ЛитМир - Электронная Библиотека

- Нет. На первых Играх все было сложно. Я старалась держаться от него подальше. Боялась привязываться. В душе что-то перевернулось, когда я поняла, что он пытается спасти мне жизнь ценою своей. Но после введения новых правил я не могла даже и подумать о том, чтобы дать ему умереть.

Гейл звучно хмыкает. Возможно, не стоит так с ним откровенничать. Но раз уж он сам хочет избавиться от непонимания, я скажу ему все, жалеть не буду.

- Во время тура победителей мы спали в одной постели, - тереблю пальцами уголок мягкого пледа. - Мне не снились кошмары по ночам, когда Пит был рядом.

- Вы спали вместе? – Гейл опешил.

Я никак не реагирую на его удивление, лишь продолжаю говорить:

- На Квартальной бойне я дала себе слово, что сделаю все, чтобы спасти его. Я планировала умереть, чтобы он жил, понимаешь? Я чуть не сошла с ума, когда у него остановилось сердце.

- Значит, тот поцелуй на пляже был не для камер?

- Нет, в тот момент я не играла.

- Хорошо, - кивает Гейл. – Я рад, что ты, наконец, разобралась в своих чувствах.

Однако в его голосе не слышно ни ноты радости. Но я больше не хочу обманывать его и себя. Правда нужна, какой бы она ни была.

- Друзья? – я с надеждой смотрю на друга, протягивая ему свою руку.

- Друзья, - Гейл на мгновение сжимает её.

- Вы чего там застряли? – по трапу спускается Хеймитч. – Пора домой, детишки!

Гейл помогает мне встать, и мы идем к планолету.

Пора домой.

========== Глава 8 ==========

Kendall Payne - Scratch

Планолет плавно приземляется у ангара. Все начинают подтягиваться к выходу. У трапа уже ждут врачи с колясками, чтобы забрать раненых.

Я выхожу последней. Голова до сих пор болит и кружится. Желудок скручивает от голода. Но я не обращаю на это внимания. Оглядываюсь вокруг. Столько народу пришло нас встречать. Поездка в Восьмой не стала ни для кого секретом.

Я пытаюсь найти в толпе знакомые лица, но перед глазами все плывет. Я делаю шаг и начинаю проваливаться в пропасть. Последнее, что я чувствую - это то, как меня ловят чьи-то сильные руки, затем меня накрывает темнота.

Меня словно качает на волнах, но мне тепло и уютно. Вдыхаю носом воздух. Этот до боли знакомый запах. Пит. Он где-то рядом.

Чувствую, как меня чем-то укололи в руку. Легкое жжение. Через несколько секунд вся боль уходит.

Ощущаю осторожные прикосновения ко лбу, к волосам. Я поднимаю тяжелые веки и ловлю на себе взгляд голубых глаз.

- Пит, - шепчу я.

Он сидит на краю моей постели. Я приподнимаюсь и бросаюсь в его объятия. Чувствую, как приятное тепло начинает растекаться по моим венам.

- Я думала, что умру, – я утыкаюсь носом в его шею. – Я думала, что…

- Тише, - шепчет Пит. - Тебе нужно поспать.

- Нет, не хочу, - вру я. Ужасно хочется спать, но мне просто необходимо хоть немного побыть с ним.

- Китнисс, ты сильно ударилась головой, - Пит немного отстраняется, придерживая меня руками за предплечья. – Тебе нужно больше отдыхать, если хочешь скорее покинуть больничную палату, - в его голосе столько заботы, столько нежности - я всего этого не заслуживаю.

В палате находится медсестра. Она выкидывает одноразовый шприц в мусорное ведро, быстро что-то записывает в журнал и уходит. Мы с Питом остаемся одни.

- Где Прим?

- Она ушла на обед, - Пит убирает руки. - Обещала вернуться после обхода пациентов.

- Ты не злишься, - скорее утверждаю, чем спрашиваю я.

- Немного, - он отводит взгляд в сторону. – Я понимаю, ты не хотела, чтобы я нервничал. Я был бы против затеи с поездкой в Восьмой. Возможно, ты не понимала, насколько там опасно.

- Ну почему ты всегда такой? – я немного раздражаюсь.

Пит непонимающе смотрит на меня.

- Почему ты просто не можешь сказать, как глупо я поступила, отругать, накричать на меня? – мой голос немного дрожит.

Наверное, мне бы действительно стало легче, накричи он на меня. Я пообещала бы ему больше так никогда не поступать, всегда обсуждать с ним каждое своё действие.

- Я же не сказал, что совсем не злюсь, - Пит придвигается ко мне ближе, берет мое лицо в свои руки. – Обманув меня, ты улетела в дистрикт, где полно миротворцев. Ты чуть не погибла! - Пит слегка повышает голос на последних словах.

Глубоко вздохнув, он несколько секунд внимательно смотрит мне в глаза.

- Я хочу, чтобы ты обсуждала со мной все свои решения, - почти шепотом продолжает Пит. - Если, конечно, мое мнение тебе не безразлично.

- Нет, – я качаю головой.

- Хорошо, - Пит улыбается.

Он укладывает меня обратно в постель и сам ложится рядом. Пит обнимает меня, и я кладу голову ему на плечо.

- О чем только думал Хеймитч, - он касается кончиками пальцев моей повязки на лбу.

- Я, как обычно, его не послушалась, - вздыхаю я.

- Его нужно слушаться, Китнисс. Хеймитч не раз спасал нам жизни.

Я приподнимаюсь на локте и смотрю ему в глаза:

- Но Хеймитч не вытащил тебя с Арены.

- Такова была цена твоего спасения, - тихо отвечает Пит.

- Меня такая его цена не устраивает. Я никогда ему этого не прощу. И заодно себя, за то, что оставила тебя. Я не должна была соглашаться идти с Джоанной.

- Ты не могла поступить иначе, не навредив союзу, - Пит слегка поджимает губы.

- Нас просто могли посвятить в план, и ничего бы не случилось, - я кладу руку ему на живот, слегка сжимая пальцами ткань футболки.

Чувствую, как Пит немного напрягается.

- Думаю, они надеялись, что мы сами все сделаем правильно, - он вздыхает.

- Все вышло неправильно, все.

Какое-то время мы лежим молча. Я наслаждаюсь близостью Пита. Слушаю его спокойное дыхание, стук его сердца. Это действует на меня так успокаивающе, что я начинаю проваливаться в сон.

- Спи, Китнисс, - Пит целует меня в висок, и я засыпаю.

***

Проходит пять дней, прежде чем меня решают отпустить домой. В смысле, обратно в наш отсек. За эти дни у меня побывало много людей. Похоже, половина Дистрикта. Все хотели поинтересоваться, как я себя чувствую, пожелать скорейшего выздоровления. Мне же хотелось завернуться в одеяло и никого не видеть. Мне не нужно это излишнее внимание - оно лишь выводит из себя.

Каждый день ко мне приходили Пит, моя сестренка и мама. С ними я чувствовала себя комфортно.

Пит все еще находится под наблюдением врачей, хотя его и отпускали ко мне ненадолго.

Финнику, наконец, позволили навестить Энни. Его не пускали к ней, чтобы не заставлять его сильно нервничать. В Капитолии над ней хорошо поработали. Но за неделю она почти поправилась. Теперь он не отходит от нее ни на шаг.

Даже Джоанна навещала меня один раз. Она очень сильно похудела, под глазами залегли тени. Я была рада ее видеть, хотя мы и обменялись с ней всего парой фраз.

Мне не давало покоя лишь то, что ко мне ни разу не заходил Гейл. Я пыталась все списать на его занятость. Но сама же и не верила в это. Похоже, ему безразлично мое состояние. Он принес меня в больницу и больше ни разу не появился. Может, он решил держаться подальше, хотя и сделал вид, что понял мои чувства.

Сегодня я возвращаюсь к нормальной, если ее можно такой назвать, жизни. И, наконец, я все выясню.

***

Я захожу в наш отсек. Здесь никого нет, за исключением Лютика. Мама и Прим на дежурстве в больнице. Кот, как всегда, радостно приветствует меня шипением и боевой стойкой.

- Я тоже по тебе скучала, оборванец.

Я достаю из шкафа чистую одежду и иду в ванную. Некоторое время трачу на то, чтобы смыть с себя больничную вонь, от которой уже тошнит.

Тренировки для меня под запретом еще на пару дней. Я не проверяю свое расписание на день. Хочется просто сидеть и ни о чем не думать. Не думать о том, что Пит все еще в больнице. Не думать о том, что скоро планируется вторжение повстанцев в Капитолий. Не думать о том, что Гейл меня игнорирует.

Я сижу на полу, прислонившись спиной к кровати и обхватив колени руками.

8
{"b":"560038","o":1}