ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Желание смеяться пропало, когда Инна случайно глянула под соседний навес. Там плотный мужчина с черной волнистой бородой, с виду конченый психопат, нарочито проводил молодым женщинам по шее ножом, при этом что-то крича. Женщины старались подражать его воплям, но получалось у них плохо, невнятно. За это бородач наказывал чуть кровящимися порезами. Таким "обрядом" мужчина рассчитывал привлечь внимание бога страданий и смерти.

Ощутив тошноту, Инна перевела взгляд, и на следующей площадке увидела людей в деловых костюмах, поклоняющихся красиво упакованным коробочкам разных размеров. Они совершали воображаемый акт купли-продажи, и их лица наполнялись счастьем. Обладатель наибольшего количества коробочек к определенному моменту, удостаивался восхвалений и бурных аплодисментов от других владельцев товара.

" Господи, куда ж я попала?"- подумала девушка. Она не бывала на балах, но что-то ей подсказывало, что настоящий бал должен выглядеть совсем не так.

Чтобы не сердить экзорциста, (он всерьез заинтересовался, почему девушка не ведет себя, как остальные его подопечные) Инна спела детскую песенку на польском языке и похлопала в такт ладошами.

- Аллилуйя!- возгласил обрадованный чтец,- чадо присоединилось к нам, Дух Пятидесятницы сошел, она заговорила на иных языках! Скажи еще! - попросил он. Инна в ответ усмехнулась. Ей захотелось произнести что-нибудь, от чего у "пастора" испортится настроение. Она набрала воздуха в легкие, но ей помешал прилетевший с другого берега реки низкий вибрирующий звук. Судя по его мощи, он был издан трубой, похожей на ту, что произвела в древнем Иерихоне землетрясение. В лагере все живое пришло в неистовство, а у Инны волосы поднялись дыбом, как испуганной кошки.

Тут же на песчаный пляж между лагерем и рекой, до этого пребывающий во тьме, рухнула молния. Она запалила облитые бензином поленья вокруг пентаграммы. В свете костра Инна увидела внутри колдовского символа плотно стоящие тотемы, узнала в скульптурах свои работы, и со стыдом осознала, в чем виновата перед Богом.

Таинственный призрак в черном плаще по центру магического знака сотворил заклинания. Огонь разом погас, оставив после себя курящиеся головешки, а на месте страшной тени объявился красавец граф, одетый в белоснежный фрак сказочного принца. Лицо их сиятельства улыбкой призывало приступить к главной части праздника.

И тогда, в особой ведовской тишине, позволяющей слушать воображаемую музыку, стартовал бал, на который Инну звали. Его участники группами стали покидать площадки и направляться к "своим" тотемам, чтобы принять участие в танцах. Однако не обычных, привычных для Инны, а плясках со страшными идолами, определенно ожившими в этот полуночный час.

Гость бала проходил босыми ногами по тлеющим углям, и, почувствовав экстаз, вступал в астральную связь с духами тотема и единоверцами. Таких счастливых лиц, восторженных восклицаний, наполненного радостью пляса, девушка еще не видела. Она и предположить не могла, что возможно такое блаженство. Ликующий бородач кружился с полуголыми моделями, позабыв о ноже и своих сторонницах в черных платках, а представители торговой секты перемешались с пятидесятниками.

Некоторые "счастливчики" падали без сознания, с ушедшими за переносицу зрачками и пеной у рта, как первобытные шаманы. Видимо, по достижении нирваны их душа окончательно перемещалась в ирреальность, и с телом случался коллапс. Как ни удивительно, им завидовали.

Тотем экзорцистов, сделанный Инной из обычного бревна, не вызывал у нее таких горячих чувств, как у остальных сектантов. Безразличная к мистическим обморокам, девушка сильно скучала в обществе любителей погонять бесов, и уже считала, что напрасно пришла сюда, когда вновь прозвучала труба.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Инна уже без любопытства осмотрелась, желая разобраться, с какой целью подан сигнал. Она увидела, что хозяин праздника, который до этого, сверхъестественно быстро перемещаясь, общался с гостями (за исключением разве что "хохлушки" и еще парочки таких же невзрачных личностей, как она), встал на берегу реки. Раздались возгласы:

- Испытание! Испытание! Кто хочет стать королевой?

Несколько прелестниц из числа "звезд" бала, покинув беснующихся в пентаграмме людей, направились к их сиятельству. Все выглядело так, будто они решили преодолеть неширокую Протву вплавь. При слабом течении в реке затея казалась легко осуществимой. " Неужели настолько просто?" - подумала Инна.

Красивая девушка в шикарном купальном костюме, судя по ужимкам, уже мнящая себя коронованной особой, обняла графа. Он довольно грубо оттолкнул ее, и стал делать выставленными на обозрение пальцами повторяющийся жест, желая добиться у публики поддержки. Опытные участники праздника, дружно хлопая, принялись громко просить: "чудо! чудо! чудо!".

Добившись всеобщего внимания, колдун потребовал тишину поднятием руки. Инна необъяснимым образом, наверное, единственная среди окружающих, ощутила психологическое усилие, которое граф испытывает, вызывая необычайное явление. Хотя казалось, что фантастичнее, чем происходящий бал-шабаш с нечистой силой, быть ничего не может.

Однако вот, дивитесь! Чародей произнес заклинание, сверкнула молния, в разгар лета случились заморозки. В воздухе закружились редкие снежинки, с сердечной болью напомнив девушке о мадане, а еле заметная лунная дорожка на темном глянце реки, по которой пробежал электрический разряд, замерзла. Маг облачился в черный плащ с капюшоном и пошел по льду, наслаждаясь восхищенными взглядами почитателей магии. На складках одежды их сиятельства, вызывая восторг у зрителей, вспыхивали шаровые молнии. На фоне звездного неба волшебник смотрелся, как звездочет, совершающий в просторах галактики обход знаков зодиака.

Претендентки на корону направились за ним, но у них ничего не получилось. Вероятно, они не понимали, как ступать по ледяной дорожке, и соскальзывали в реку. До этого момента Инна не предполагала, что будет шанс. Теперь же она почувствовала волнение: захотелось попробовать свои силы. Девушка вспомнила, как в Киве побежала за знаменосцем, и в душевном порыве преодолела огонь.

Представив себя стрелой любви, пущенной Купидоном, Инна помчалась к воде в сильнейшем эмоциональном напряжении. Вперед толкало желание доказать, что она достойна высокого звания. Интуиция подсказала правильные действия, однако все равно послышался треск, сообщающий о разрушении льда под ногами. Каждое мгновение грозило обернуться неудачей. Тогда Инна вообразила, что у нее есть крылья. Она не идет, а летит за мечтой, надеясь на превращение замарашки в принцессу.

На противоположном берегу граф уже развернулся, закинул за спину плащ, и, представши опять в белом, приготовился встречать королеву. Конечно, если таковая нашлась на балу.

- Я почему-то был уверен в твоей удачливости. Вспоминал о тебе!- сказал он, уже привычно подавая руку запыхавшейся от возбуждения Инне, чтобы она сошла с поверхности реки и встала рядом с ним. Касаясь поврежденной руки девушки, граф, непонятно ей, почему, опять едва вздрогнул. Это была не неприязнь, она определила бы ее, нет, но что? Почему он так реагирует на их прикосновения? Загадка, ответа на которую, похоже, не знал и сам граф, судя по замешательству, мелькнувшему в его глазах.

10
{"b":"560055","o":1}