ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда она — твоя, — и Келси унесла сувенир в комнату, откуда доносились звуки песенки из мультика «Рога и копыта. Возвращение». Дженнифер проводила ее взглядом: вот и не осталось ни следа от прошлого.

— Не могу поверить, что ты отдала ей это, — сказала Джеки. — Ведь эта штука была у тебя много лет. Откуда она у тебя? Джен встала и принялась дальше распаковывать коробки. - Сэм выиграла ее на ярмарке, — и хорошо, что она стояла спиной к Джеки, потому что при упоминании имени Саманты на ее глазах выступили слезы.

— Кстати, как она теперь выглядит? — рассеянно поинтересовалась сестра, расставляя посуду в шкафу. - Она почти не изменилась, — сказала Джен. — На самом деле, она выглядит прекрасно, став взрослой. - Все такая же тощая, как садовые грабли? - Нет! — рассмеялась Джен и украдкой вытерла глаза.

— Помнишь, как я ходила на двадцатую годовщину со дня своего выпуска? — Джеки дождалась пока Дженнифер посмотрит на нее, и они обе закатились в новом приступе смеха. — Я когда — то так была влюблена в Марка Колетти, который даже не подозревал о моем существовании… Так вот, он совершенно не походил на того юношу, которого я помнила: лысый, как грейпфрут, толстый, будто на девятом месяце… Тьфу! Слава богу, мы хоть не лысеем…

— Ага, ведь лысая ты была бы жуткой уродиной! — хихикнула Дженнифер, уклоняясь от полетевшего в нее газетного комка. - Ты бы выглядела не лучше! — парировала Джеки. — И что же, Саманта — замужем? У нее есть дети?

Джен отвернулась, снова заняв руки столовыми приборами. - Я не спрашивала, — соврала она, надеясь, что Джеки не почует ложь, но краем глаза увидела, что сестра опять остановилась и уставилась на нее. - Она же была твоей лучшей подругой, пока вы не поссорились! Разве тебе не интересно было узнать?

— Да, но столько всего случилось, что нам не удалось поговорить о себе… - И ты даже не заметила, есть ли у нее кольцо на руке? — продолжала выпытывать Джеки, к великой досаде Дженнифер. - Нет, представь себе! Мои мысли вообще-то были заняты Тимом! - А Тим был женат? Мне он всегда казался каким-то голубоватым… - Он и был геем, — Дженнифер бросила на сестру быстрый взгляд. - Какая жалость! Он был так чертовски хорош! Дженнифер лишь вздохнула в ответ.

В кухню ввалился Такер: - Тетя Джен, мне нравится твоя новая квартира! А еда здесь есть? - Пока нет, но я заказала пиццу, — успокоила его Джен, и улыбнулась, услышав, как в гостиной Келси заорала «Ура!»

Глава 12

Саманта стояла на мостках, соединяющих два погрузочных бокса, и смотрела, как внизу Миссисипи катит свои мутные воды, мерцающие под светом луны. Она предпочитала ночные смены: ни тебе начальников, ни контролеров, и никто не стоит над душой… Только она да Алан, ожидающие прихода очередного буксира с баржой. И хотя ей нравилось одиночество, но Саманта хотела, чтобы пришел следующий буксир: тогда бы она отвлеклась от мыслей о Дженнифер.

Саманта просмотрела график на рабочем планшете, сделала пометки в чек-листе по безопасности, — все это она обязана была совершать в начале каждой смены. Причал был устроен в виде буквы «П» и выдавался из воды. Мостки соединяли два его конца, на каждом из которых была устроена небольшая кабина, где можно было укрыться от дождя или солнца. Дежурные обязаны были находиться там в течение всего трансфера, пока два огромных гидравлических крана были опущены во время разгрузки или погрузки баржи. В другое время она делала то же, что и сейчас — заполняла бумаги, ожидая следующего буксира.

— Джексон! С «Миссис Айви» сообщили — они задерживаются часа на два! — крикнул ей Алан, появляясь в дверном проеме своей «дежурки».

Она услышала, как он протопал по металлической лестнице, соединяющей несколько пролетов над рекой, что бурлила прямо под ними. - Вот и славно! — крикнула она в ответ, и вздохнула, посмотрев на время: пресловутые «два часа» частенько превращались в шесть, а то и больше, и она уже будет спать дома, когда буксир притащит очередное судно.

Алан принес два полных пакета. Саманта уже знала — в них пластиковые контейнеры с кулинарными изысками его супруги, причем, та упаковывала и на ее долю. К счастью для талии Саманты, Алан всегда подъедал и ее пай, пока она ковыряла салатики, которые, как считалось, должен был съесть он.

— В моей кабине воняет так, будто кто-то очень сильно испугался… Небось, Родни, обошелся с утра без душа. Поэтому прекусим у тебя, — Алан протиснулся мимо нее, ожидая, что она последует за ним.

— И что у нас в меню на этот вечер? — Саманта прикрыла глаза рукой от света лампы, слишком яркого для такой маленькой комнаты.

— Да хрен его знает, я храпел до последнего, пока Алета все собирала… — и Алан принялся открывать контейнеры.

Саманта села за стол. - У-у-у! Фаршированный сладкий перец… Алан пододвинул к ней две емкости — одну с салатом, и другую — с перцем: - Это, видать, тебе: смотри, как аккуратненько упаковано? А мое выглядит так, будто пару раз уронили на пол, а потом еще и потоптались сверху…

— Небось, опять довел женушку до белого каления, а? — Саманта наполнила газировкой из кулера два стакана. - Ага… Предполагалось, что я подсоблю ей сегодня в саду. Жена хотела, чтобы я взрыхлил все культиватором, эта штука слишком большая для нее, но я чертовски устал…

— Я помогу тебе в выходной, — Саманта посмотрела на горку кукурузной каши в его тарелке.

— Я сказал ей об этом, — ухмыльнулся Алан, — записал тебя в добровольцы без твоего согласия.

— Алан, мне нужен твой совет… насчет женщин… — Саманта уткнулась взглядом в салат.

— Легко! — тут же ответил он. — Смотри: самое главное — никогда не выводи их из себя. Что, в принципе, невозможно, потому что никогда не знаешь, с чего это они так завелись? — и он засмеялся собственной шутке. — Слушай, да у тебя баб было больше, чем у меня, да и сама ты… Чем же я могу тебе помочь?

— Помнишь, я говорила, что встретила свою бывшую на проводах Тима? - Ага… твоя первая любовь! — он продолжал посмеиваться, щуря зеленые глазки. — Помню-помню! Как такое забудешь?

— Ты можешь быть серьезным хотя бы пять минут? — упрекнула его Саманта, хотя и знала, что это невозможно. — Вот скажи: ты бы на моем месте постарался бы стать ей другом? Ну, то есть, согласился бы на дружбу после всего, что было?

Алан откинулся на спинку стула и звучно рыгнул. В доках работало всего две женщины, Саманта была одной из них. И потому ей, скрепя сердце, приходилось мириться с подобными вольностями.

— Мужчина и женщина не могут быть друзьями, особенно, если один из них несвободен. Все будут думать, что они занимаются втихаря чем-то неприличным… Но если бы она была одинока, и я тоже… Ну, не знаю… Ты меня прости, конечно, если я рассуждаю как м@@@к, но все дороги ведут в койку. И мы бы там и оказались в конце концов…

— Одно несомненно — ты реально м@@@к… Забудь, что я вообще что-то говорила, — Саманта пододвинула ему контейнер с перцем, и забрала себе салат.

— Хорошо, давай рассуждать так: ты сказала — она замужем. Поэтому прекрасно понимаешь, что не можешь с ней замутить. И на самом деле тебя заботит вот что: сможешь ли ты быть ее другом и при этом не хотеть ее?

— Мы много чего обсудили с ней такого, о чем я тебе не рассказала, — Саманта отправила в рот помидорку. - А-а! Ну и кто из нас редиска? Я ведь пытал тебя, и ты сказала, да, мол, видела ее, она по-прежнему горячая штучка, и вы «просто поболтали»! Нет?

— Ты спросил, трахнула ли я ее? — Саманта в запале наставила вилку на приятеля. — И это все, что тебя на самом деле интересовало!

Алан устроился на стуле, сложив руки на животе, который, не к месту будет сказано, рос как на дрожжах. Зеленые глаза его хитро поблескивали. Он явно ожидал большего — чего-нибудь пикантного. Она даже не сомневалась, что он поделится этим с женой, едва вернувшись домой.

Саманта отодвинула салат и отхлебнула из своего стакана.

12
{"b":"560063","o":1}