ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Джоэн едва обратила внимания на те места, что я нашел интересными. Она читала и перечитывала третий том: детальное руководство по боевым приемом одной из группировок Шу, чьим любимым оружием были парные кинжалы.

— Так я ударю моими кинжалами внизу, вот так, м? — сказала Джоэн, опуская руки, одну спереди, другую сзади. Её лезвия поймали колючий кинжал куо-тоа между собой. — И я поворачиваюсь, но только на полфута, видишь? — девушка развернулась, её оружие совершило точное движение и колючий нож вылетел из рук монстра.

Я оттолкнул магический трезубец. Его жуткие зубы все еще потрескивали от разрядов. Существо забулькало на меня, глядя этими огромными, полными ненависти глазами.

Ожидая, когда Джоэн продолжит, я бросил быстрый взгляд в её сторону, что едва не стало причиной моей смерти. Куо-тоа полз прочь на своих четырех ногах с черными когтями, пытаясь поставить свой длинный трезубец между нами. Если бы он смог достать меня, я оказался бы в беде, поэтому я сделал все возможное, чтобы развернуть существо, нападая на него справа и обходя слева.

Когда я развернулся достаточно, чтобы увидеть Джоэн, я с удивлением понял, что резак каким-то образом вернул свой кинжал.

— Маленький быстрый урод, — сказала девушка. — Так что я просто буду предвосхищать его уловки, м?

Она использовала особый метод защиты, предназначенный для быстрых противников.

— Сейчас? — спросил я. Джоэн никогда не могла сказать прямо, ей всегда нужен был я, чтобы переспросить. Я полагал, что таким образом она убеждалась — я обращаю на неё внимания, потому что она правильно понимала — меня не очень интересовал её стиль боя. Но она так долго слушала мои рассказы, что мне казалось, я должен отплатить ей тем же.

— А теперь я кручусь в другую сторону, — она быстро крутанула руками, плотно сжимая их. — И вот, я уже внутри его защиты!

Она ударила обоими руками. Левая рука оказалась за спиной, а правая — рванулась вперед, прямо к резаку. Кинжал пронзил чешуйчатую зеленую кожу, и я не сомневался, что Джоэн проткнет склизкое существо. Но она остановилась, удерживая стремительного рыбочеловека на одном месте. Из всех частей движения больше всего меня поразила эта способность девушки так мгновенно остановить удар. Я всегда знал, что Джоэн — очень хороший боец, но сейчас уровень контроля над кинжалами показал мне, какого прогресса она достигла за тринадцать месяцев нашей тренировки.

— А теперь ты прикончишь его, — сказал я.

— Да, — ответила она, вытаскивая свой кинжал и замахиваясь вторым, в конце концов перерезая горло куо-тоа.

Двойной разряд молнии вылетел из трезубца бича, и я ощутил, как каждый волосок на моем теле встал дыбом. Мои зубы сжались, а перед глазами забегали цветные пятна. Мне казалось, что я все еще стою. Во всяком случае, я мог видеть, как вторая молния ударяет в Джоэн, заставляя волосы девушки встать дыбом, образовывая идеальный шар. Я не терял сознание достаточно долго, чтобы найти забавным — её выражение меня-ударило-молнией было так похоже на выражение хочу-чихнуть.

Стражи (ЛП) - subtitleorig.jpg

— Впечатляет, — сказал Малчор Харпелл, когда уверился, что я жив. Хотя сам я не слишком был в этом уверен.

— Правда? — спросила Джоэн, и я мог заметить, что девушка раздражена. Однако я не мог понять, злилась она на меня, Малчора или куо-тоа — который выглядывал из-за мага.

Большую часть часа мы вспоминали, как встать на ноги. Я поднялся с пола, попеременно переводя взгляд на Джоэн и Малчора. Я ждал, когда кто-то из них наорет на меня.

— Я уже говорил тебе — ты слишком много думаешь, перед тем как что-то сделать, — сказал Малчор. — Стоит меньше говорить, и ты не дашь себя убить, не так ли?

Я кивнул и, шатаясь, побрел прочь, в мою комнату, где я собирался проспать несколько десятидневок.

— Не так быстро, — сказал Малчор.

Я остановился и повернулся.

— Да?

— Ты знаешь, какое сегодня число?

Я пожал плечами.

— Весна?

— День весны? — подтолкнула меня Джоэн. Затем, девушка потрясла головой. От её волос пошел дым. — Какое-то там элфятое Месянтября…

— Близко, — прервал Малчор. — Снег сошел. А с ними прошло и ваше время здесь, — он похлопал куо-тоа, которого мы назвали бичом, по склизкому зеленому плечу, и существо сгинуло в небытие вместе с своим товарищем. Вместо монстров в комнате возникло несколько простых стульев. — Давайте присядем.

Мое сердце бешено затрепетало в груди. Волнение заставляло меня дрожать больше, чем электричество. Я быстро сел. Мои ноги чувствовали себя так, словно прошли весь путь до Глубоководья.

Но Джоэн колебалась. Я окинул её любопытным взглядом. Девушка вздрогнула и пересекла комнату, чтобы сесть рядом со мной.

— Вы заслужили информацию, которая у меня есть, — сказал Малчор. Его голос был тяжелым. — Вы доказали, что способны к дисциплине и доверию. Вы дали мне все, что я попросил. Так что я выполню свою часть сделки и поведаю то, что знаю. Если вы все еще хотите этого.

— Я хочу, — сказал я быстро, очищая свои мысли.

Джоэн не ответила. Мы с Малчором довольно долго смотрели на неё, прежде, чем девушка, наконец, кивнула.

— Очень хорошо. Камень, что ты мне дал, как ты и говорил, это Камень Тиморы. Он гарантирует своему владельцу везение. Но, как и все другие дары богов, этот артефакт требует оплаты за свои услуги. Легенды не сходятся в том, чего именно стоит дар удачи. Некоторые говорят, что камень вытягивает везение из мира вокруг, что владелец камня всегда будет счастлив, в отличие от тех, кто путешествует рядом с ним. Другие утверждают, что он черпает свою силу от самого владельца, приводя к быстрой смерти. Обе эти противоречивые легенды и твой собственный рассказ лишь подтверждают обе теории. Те, кто связан с камнем, умирают молодыми. Как и те, кто связан с ними.

Я положил руку на грудь, где камень все еще лежал у моего сердца.

— И какая это тогда удача? — спросил я.

— Однако, мне не кажется, что ограниченная продолжительность жизни — это результат действия какой-то магии, которая вытягивает жизненную силу, — продолжил маг, игнорируя мой вопрос. — Я подозреваю, что подобное — лишь результат обладание чем-то столь мощным. Таким мощным, что другие желают заполучить вещи и готовы убить за это. Только удача помогла тебе прожить так долго. В конце концов те, кто стремиться к власти, смогут заполучить желаемое, и ради этого они причинят тебе любую боль.

Джоэн бросила на меня странный взгляд. Я сказал:

— Я все еще немного смущен. Если хочешь — воспользуйся шансом.

Она чуть не рассмеялась, потом покачала головой и отвернулась.

— В одном легенды согласны, — продолжал маг, едва прервавшись. — Это в том, что Камень Тиморы не один. Удача не всегда идет во благо, и зачастую везение одного — значит неприятности для другого. Подобно тому, как Тимора, богиня удачи, создала этот камень, её сестра — Бешаба, богиня рока, сделала собственный артефакт. Этот камень никто не видел уже два столетия. Его текущее местонахождение неизвестно.

— Два камня? — спросил я. И подумал, что голова сейчас взорвется. Мои плечи и колени тряслись, будто меня только что настиг разряд молнии. Два камня?

— Тимора и Бешаба, сестры, противоположности, — сказал Малчор.

Мне нужно было подумать об этом хотя бы немного, и маг позволил мне это.

— Так есть еще один камень, который связан со мной, а? — спросил я. — В смысле, в мелочах я действительно всегда удачлив. Но в глобальном смысле этот артефакт принес мне только проблемы.

— Нет, — сказал Малчор. — Камень Бешабы с тобой не связан. После того, как оба камня были созданы, богини привязали их к душам смертных. Когда смертный умирает, камень забирает себе новую душу.

— Если богиня может привязать камень, — спросила Джоэн, — то разве не может она просто отвязать его?

— Нам нужно помолиться? — добавил я.

17
{"b":"560042","o":1}