ЛитМир - Электронная Библиотека

Незнакомец, спавший под черешней, никак не отреагировал на мое приближение. Даже когда я подошел совсем близко и потыкал его ногой в бок, он только приоткрыл рот, обнажив десять аккуратных клыков - шесть сверху и четыре снизу - и немного сменил позу, как бы невзначай устроив ладонь на рукояти меча. Мне это не понравилось, поэтому, оглянувшись на товарищей, я буркнул:

- Здравствуйте.

Никакого результата.

- Здравствуйте!

Незнакомец зевнул, исключительно по-вампирьи двинул нижней челюстью и затих. Я посмотрел на него с немым осуждением, после чего присел на корточки и нащупал среди песочных волос по-эльфийски острое, но недостаточно длинное ухо. Такое же, как у меня. Отвечая на прикосновение моих пальцев, парень вздрогнул, приоткрыл синие глаза и спросил:

- Ты кто? - после чего, немного подумав, выругался: - Черт побери! Ретар Нароверт, правильно?

- Эм-м... да. А откуда вы...

- Я уже давно тебя жду, - заявил он и ритуально поднял руку, демонстрируя запястье. - Меня зовут Вильяр, Вильяр Вэйд. Я - Создатель, и мне очень нужно с тобой поговорить. Но я не ожидал, что ты приведешь с собой аж столько народу...

Он наткнулся на безразличный взгляд Снежка и поежился - так, будто почувствовал прикосновение холодного ветра. Убийца, наоборот, выпрямился, выразительно покосившись на меня - мол, видишь, что твое дружелюбие с тобой делает? Одни проблемы!

- Извините, - сглотнув, произнес я. От вампира веяло такой силой, что хотелось спрятаться за десятью стенами и погасить свечи, чтобы не видеть этих ясных синих глаз. - Но что вам нужно?

- Не бойся, - улыбнулся Вэйд. - Все в порядке.

Я про себя отметил, что клыки у него гораздо длиннее моих и выглядывают из-под верхней губы. Над кольчугой торчал воротник потрепанной, старой даже на вид рубахи. По нему вилась незамысловатая вышивка: дикий виноград, оплетающий края ткани.

- Прости, - сокрушенно попросил вампир. - Не хотел тебя напугать. Я буду благодарен, если твои друзья... хм... подождут здесь, пока мы с тобой...

- Он никуда не пойдет, - ледяным тоном сказал Снежок. - Без меня - не пойдет.

Вильяр Вэйд заметно смутился, подумав, что от остроухого веет жутью. Тот, в свою очередь, пришел к выводу, что отпускать меня непонятно куда и непонятно с кем - значит обречь на верную смерть. Во вроде бы равнодушном бирюзовом взгляде мне померещилась хорошо скрытая злость, от которой в случае срыва уклониться не выйдет ни у кого.

- Извините, - пробормотал вампир, принявшись нервно наматывать на палец прядь светлых волос. - У меня и в мыслях не было причинять вред вашему другу. Я просто хотел... знаете, дать пару советов... исходя из собственного опыта.

- Очень интересно, - безо всякого интереса кивнул Снежок. - А скажи, откуда ты вообще о нем узнал? Демоны на ушко нашептали?

- Ага, - простодушно признался Вэйд. И, заметив, что в руке остроухого как-то незаметно появился длинный изогнутый нож, удивился: - Вы чего? Я думал, что господин Айкернауль предупредит вас о моем приглашении.

- Мы его не видели уже больше суток, - пожал плечами я. - Но вы не врете. Слышишь, Снежок? С господином Вэйдом все в порядке. Он не знаком с Атанаульрэ.

- Откуда такая уверенность? - Вильяр поднял брови. - Сначала вы мне откровенно не доверяете, а теперь - наоборот - доверяете чересчур. Вам самим это не кажется странным?

Он вымученно рассмеялся, изо всех сил стараясь выглядеть веселым и жизнерадостным. Но я знал, что кем бы этот вампир ни был, сейчас для него настали не лучшие времена.

- Нет, не кажется, - покачал головой Снежок. - Потому что Ретар - телепат.

- Вот как? - поразился Вэйд. - Приятно знать, что они еще не вымерли.

- Не вымерли - и не вымрут. Такая гадость легко приживается и становится незаменимой, - улыбнулся я. - Рад знакомству, господин Вильяр. Я с удовольствием с вами побеседую, но буду очень благодарен, если мой друг станет свидетелем этого события.

Вампир с минуту подумал, прежде чем согласиться:

- Хорошо. Но только он один.

Я кивнул и повернулся к Кайонгу, до сих пор молчавшему. Тот отсалютовал мне рукой, показывая, что все нормально, после чего выразительно покосился на Эйлина. Бог уже не сидел, а лежал, закрыв лицо здоровой рукой. Над ним склонились Нэйт и Юана - первый выудил из сумки пучок золотистых трав, а вторая что-то едва слышно говорила, хмурясь и кусая губу. Прислушавшись и убедившись, что в разговоре отсутствуют слова "опасность" и "смерть", я снова посмотрел на Вильяра Вэйда.

- Куда мы пойдем?

- В храм, - отозвался он. - Мне кажется, что то, о чем я хочу тебе рассказать, лучше сначала увидеть. Это поможет... ну, знаешь... понять.

Снежок с подозрением сощурился, но не вмешался.

Вильяр подошел ближе, взял меня за рукав и вопросительно посмотрел на убийцу. Тот неохотно протянул ему ладонь, и спустя мгновение мир раскололся, рассыпавшись блеклыми осколками, и превратился в безумный калейдоскоп, где на место зеркальных узоров встали картины черных пустошей с белыми, едва-едва светящимися деревьями. Среди них промелькнуло единственное зеленое, и в тот же миг мои ноги коснулись холодного пола, состоящего из розовых, подогнанных впритык друг к другу пластин.

Место, которое Вильяр обозвал храмом, выглядело довольно непривычно. Сквозь дыры, проделанные в крыше, уходили вверх сияющие зеленые ветви, усыпанные бело-красными цветами. Лепестки причудливо чередовались между собой, и я не заметил ни одного одинакового. У основания дерева расположился серебряный алтарь, а над ним, запрокинув голову и раскинув руки крестом, висело нанизанное на корни тело. Его грудь представляла собой сплошную дыру, и в глубине, за остатками плоти и костями, медленно билось живое сердце, разгоняя по копошащимся червями корням алую, источающую свет жидкость.

Я вспомнил Нэйта, и настроение как-то сразу испортилось.

- Что это? - поинтересовался Снежок, и в его голосе, наконец, появились уважительные нотки.

- Бог, - ответствовал Вильяр Вэйд. - Творение агонитов. Они создают живые тела искусственно, наделяя их разными способностями - в том числе и бессмертием.

- Зачем?

- Ради сердца. Пока оно живо, будет рождаться свет. Здесь, - вампир широким жестом обвел храм, - хранится моя самая большая ошибка. Увлекшись идеей сотворить абсолютное добро, я сам не заметил, как... ну, знаете... дошел до абсурда.

- Это сложно назвать абсурдом, - возразил Снежок. - Больше похоже на жертвоприношение.

У Создателя вырвался нервный смешок:

- Тоже верно.

Он сел на краешек алтаря, скрестив руки на груди и нахмурившись. Под пристальным взглядом убийцы Вильяру явно было не по себе, но он не просил его отвернуться. Я видел, что он чувствует: боль, глубокое сожаление и уверенность, что тот, кто охотится за его головой, прав. В памяти вампира завис образ тощего, очень хрупкого юноши с окровавленной повязкой на глазах.

- Я - нечистокровный.

Вэйд сказал это легко и просто, даже не попытавшись скрыть, что по сути является слугой. Потом продолжил - таким тоном, будто все это не имело никакого значения:

- Я прошел через пять миров, прежде чем меня обратил вампир. Не из кровожадности и стремления получить раба, а из жалости. На дороге к Мосту я столкнулся с нежитью, и она меня серьезно потрепала. Ты, наверное, представляешь, каково это - когда люди пытаются сражаться с теми, кто превосходит их по силе и скорости в восемь раз. - Вильяр бросил на меня вопросительный взгляд, а затем, дождавшись кивка, продолжил: - Я истекал кровью и был, в общем-то, уже готов к смерти, но судьба распорядилась иначе. Остатки моей жизни достались бродячему кровососу, и взамен он дал мне новый... с позволения сказать... шанс. Сказал, что я ничем ему не обязан, но дал один очень глупый, как мне тогда показалось, совет: отказаться от своей изначальной цели и уравновесить добро со злом так, чтобы в итоге ни первое, ни второе не стало ущербным.

2
{"b":"560053","o":1}