ЛитМир - Электронная Библиотека

Прости меня, Прим. Прости, Пит.

Я уже почти дотягиваюсь до морника, но новая резкая вспышка боли пронзает мою голову, и я отключаюсь.

========== Глава 7 ==========

Вокруг стоит давящая тишина. Веки дрожат, но открывать глаза не тороплюсь - полюбоваться на стены капитолийской камеры я еще успею. Тело зудит тяжестью. Превозмогая немеющие колики, протягиваю руку ко лбу. Кто-то наложил повязку, как заботливо с их стороны. Лечить, чтобы мучить.

Вспоминаю Пита. Он не переживет, если узнает, что я в плену. Вспоминаю Прим, маму. Смерть папы чуть не убила нас. Что с ними будет теперь? Остается надеяться, что Пит позаботится о моей семье.

Гейл. Он слишком страстно жаждал этой войны. Финник, Боггс. Теперь и их кровь на моих руках.

Быстрая смерть, обещанная Плутархом сейчас была бы очень кстати. Интересно, у меня забрали морник? Что мне делать при таком раскладе?

Наконец, решаюсь открыть глаза. Вокруг царит полумрак, рассеиваемый тусклым голубым светом. Пытаюсь сфокусировать зрение. Это кабина планолета. Рядом никого нет. Меня уложили на жесткую доску с ручками, напоминающую носилки.

Приподнимаюсь не без труда, все мышцы ноют. Ощупываю левый рукав костюма. Капсулы нет, можно было и не надеяться. Экипировку с меня сняли.

Хватаюсь за сиденье и делаю попытку встать. Голова начинает кружиться. Приходится замереть, зажмурившись, на несколько секунд. Со второй попытки, я, наконец, поднимаюсь на ноги. Первым делом бегло осматриваюсь вокруг. Вряд ли я смогу найти тут хоть какое-то оружие.

На глаза попадается аптечка, которая лежит рядом с моими носилками. Я проверяю ее содержимое: бинты, обезболивающее, какие-то ампулы с неизвестными названиями. Почему я никогда не интересовалась свойствами лекарств? Сейчас бы мне это очень помогло. Интересно, может ли убить большая доза морфлинга?

Смотрю на дверь, ведущую в соседний отсек. Подхожу ближе. Оттуда доносятся приглушенные голоса. Сквозь матовое стекло различаю три силуэта.

Как только делаю еще один шаг, раздается тихий шипящий звук, и дверь плавно отъезжает в сторону. Я застываю на месте не в силах пошевелиться или что-то сказать.

- С возвращением, солнышко! – улыбаясь, смотрит на меня Хеймитч.

Рядом с ним стоят Плутарх и командир планолета Тетч. Сказать, что я рада их видеть – ничего не сказать. Я подхожу к ментору и порывисто обнимаю его.

- Я думала, меня забрали в Капитолий. Что случилось? – обхватив себя руками, пытаюсь сохранять хладнокровную интонацию.

- Мы предполагали, что ты так подумаешь, поэтому забрали твою капсулу, - говорит Плутарх. – Мы все еще недалеко от Восьмого. Капитолийцы послали какой-то импульс, система навигации отключилась. Связи нет. Боггс пытается все наладить. Финник и Гейл замуровывают выход из туннеля.

- Боггс? Финник и Гейл? – чувствуя, как мои ноги подкашиваются, я хватаюсь за руку Хеймитча.

Ментор усаживает меня в кресло рядом с небольшим столом.

- Капитолийцы сами вырыли себе могилу. Из-за посланного импульса система наведения тоже вышла из строя. Они скинули бомбы на своих же. Наши уцелели. Они прибежали как раз в тот момент, когда ты отключилась.

Я не могу описать свое состояние. Еще пять минут назад я думала, что меня забрали в Капитолий. Думала, что мои друзья мертвы. А сейчас Плутарх говорит, что все в порядке. Почти в порядке. Мы застряли в лесу в паре километров от границы дистрикта. Нас могут найти.

Никогда не бывает слишком хорошо. Всегда есть какое-то НО.

Я начинаю задумываться над тем, что сегодня кричал Боггс. Нас кто-то сдал. Кому могло это понадобиться? На ум приходит только одно имя. Неужели она готова была пожертвовать своим постоянным помощником, съемочной группой, Плутархом?

Я решаю оставить все эти мысли при себе. Вряд ли Хэвенсби поверит мне. Хеймитч, скорее всего, все понимает, но озвучивать это вслух слишком опасно. Нас сочтут изменниками, арестуют.

Главная проблема заключается в Гейле. Но с ним я поговорю, он будет молчать.

- Пойдем, выведу тебя на воздух, а то бледная, аж смотреть страшно! – прерывает мои размышления Хеймитч.

Лес приветливо щебечет переливами голосов птиц. Я жадно вдыхаю запах хвои и сочной зелени, поблескивающей каплями недавнего дождя.

Наша съемочная группа расположилась в тени планолета. Трое из Восьмого улеглись на пледах чуть дальше.

- Китнисс, ты очнулась! – Крессида восторженно поднимает руки. До этого она увлеченно пересматривала записи с камер на небольшом сенсоре.

Я молча киваю и присаживаюсь рядом с Поллуксом. Он протягивает мне баночку с супом. Я улыбаюсь и качаю головой. Меня так мутит, что вряд ли я смогу сейчас есть.

Сзади раздается шорох. Я резко поворачиваю голову, слишком резко. В глазах темнеет. Желудок подводит и меня рвет на траву.

- Кискисс! – слышу голос Гейла.

Несмотря на то, что голова нещадно кружится, я встаю, вытираю рукавом рот и иду ему навстречу. Он подбегает ко мне и заключает в тесные объятия.

- Как же я за тебя испугался! – шепчет он мне в волосы.

- Гейл, - я счастлива, что мой друг жив. Хочется расплакаться.

Он слегка отстраняется от меня и смотрит в глаза, не выпуская из рук.

- Как вы выбрались? - задаю волнующий меня вопрос.

- Двое наших погибли. Один попал под пули, другого зацепило взрывом. Боггсу, кстати, тоже слегка досталось. Мы выскочили к бетонному забору, и я увидел тебя. Ты лежала на земле без сознания, пол-лица было в крови. Миротворца прикончил Финник.

Я оборачиваюсь и вижу, что все внимательно за нами наблюдают. Высвобождаюсь из рук Гейла и отхожу от него на шаг. Мне не хочется, но нас не так поймут.

- Огненная девушка снова с нами! – из-за деревьев выходит Финник.

- Рада видеть тебя, Одэйр, - улыбаюсь ему я.

Укрывшись пледом, я сижу и смотрю на небо. Уже вечереет.

Прошло часа два, не меньше. Гейл отправился помогать Боггсу, а Финник дремлет, прислонившись к соседнему дереву.

Сбо­ку раз­да­ет­ся ти­хий шо­рох, и я рез­ко по­вора­чиваю го­лову. Ко мне под­са­жива­ет­ся Хей­митч.

- Я сказала ему, что буду на тренировке. Обещала зайти после, - задумчиво рассматриваю свои руки.

- Он бы не пустил тебя. Но врать – не лучший выход. Он разозлится, когда увидит твое состояние.

- Пусть злится, пусть ругает меня. Самое главное, что мы не в Капитолии…

- В этом ты абсолютно права, - ментор встает и, потрепав меня по голове, уходит.

Я вытаскиваю свою жемчужину и сжимаю ее в руке. Надежда на то, что мы скоро увидимся, зажглась во мне вновь.

Не знаю, сколько еще проходит времени. Похоже, я все-таки задремала.

- Китнисс, - это Гейл.

Я открываю глаза и пытаюсь рассмотреть его лицо. Уже стемнело, и лес погрузился во мрак.

- Мы все починили. Уже начали готовиться к отлету.

- Хорошо, – я скидываю с себя плед.

- Подожди, - просит Гейл. – Может, поговорим?

- Давай поговорим, - соглашаюсь я.

Зря.

- Ты уверена в своем выборе? - он присаживается рядом.

- Ты о чем?

Гейл несколько секунд молчит.

- Я о Пите, - наконец, говорит он. – Ты уверена, что он тот, кто тебе нужен?

Я вздыхаю. Меньше всего мне хочется сейчас обсуждать эту тему с Гейлом.

- Да, - коротко отвечаю я.

- И все? Просто “да”?

- Что ты хочешь услышать? – я начинаю немного злиться, но тут же успокаиваю себя.

- Объяснение.

- Объяснение моих чувств?

- Ты всегда твердила мне, что сейчас не можешь ни о ком так думать. Я ждал, и в итоге дождался. Ты выбрала не меня. Представь, каково мне.

- Я понимаю, Гейл, - я нервно перекатываю жемчужину между пальцев. – Но и ты должен понять меня. Мы с Питом очень сблизились… Возможно, это произошло бы и до Игр, если бы я была смелее. Помнишь, я рассказывала историю про хлеб?

- Помню, - шепотом отвечает Гейл.

- Я не могла пересилить себя и поблагодарить его. Пит спас жизнь мне и моей семье, зажег во мне надежду.

- И все - простая благодарность?

7
{"b":"560038","o":1}