ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако, слово «остановились» не касалось меня. Как и остальных членов экипажа.

Мы пролетели через палубу. Я врезался в движущуюся бочку, отлетая прямо в Счастливчика, прежде, чем наконец смог замереть на передней палубе.

Снег утих достаточно, чтобы показать капитана Дюдермонта. Он выпрямился, все еще стоя у руля, и поднял в руке меч. Ветер стал слабее, и потому мы смогли услышать его призыв.

— К оружию! — кричал он. — И к перилам! К бою!

— К оружию! — повторил Счастливчик, с трудом вставая на ноги.

Глава восемнадцатая

Я наблюдал за тем, как люди на Морской Фее, покачиваясь, поднимаются на ноги. Они потирали ушибы и ссадины. Они хватались за оружие.

Затем, они бросились к пиратскому кораблю.

Последние несколько месяцев мы упорно тренировались, совершенствуя тактику боя и мастерство сражения на мечах. Но за ту секунду, что минула до того, как толпа пиратов столкнулась с командой, все наша тренировка, казалось, исчезла.

Палуба погрузилась в хаос.

Я забился за опрокинутую бочку, так как обещал капитану держаться подальше от боевых действий. И мне очень хотелось сдержать обещание. В конце концов, что хорошего я мог сделать с моей ноющей ногой и больной рукой?

Над водой разнесся шум, и боевые кличи быстро сменились криками боли.

Когда первый из мучительных стонов разорвал воздух, я едва не задохнулся. Я наблюдал за тем, как формируется линия фронта, как та же линия ломается, как толпа рвется к железным перилам, как люди останавливаются, отступая назад. Я наблюдал за тем, как оседает на палубу снег, слушал, как скрепит древесина спутавшихся кораблей, как стонут на ветру мачты.

Я в ужасе наблюдал за тем, как снег окрашивается красным.

Выглянув из своего укрытия, я увидел человека, перелетевшего через перила. С криком он упал в ледяную воду. Я не знал, был ли это один из нас или же кто-то из пиратов.

Я забился дальше за бочку и обнял колени. Это все моя вина, напомнил я себе. Это я начал плаванье. Но сам прятался тут, в укрытии, пока мужчины умирали за меня. Я больше не мог выдержать подобного.

Собрав все мужество, я отодвинул бочку и встал. Сделав шаг-другой, я кинулся бежать по скользкой палубе. Мне хотелось перепрыгнуть через перила, чтобы присоединиться к драке. Встряхнув свой стилет, я превратил его в длинный меч. А потом я увидел её.

На краю сражения металась небольшая фигурка: девушка с пшеничными волосами и чистейшими зелеными глазами. В каждой руке она сжимала кинжал, двигаясь, как воин, сохраняя идеальное равновесие.

А потом она увидела меня.

Между нами лежало двадцать ярдов, но я чувствовал себя так, словно стоял с ней лицом к лицу. Девушка держалась так холодно, словно была самим воплощением бушующего вокруг ледяного шторма. Она стиснула зубы, выдвинув подбородок.

Бегом, Джоэн пронеслась по палубе, перепрыгивая через перила одним изящным прыжком и приземляясь в нескольких ярдах передо мной. Поднявшийся ветер снова заглушил звуки сражения. Снег западал быстрее, заслоняя бой, идущий вокруг нас.

Я поднял руки, отводя меч. Мне хотелось показать девушке, что я не желаю ей зла. Джоэн кинулась ко мне, крепко прижимая руки к телу. На мгновение мне показалось, что она хочет обнять меня.

Вместо этого она ударила меня рукоятью кинжала. Та врезалась в мой лоб и заставила меня пошатнуться. Я упал, проскользив через пол палубы.

Я поднял меч и вскинул голову, ожидая, что она окажется прямо надо мной. Нетвердо поднявшись на ноги, я приготовил оружие.

— Никогда не ослабляй защиту в бою, м? — сказала она, крадясь по направлению ко мне. — Бесплатный урок для тебя. Следующий будет стоить дороже.

Я поднес свой меч ко лбу, касаясь кожи там, куда пришелся удар её ножа, а затем резко отдернул лезвие, отдавая ей притворный знак уважения.

— Так ты еще чему-то хочешь научить меня? — сострил я, вставая в ту позицию, которой научил меня тренер из Глубоководья.

— Многому, ребеночек, — пообещала она, выплевывая последнее слово, словно оскорбление.

Я знал, что девушка зла на меня, поэтому позволил ей провести первые атаки, ожидая, пока её гнев иссякнет.

Слева, слева, слева, она ударяла своими кинжалами, целясь не в меня, но в мой клинок. Она собиралась выбить рапиру из моих рук — иначе, её восьмидюймовые лезвия не смогли бы добраться до меня, и ей оставалось только броситься на мой клинок.

Легким движением запястья я парировал каждый её выпад. Казалось, нечувствительность левой стороны моего тела осталась в прошлом. Мое искусство владения мечом поражало даже меня.

— Теперь тебе легче? — с сарказмом спросил я.

— Ты все еще на ногах.

— Это значит “да”?

Она зарычала, повторяя свою атаку. Если она хотела убить меня, то могла бы сделать это, когда атаковала в первый раз. Но она не сделала этого, бросив свой кинжал. Ослабляя свою защиту. Мой пульс участился. Быть может, она все-таки желала убить меня.

Слева, справа, слева. Но пока второй клинок ударял слева, она быстро шагнула в сторону и прижала правый кинжал к груди. Когда я развернул свой меч, пытаясь сдержать её атаку, она сделала шаг ко мне. Я не смог отреагировать достаточно быстро, и моя позиция была не выгодной. Когда я попытался компенсировать это, ударяя клинком в её сторону, мой удар пришелся по её правому кинжалу.

Она двинулась ко мне, делая быстрые шаги и освобождая левое лезвие. Я попытался достать свой меч, чтобы блокировать девушке линию атаки, но она толкнула вперед свой правый кинжал, и я не смог достаточно удачно выполнить маневр своим куда более длинным клинком.

Девушка выбросила вперед свою левую руку, и все, что я смог, это увернуться, пропуская лезвие мимо себя. Я ощутил волну воздуха, когда кинжал пронесся около моей головы, ощутил легкий укол боли и каплю крови, которая пролилась из раны на ухе.

Я отпрыгнул назад, снова занимая оборонительную позицию. Но она опять наступала.

— Полагаю, теперь мне немного лучше, — сказала девочка. Её глаза все еще были ледяными. Она двинулась вперед, держа кинжалы на изготовке.

— Теперь тебе станет намного хуже, — пообещал я.

Я не позволю ей атаковать снова. Когда она приблизилась ко мне, я уколол. Один, второй раз, а потом еще один, нанося короткие удары, которые не доставали до цели, однако не давали противнице оказаться достаточно близко, чтобы достать меня.

Но я мог удерживать её на расстоянии не так долго. Мой меч был легким, но все же тяжелее её кинжалов. Я затрачивал больше энергии, и потому, конечно, уставал быстрее.

Она тоже знала это, и поэтому позволяла мне выполнять эти простые приемы.

Я снова уколол, делая короткий удар. Мое тело все еще сохраняло идеальный баланс. Джоэн переместила свой вес, оставаясь вне досягаемости. Её кинжалы были наготове, но ей не нужно было парировать. Я начал повторять движение, планируя оттолкнуться задней ногой, падая на ведущую, и полностью выбрасывая вперед руку с мечом. Я мог бы оказаться на три фута дальше, чем при коротком ударе, а занял бы весь прием не более доли секунды. Я бы застал её врасплох.

Но я колебался. Хочу ли я причинить ей боль? Могу ли я убить Джоэн?

Мое тело среагировало в тот момент, когда мой мозг не мог, и я действительно совершил выпад, но не вкладывая в него достаточно сил. Так или иначе, Джоэн не была удивлена таким маневром. Она присела на корточки, в результате чего оба кинжала оказались перекрещены, ловя нижнюю часть моего лезвия и отводя его вверх.

Прежде, чем я успел убрать меч, она оттолкнулась ногами и прыгнула прямо на меня. Они подняла свою правую руку вверх. Кинжал удерживал мой меч подальше, левый кинжал она выбросила вперед, целясь прямо мне в грудь.

В отчаянии я закрылся левой рукой, и только благодаря необычайному везению мне удалось оттолкнуть руку противницы, отклоняя её удар в сторону.

Однако её позиция все еще была лучше. Она начала движение правой рукой, и хотя мне удалось освободить меч, она снова оказалась слишком близко, чтобы я смог использовать его с пользой.

21
{"b":"560040","o":1}