ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я благодарен всем, кто почтил меня честью и стал свидетелем того, как Судьба улыбнулась этой стране. Я, новый король, клянусь, что отныне и до конца своих дней я не буду знать иных забот, кроме забот о благе Грандира. Каждый день и каждую ночь, отпущенную мне, я проведу в делах на благо её процветания и безопасности, – Грэгор перевёл взгляд на седеющую голову главного советника, сверкавшую лысиной прямо под ним, и подумал, что было бы забавно на неё помочиться. Он открыл было рот, чтобы сказать следующую фразу из длинной и туманной клятвы короля, но вдруг понял, что та напрочь вылетела из головы. Медлить было нельзя и кронпринц, улыбнувшись, произнёс первое, что пришло на ум. – Я клянусь, что каждый, кто считает это место своим домом – станет для меня членом семьи, достойным заботы и уважения.

В зале раздались шепотки, люди обсуждали вольность, допущенную эксцентричным наследником Теолина. На одних лицах застыли улыбки, на других – недоумение. Верховный маг сделал шаг вперёд и его властный голос быстро вернул торжественную тишину.

– Я рад, что будущий король говорит от сердца, однако, закон требует, прозвучала именно та клятва, которую произносили поколения его предков, – он повернул к нему спокойное, надменное лицо, по которому совершенно невозможно было определить эмоции, и велел, – повторяй за мной.

Когда Грэгор договорил то, что от него требовалось, маг произнёс традиционную формулу передачи ему власти над жизнями подданных и, согнувшись в полупоклоне, сделал несколько шагов назад, уступая место служителю Создателя.

Одетый в белоснежнее одежды человек ободряюще улыбнулся и, положив руки на плечи наследника, стал задавать ему традиционные вопросы, на которые полагалось всегда отвечать «да». После этого он так же, как и его предшественник, произнёс формулу передачи власти и последовал за магом.

Грэгор не успел задуматься над тем, что же делать дальше, как увидел, что по ступеням к нему поднимается главный советник. Глядя на его хищную ухмылку, он невольно вспомнил недавнюю беседу с Трором на террасе.

Чиновник, в свою очередь, повернулся к гостям и громогласно поприветствовал нового короля, после чего порывисто «клюнул» его в руку и быстро ушел. Зал наполнила громкая музыка, гости бесконечной вереницей тянулись к помосту, чтобы пожать или поцеловать десницу новому правителю. Церемония закончилась намного быстрее, чем Грэгор ожидал, и это его бесконечно радовало.

***

Официальная часть приёма по случаю коронации продлилась весьма недолго. Когда все медовые речи были пролиты в уши нового короля, а захмелевшие представители правящих родов подрастеряли первоначальный блеск и точно выверенные манеры, Грэгор поспешил удалиться на собственный праздник.

Во внутреннем дворе замка были расставлены столы с теми же блюдами и винами, что и в зале, где остались «лучшие обитатели Великой Половины». Только здесь атмосфера была намного более свободной и раскованной.

Здесь царили шум и веселье. Грэгор сразу почувствовал, как отпускает его ощущение, будто теперь от него ничего уже не зависит. Словно стальной обруч, охвативший грудь, внезапно лопнул, и свежий вечерний воздух наполнил лёгкие, опьяняя и будоража кровь.

Король рассмеялся и свистнул, что было мочи, оглушая друзей, увлечённых кто разговором, сопровождаемым громким гоготом и бурными жестами, кто тисканьем податливого женского тела, кто шуточной дракой.

Дарлак, сын зажиточного столичного лавочника, не так давно назначенный Грэгором капитаном высокой охоты, восседал во главе стола и, развернувшись в пол оборота, кричал, подбадривая сцепившихся специально расчищенном для этого круге свободного пространства сыновей Меррела – наместника Междуречья. Обернувшись на свист, он тут же вскочил и уступил королю место.

– Эй, тебе удалось улизнуть даже быстрее, чем мне. Высшие свидетели –это совершенно лишено справедливости, – под аркой, ведущей во внутренний двор показалась массивная фигура Трора. Он облокотился об ещё не успевшую остыть каменную стену и довольно улыбался. – Ну, ты и учудил на коронации. Я думал, у отца остановится сердце.

– Моё сердце так стремилось принести людям клятву, что моя голова совершенно эту клятву забыла, – Грэгор протянул чашу и Дарлак плеснул в неё темного, почти густого вина.

– Я так и понял, – Трор зашёлся своим хрипловатым смехом и присел на край скамьи рядом с королём, без труда подвинув тех, кто имел несчастье на ней уже находиться.

– Нужно напиться. У меня такое ощущение, будто меня взяли в плен, а я сам этого не заметил, – Грэгор задумчиво наблюдал, за поединком, который теперь явно подразумевал попытку просто повалить противника на землю.

– Не думал, что ты такой впечатлительный, – друг отщипнул от стоящей в пределах досягаемости жареной туши кусочек и отправил его в рот. – Это всё маг. Хорошо говорит – зараза.

– И ещё я видел улыбку советника. Ты был прав, ничего хорошего она мне не предвещает.

– Расслабься. Ты теперь главный! Неужели не сможешь постоять за себя? Раньше тебе это неплохо удавалось, – Трор вытер жирную руку о штанину, схватил бутылку вина и, опрокинув злосчастную тушу, вскочил на стол. – Эгей, восславим короля Грандира!

В ответ послышался нестройный, оглушающий хор голосов. Оставив занятия, гости стягивались к своим местам, чтобы выпить за здравие Грэгора. Трор подмигнул ему и подал руку, помогая забраться на заскрипевшие под его весом доски.

После короткой, но крепкой речи виновника торжества начали качать и подбрасывать в воздух. Было много вина, побратим поймал за руку и усадил на колени Грэгору высокую, темноволосую служанку, которая всё время жеманно смеялась, в какой-то момент решили устроить игру – кто дольше продержится на подаренном Теогаром скакуне…Это было последнее, что запомнил Грэгор из событий того вечера. И сколько он не пытался впоследствии расшевелить свою память, она упорно молчала об окончании пира.

***

Утро дня завершения коронации выдалось пасмурным. Небо постепенно заволакивало тяжёлыми грозовыми тучами, готовыми в любой момент обрушить на землю потоки воды. В замке и за его пределами было очень тихо. После вчерашнего торжества, казалось, всё живое погрузилось в глубокий сон без сновидений.

Грэгор проснулся в своих покоях, его мучила нестерпимая жажда. С трудом разлепив непослушные веки, он протянул руку и привычным жестом нашарил на прикроватном столике кувшин с вином. Искать чашу и совершать лишние движения, у короля просто не было сил, поэтому, как и накануне, он поднёс сосуд ко рту и жадно припал к спасительному напитку. Спустя несколько секунд пустой сосуд упал на пол и, жалобно звякнув, замер.

Грэгор откинулся на подушки, издав хриплый вздох облегчения. Минуту он просто лежал, глядя в пространство и стараясь не тревожить гудящую голову, но потом боковым зрением уловил слабое движение, как будто в кровати был кто-то ещё.

Проклиная всё на свете, он сдёрнул одеяло и увидел на другом краю стройную темноволосую служанку, ту самую, которую подсунул ему Трор.

«Зачем? Ну, зачем мне понадобилось тащить её в свою постель? Что я собирался сделать с ней здесь такого, чего не мог сделать на месте?» – молодой человек мысленно застонал.

Грэгор собирался разбудить гостью и выставить за порог, пока кто-нибудь её не увидел и не начал кричать о позоре для чести королевского рода, но вдруг его живот свело болезненной судорогой. Комната заходила ходуном, так, словно располагалась в трюме корабля, угодившего в шторм. Он попытался приподняться, но тело отказывалось его слушаться. То, что он испытывал, было совершенно не похоже на похмелье.

Закрыв глаза, король постарался расслабиться и дышать ровно, но сделать это оказалось не так просто. Грэгора начала охватывать паника. «Нужно позвать на помощь. Но кого? Что за…? – снова открыв глаза, он увидел, что комнату начал заполнять белёсый туман, который стелился вдоль стен, искривляя контуры предметов. – Маг! Нужно, чтобы кто-нибудь позвал мага!». Пытаясь ухватиться за край стола, молодой человек не удержался и, перевалившись через край постели, с грохотом упал на пол.

6
{"b":"560050","o":1}