты и так понимала это, раз отправила ее на тот свет.

- Спешу разочаровать, - отвечаю я. – Койн убила не я.

- Мы же договорились не врать друг другу, мисс Эвердин, - улыбается Сноу, покачивая головой.

- Я предельно откровенна. Не вижу смысла врать смертнику.

На какое-то мгновение улыбка сходит с его лица, в змеиных глазах мелькает злоба. Возможно, своими разговорами Сноу планировал убедить меня в том, что он нужен Панему, что без него страна будет уничтожена распрями лидеров восстания. Один мой голос может стать для него спасительным. Но ничто не сможет убедить меня вступиться за него.

- Как себя чувствует Пит? – непринужденным тоном спрашивает Сноу. – Кажется, мы его немного не долечили.

Я до боли сжимаю руки в кулаки, впиваясь ногтями в кожу ладоней. Сноу смотрит на меня с ехидной улыбкой на губах, его глаза поблескивают. Он понял, что не сможет склонить меня на свою сторону. Сейчас передо мной настоящий Сноу, подлый и безжалостный. Тот, кто заставлял детей убивать друг друга на арене. Тот, кто отдал приказ промыть мозги Питу и пытать Джоанну, Энни и Энобарию. Тот, кто активировал ловушки на улицах Капитолия, убив тысячи своих граждан.

- Хороший мальчик, - продолжает он. – Не повезло ему так неудачно влюбиться. Столько безразличия, столько боли. Я лишь хотел избавить его от этих страданий.

- Не смей говорить о нем, - сквозь зубы произношу я.

- Жалость все-таки взяла верх, - ухмыляется Сноу. – А кузена, стало быть, пригрела на груди девочка с топором? Сколько сердец ты сожгла, Огненная Китнисс?

- Ты ничего не знаешь.

Меня начинает колотить от злости. Я с трудом сдерживаю себя, чтобы не схватить со стола садовые ножницы и не воткнуть их в горло старика. Но вместо этого, я резко выхватываю из рук Сноу белую розу, поранив шипами его ладонь.

- Что ты теперь будешь делать? – смеется Сноу, промокая платком кровь. – Убьешь меня?

- Не я, - медленно говорю я, покачивая головой. – Мы.

Я несколько секунд смотрю на белоснежный бутон в моих руках, а затем бросаю розу под ноги Сноу.

- Мы убьем тебя, а потом я сожгу твой сад.

Развернувшись, быстро шагаю к выходу из парника. Последнее, что я слышу перед тем как выйти за двери – громкий и надрывный кашель, сотрясающий тело старика.

- Нашла то, что искала? – спрашивает Боггс, когда я выхожу в холл. Все то время, пока я находилась в саду, он ждал меня.

- Да, - я киваю. – Спасибо.

- Пойдем, я провожу тебя в комнату.

Я бросаю взгляд на часы и понимаю, что опоздала. Пит уже давно вернулся с тренировки и теперь, вероятно, повсюду меня ищет. Скорее всего, не без помощи Хеймитча.

Я стараюсь идти быстрее, но широкий шаг Боггса заставляет меня практически бежать.

- Как дела во Втором? – спрашиваю я, когда мы поднимаемся по лестнице на второй этаж.

- Порядок, - отвечает Боггс. – Лайм - известный человек в дистрикте. Многие вызвались добровольцами на помощь солдатам, чтобы поддержать ее.

Я задумываюсь над словами Сноу. Станут ли другие командоры препятствовать Лайм стать президентом Панема? Надеюсь, что нет. Получается, я действительно приняла сторону? Возможно, от меня зависит доверятся ли ей люди. Но я не хочу, чтобы от меня что-то зависело. Я хочу, чтобы после казни нас, наконец, оставили в покое.

- Где Гейл и Финник?

- Они вернулись вместе со мной, - кивает Боггс. – Финник пошел к Лайм просить привезти сюда Энни из Тринадцатого. Гейл в больнице у Джоанны.

Я расслабленно выдыхаю. Мне не терпится увидеть Гейла и Финника. Хочу поблагодарить их за то, что вытащили нас с Питом из лап миротворцев.

Боггс провожает меня до конца коридора на втором этаже и спешит вернуться к своим делам. Я заворачиваю за угол и едва не вскрикиваю, когда неожиданно попадаю в чьи-то объятия.

- Пит, - сжимаю пальцами ткань его майки. Он еще не переоделся после тренировки, и я чувствую запах пота.

- Где ты была? – спрашивает Пит, чуть отстраняясь.

Я смотрю на свои ладони, лежащие на его груди. Указательный палец испачкан кровью. Кровью Сноу, которую я вскоре не смогу так просто смыть со своих рук.

- Я видела его, - тихо произношу я. – Я видела Сноу.

Судорожно вздыхаю. Глаза застилает пелена слез. Мои плечи начинают подрагивать от рвущихся наружу рыданий. Пит крепче прижимает меня к своей груди, поглаживая по спине. Я утыкаюсь носом в его плечо, и черная майка быстро становится мокрой от моих слез.

Я устала. Хочу, чтобы все скорее закончилось. Хочу домой.

========== Глава 49 ==========

Lorde – Everybody Wants To Rule The World

Встреча со Сноу открывает двери новой волне кошмаров. По нескольку раз за ночь я просыпаюсь от собственного крика. Холодные капли пота стекают по лбу. Пит крепче прижимает меня к себе и что-то тихо шепчет. Напуганная тем, что видела несколько мгновений назад, я не могу сфокусироваться на его словах. Но одно лишь присутствие Пита, его руки, голос заставляют мой пульс прийти в норму, а дыхание выровняться.

- Все хорошо, я рядом, - его пальцы медленно перебирают пряди моих волос.

Ночной полумрак понемногу растворяется в холодном утреннем свете. Морозный воздух, проникающий сквозь окно, колючими щупальцами касается кожи. Тело покрывается мурашками. Я хватаюсь за край одеяла и, натянув его до подбородка, придвигаюсь ближе к Питу. Уткнувшись носом в его грудь, делаю глубокий вдох. Запах его кожи вперемешку с ароматом мятного геля для душа проникает в легкие. Сердцебиение, пульсирующее под моей ладонью, заставляет замереть, вслушиваясь в размеренный ритм.

- Поспи еще немного, - шепчет Пит. – День будет трудным.

Я прикрываю глаза, стараясь не думать о том, что нас сегодня ожидает. Мое тело расслабляется. Измученная и обессиленная, я уже готова отдаться во власть сна, но громкий стук в дверь заставляет меня вздрогнуть и резко сесть.

- Пит, Китнисс, - на пороге комнаты появляется Октавия. – Пора вставать. После завтрака мы ждем вас в наших комнатах.

Я глубоко вздыхаю, когда дверь, тихонько скрипнув, захлопывается. Подтянув колени к груди, прикрываю глаза ладонями. Пустота, разрастающаяся и разрывающая душу, отдается болезненным покалыванием в сердце. Сегодняшний день не принесет облегчение. Наоборот, станет лишь хуже.

Теплая рука скользит по моей спине и останавливается на плече. Пит обнимает меня и крепко прижимает к себе. Его дыхание касается моих волос.

- Все будет хорошо, - хрипло произносит он. – Скоро все кончится.

Скоро все кончится. Это правда, ведь всего через несколько часов на главной площади Капитолия, там, где всегда проходил Парад трибутов, состоится казнь. Сегодня мы убьем Сноу. А потом мы станем свободными.

После завтрака Вения и Октавия забирают меня в свою комнату. Флавий будет работать с Питом. Это даже странно - нас будут готовить к чужой смерти.

60
{"b":"560038","o":1}