ЛитМир - Электронная Библиотека

- Наташа, я хочу тебя пригласить на прогулку.

Неожиданное заявление мужа польстило девушке. Она кокетливо повернулась и игриво смотрела на возлюбленного.

- И куда ты меня приглашаешь?

- На природу. Ты поедешь?

- Мы с тобой поедем на природу?

Игорь кивнул.

Это было необычно. Наташа потратила много времени на подготовку наряда и внешнего вида. Свидание. Муж решил разломать стену между ними решительным образом.

Они выехали после двух часов, когда начинала спадать жара. Июнь душный месяц. Духота в автобусе, и два довольных лица, смотрящих внутрь собственных отношений.

- Когда мы приедем, обещай, что сможешь себя контролировать. Я не хочу, чтоб ты напивался, и начинал вести себя непристойно.

Мимо них летели здания, витрины, транспорт и пешеходы. Всё это отдалялось и приближалось по мере поворотов. Наталья думала о пикнике на поляне за городом, где тень от деревьев освежает, а поющие птицы снимают напряжение и уносят далеко в мир нежного спокойствия, отрывая от проблем и неприятностей. Это было удивительно, это было странно, это было необычно, но это происходило с ней. И она была рада.

- Куда мы едем? - спросила Наташа. Мысль что она не спросила об этом раньше, заставила её улыбнуться. Ей было всё равно, куда ехать с мужем, но она не знала, что ему было не всё равно.

- Посидим, отдохнём. Хочу тебя познакомить со своими приятелями. Тебе не стоит их воспринимать, как отбросы общества.

- Боря и Кирилл? Эти алкаши?

- Не говори так.

- Как мне говорить? Я думала, мы будем одни. Я не хочу проводить время с твоими собутыльниками.

- Думай, что говоришь, женщина. Это мои друзья. Ты хочешь, чтоб мы были вместе или нет? Я не могу бросить их из-за того, что жена мне не позволяет выходить из дому. Как это будет звучать?

Наташа вспомнила последний раз, когда они принимали у себя гостей. Она два часа мыла пол от подобия коровьих лепёшек яркого цвета, оставленных милыми гостями, которым "не пошло". Эта процедура вспоминалась ей до сих пор, и её выворачивало при мысли об этой парочке.

- Везёшь меня на оргию? Нет уж, спасибо. Сам гуляй со своими пьяницами.

Наталья поднялась с сиденья.

- Наташа!

Она не обернулась, направляясь к выходу. Пассажиры, сидевшие рядом, и слышавшие разговор, сочувственно провели её глазами. Кто-то качал головой. Такого стыда женщина давно не ощущала, и не хотела глядеть по сторонам. Она подошла к водителю, и глянула в окно, чувствуя обиду и раздражение.

- Остановите на остановке, пожалуйста.

Сзади её звал муж, но она не хотела поворачивать голову. Ей было всё равно, что за остановка сейчас будет, она лишь хотела избавиться от общества мужа, и широко раскрытых глаз пассажиров, провожающих её. Автобус остановился, она вышла. Сквозь мутное окно она видела безразличное лицо Игоря, уткнувшегося в стекло. Глаза были безумно больны раскаянием и непониманием. Привычный взгляд, до отвращения часто липший к лицу её супруга.

Наталья стояла на окраине города. Трасса была пустой. Со скрипом автобус отъехал, и девушка ощутила облегчение. Быть в кампании с алкоголиками ей представлялось противным. Одновременно она ощутила себя свободной, хоть и на время. Муж обманул её и она кипела от злости. Она огляделась и заметила, что местность ей знакома. Через дорогу от неё красовалась табличка.

Птицеферма. Личинов и Коболев.

Это была ферма её отца. Она вспомнила, как ещё ребёнком бегала по ферме, и, вырвав у неосмотрительной курицы несколько перьев, вставляла их себе в кепку. Её отца нашли в 2006 году, висящим в петле, в собственном кабинете. Мать приняла распоряжение птицефермой в свои руки, но конкуренция и неопытность в подобных делах, не помогли ей поднять на ноги шаткий каркас бизнеса мужа. Когда всё рухнуло, мать вернулась в Одессу, и с горем в глазах пошла работать, стараясь устроить дочь. После того, как Наталья вышла замуж и сменила фамилию, она ни разу не появлялась на ферме отца, считая это место приносящим беду. Теперь, случайным броском судьбы оказавшись тут, ей захотелось войти внутрь, и отвлечься от того разговора, что заставил её ощутить себя голой.

Наталья перешла дорогу, вошла в раскрытые ворота. Забор был высоким и металлическим. Не было видно, что твориться внутри. Давно уже это место служило притоном для наркоманов и бомжей. Неприветливые стены, и обвалившаяся со зданий штукатурка, красноречиво говорили о пустоте и тихой грусти. Наталья прошла через двор, где когда-то она садилась в машину отца. Пустые вольеры, старые рыхлые здания, кругом тишина и покой. Она подняла старое куриное перо, испачканное помётом и грязью, и повертела его в руке. Глухой звук мычания привлёк её внимание. Она повернулась в сторону амбара, где внизу были ступени в подвал, и сделала несколько шагов в этом направлении. Мычание повторилось. Наташа распознала звук похожий на мычание коровы, и одновременно напоминающий голос козы. Наталья подошла к спуску в подвал, прислушалась. Она отчётливо расслышала чавкающие звуки. Кто-то жевал.

- Тьям-тьям-тьям.

В полнейшей темноте она не решилась спуститься, но кто мог жить в подобном мраке? Она отошла в сторону, и обнаружила, что напугана. Кто-то жевал что-то в тёмном подвале. Хороший сюжет для любителей жести. Она собиралась войти, но что-то мешало ей набраться решительности. Страх давил на голову, и отгонял от ступенек, как запах дыма гонит насекомых.

- Кто здесь?

Тишина невольно приостановила порывы женщины оглядеть кромешную тьму.

- Тьям-тьям-тьям.

Звуки жевания доносились до её сознания, и неожиданно перед ней промелькнул образ жаренных цыплят. Отец любил жаренную курочку. Он моргал дочери одним глазом, когда она бегала по двору фермы. Мол, выбери курочку, и сегодня вечером она посетит наш дом. Отец постоянно чавкал, когда ел.

- Тьям-тьям-тьям.

Наталья со страхом представила, какие последние звуки вырывались из сдавленного горла её отца, когда он висел в петле. Возможно подобное чвакание?

Из подвала шли звуки. Кто-то там жевал.

Зверушка?

Ступени темнели по мере близости дна и тонули во мраке. Любопытство толкало её вперёд, но здравый смысл держал за волосы, пальцем крутя у виска. Так она и стояла неподвижно, ожидая кто победит в этой схватке её собственного рассудка.

Бедное животное! Оно застряло, и не может выбраться оттуда.

Ей вспомнилась курица, дёргающая крыльями в припадке отчаянной попытки спасения. Курица, которую она видела на ферме отца. Сострадание шепнуло ей на ухо о жалости, и напомнило, что животные братья наши меньшие.

- Кто здесь? - крикнула она громче. Тишина.

- Тьям-тьям-тьям.

Наталья сделала шаг на ступеньку. Оттенок туфельки сменился на более тёмный. Звуки жевания резко прекратились. Женщина замерла, слушая стуки сердца. Через секунду она обернулась и побежала к воротам прочь от этого места.

Здравый смысл облегчённо вздохнул, и вытер пот со лба.

- Ну что Лёня? Собрался куда-то?

Леонид оглянулся, и понял, что его ожидали, устроив засаду. Он стоял возле шкафа, собирая вещи. Он не заметил, что в ванной прятался человек с пистолетом. Дуло было с глушителем. Леонид узнал в человеке знакомого, работавшего на Лося. Человека звали Дима. Он отличался твёрдостью и неподкупностью. Дима сложил руки внизу живота, одну на другую. Пистолет был в руке, дуло направлено в пол.

- Я никуда не собирался ехать. Думаешь, я совсем дурак?

- Если ты начал убивать людей Лося, то да, ты дурак.

Дима оценил светло-голубой костюм Леонида и взглядом сделал ему комплимент по этому поводу.

- Подожди, у меня есть предложение, но мне нужно поговорить лично с Лосем. У меня есть костюм, который ему понравиться. Это не просто костюм. И поверь мне, за этот костюм Лось сам убил бы кого угодно.

- Этот, что на тебе?

- Да.

- У него таких десять висит.

- Ты не понял сути.

- Тебе дали шанс, но вместо этого ты плюнул в лицо своего босса. Говори слова, которые желаешь, чтоб он запомнил.

3
{"b":"560054","o":1}