ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия надежды
Фантомный бес
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Записки реаниматолога
Еда и мозг. Что углеводы делают со здоровьем, мышлением и памятью
Поймать дракона. Новый год в Академии
Проклятая
О Чудесах. С комментариями и объяснениями
Я работаю на себя

Кивнув стражникам, чтобы те удалились, он мельком посмотрел на замершего в отдалении Ральда, и, наконец, заставил себя взглянуть на Грэгора.

– Я знаю, ты меня ненавидишь, – новый король замолчал на полуслове, словно обдумывая некую важную мысль.

– Человека воткнувшего мне нож в спину? Унизившего меня, отнявшего то, что принадлежит мне по праву? О, да! – Принц скривил рот в желчной усмешке, – Но ещё больше я тебя призираю. Ты не более, чем трусливый выблядок, опозоривший отца. Помнишь его? Того самого, который подарил тебе вторую жизнь?

– Тебе не дано увидеть всё моими глазами, – вздрогнув, Сибел побледнел ещё больше и перевёл глаза на остроконечный шпиль храма творца, возносившегося над всеми прочими постройками города, лежащего перед ним.

– Ах, ну да! Как же я мог забыть, что мне, смертному, никогда не понять тех простых истин, которые доступны твоему великому разуму, – Грэгор старался говорить спокойно, однако его желание сломать брату каждую кость в теле было столь велико, что тот, словно бы кожей ощутив ненависть своего пленника, покачнувшись, сделал шаг назад.

Ральд, напротив, подошёл ближе, явно собираясь вмешаться, однако был остановлен жестом нового господина.

– К сожалению, наш разговор лишен смысла, – Сибел сглотнул подступивший к горлу ком и продолжил, – Но я пришёл вовсе не для того, чтобы смеяться над твоим поражением, а чтобы попрощаться… Ты объявлен изгоем. Я не стану вредить тебе, если ты покинешь Грандир завтра же. Никто из лучших представителей Великой Половины, находящихся в союзных нам странах, не должен иметь с тобой никаких дел, иначе будет страдать от последствий.

– Как благородно! – желаемая интонация не далась принцу, голос его прозвучал сипло и бесцветно. Каждое слово Сибела доносилось до молодого человека словно удар хлыста.

Брат коротко взглянул на Грэгора в последний раз и, отвернувшись, нетвёрдой походкой направился к двери. Когда пола его одеяния, мелькнув, исчезла за стеной, Ральд ковырнул носком сапога рыхлую землю, и, сплюнув, совершил несколько пассов рукой – один заставил обездвиженного принца уткнуться лицом в грязь, а второй вышиб из его лёгких воздух. На лице мага залёг отпечаток изощрённого удовольствия. Он медленно приблизился и стал наблюдать, как вздуваются желваки на шее пленника, пока не убедился, что тот лежит без сознания.

Глава 4

Иомир

Иомир сидел на колченогом табурете за столом Эонеровой ложбины – самого сомнительного, должно быть, питейного заведения Грандира. Он старался не выделяться. Посетителями таверны являлись, в большинстве своём, наёмники, «слетающиеся» в город со всей Великой половины, дабы испытать судьбу на отборе в королевские войска, после чего отправиться вместе с ними к Железным вратам, а оттуда в один из многочисленных форпостов, охраняющих границы от бесконечных потоков разной погони, ползущей с Ужаса Великой половины. Или наняться в охрану торгового каравана, которые в изобилии спешили туда же, дабы не дать залежаться солидному жалованию в карманах воинов.

Находиться здесь было небезопасно, в том числе и старым клиентам. Но Иомир чувствовал себя вполне комфортно. После пяти лет, проведённых на гномьих рудниках, он в совершенстве владел языком, которым пользуются наёмники, а его внешний вид говорил о большом проигрыше в Перст судьбы или об иной какой неприятности.

Казалось, он глубоко задумался. Однако привычный взгляд молодого мужчины не упускал ни единого жеста, а ухо – ни единого слова, сказанного в шумном полумраке. Вот большая компания вооруженных до зубов головорезов празднует успешное дело. Один из них поглядывает на остальных «отдыхающих» глумливым взглядом, ища об кого бы почесать кулаки. Через два стола в углу сидят ещё трое и вид у них довольно кислый, а значит, будет потасовка.

Это не отпугнуло бы Иомира, если бы он успел услышать или увидеть что-нибудь полезное, что помогло бы ему понять, как заработать денег, которые были ему так отчаянно нужны, однако постепенно надежды на поживу канули всуе, и он решил покинуть будущее место кровавых событий до их начала.

Он уже протянул руку, чтобы сделать последний глоток из замызганной кружки, когда дверь отварилась и на пороге возник человек, увидеть которого в подобном месте было равносильно тому, чтобы увидеть Высшего на субботней ярмарке. Поэтому руку до цели он так и не донес, опустив её на липкую столешницу, и едва заметно подавшись вперёд от удивления.

Потрёпанный и всклокоченный, со злой ухмылкой и недобрым огнём в глазах, перед ним стоял принц Грэгор. Иомир помнил его довольно хорошо. Ещё вначале своей короткой и невесёлой жизненной истории, он учился вместе с Грэгором в Соколином Гнезде – первой и единственной школе военного искусства, открытой дедом Теолина. И откуда его, Иомира, потом вышибли за то, что не вышел ростом. В душе парня было всколыхнулась детская обида на многочисленные шуточки про то, как его мамаша, мол, согрешила с гномом. Но потом рот непроизвольно расплылся в ироничной усмешке, потому как за этими воспоминаниями вереницей потянулись те, в которых настоящие гномы на рудниках питали к нему гораздо большую симпатию, чем к остальным узникам, а со временем и вовсе перевели на должность помощника заведующего хозяйством шахты.

Молодой мужчина попытался представить, что в этой забытой небом дыре потерял сиятельный наследник престола, но так и не смог. Сомнению не подлежало только одно – ничего хорошего пребывание здесь парню явно не сулило.

Рука Иомира сама собой легла на рельефную рукоять гномьего кинжала, единственного, но весьма полезного имущества, которым он обладал по воле судьбы. Не то, чтобы в душе молодого мужчины родилось к наследнику некое подобие сочувствия, просто упускать шанс озолотиться на защите венценосной задницы он не собирался.

Однако принц по наитию сделал то единственное, что могло спасти или, по крайней мере, временно сохранить его лощеную шкурку в данную минуту – громко приказал хозяину заведения нести выпивки для всех.

В зале, где и без того никогда не было тихо, поднялся одобрительный гул десяток луженых глоток.

Рука Иомира временно расслабилась. Глядя как Грэгор, не таясь, направляется к соседнему столику, он отчаянно старался придумать план действий на тот недалёкий момент, когда у гуляющих наёмников пройдёт эйфория от бесплатного пива.

Он тешил надежду, что заблудший наследник не сделает ничего лишнего, но через несколько минут напряженного, почти звенящего покоя, наглядно убедился, что такого удачного стечения обстоятельств ждать было глупо. К принцу подошла пышногрудая разносчица и поставила на грязный стол кувшин с пивом. Мокрый сосуд ещё не успел закончить расплёскивать мутно-коричневую жидкость, когда Грэгор, схватив её за подол юбки, с хриплым смешком усадил к себе на колени.

Иомир мысленно застонал. И не ошибся. События начали разворачиваться гораздо быстрее. Из-за стола, где по-прежнему веселились наёмники, поднялся тот самый бритый налысо тип, который хотел драки. Он, пошатываясь, развернулся и, не говоря ни слова, метнул нож в Грэгора. На какое-то мгновение сердце Иомира замерло, после чего забилось в утроенном темпе. Лезвие блеснуло в пальце от головы принца, тюкнулось в стену и зашаталось из стороны в сторону. Официантка завизжала и, с удивительной прытью высвободившись из объятий клиента, бросилась к спасительной стойке. Грэгор, же, пребывающий в очень странном для наследника престола настроении, с рыком вскочил и напоказ опрокинул тяжёлый деревянный стол.

Повисла пауза, которая не могла продлиться долго. Иомир понимал, что действовать нужно прямо сейчас, не теряя драгоценные секунды. Глубоко вздохнув, он встал и, покачиваясь, обошёл стол, делая вид, что хочет пересесть в более спокойную часть зала. Потом, достигнув середины разделявшего Грэгора и лысого наёмника расстояния, по-детски распахнул глаза, запнулся о собственный сапог и упал на покрытый объедками липкий пол.

9
{"b":"560050","o":1}