ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Assembler, или Встретимся в файлах…
Жесткий лидер. Правила менеджмента от генерала Афганской войны
Плохая девочка для босса
Дом учителя
Когда пируют львы. И грянул гром
Снегурочка
Доктор, я умираю?! Стоит ли паниковать, или Что практикующий врач знает о ваших симптомах
Красные свитки магии
Эвермор. Время истины

— Отличная работа! Моим работникам теперь потребуется совсем немного времени чтобы придать этому месту приличный вид. Хотел бы я нанять вас на полный рабочий день, Джен… - Благодарю вас, мистер Бриджес, — Дженнифер вытерла руки об джинсы. — Я счастлива, что у меня есть эта работа.

— Зовите меня Скотт, это для остальных я мистер Бриджес, — заявил, улыбаясь, ее новый работодатель. — Женщине с таким опытом, как у вас, больше подошло бы место в офисе, но оно прочно оккупировано моей женой, и я не могу отправить ее на скамейку запасных, если хочу жить в мире и покое.

— Мне нравится работа, требующая физических усилий, — Дженнифер оборвала сухие листья с куста боярышника. — Такой труд вносит приятное разнообразие.

— Я буду работать с вами так много, как только возможно, но дела идут не очень…

— Понимаю… И я очень признательна вам.

Скотт снова улыбнулся и откланялся, оставив женщину продолжать свое занятие. Джен вздохнула, провожая его взглядом. Она прекрасно понимала ситуацию: большинство наемных работников Скотта были его же собственными детьми и их приятелями, готовыми подработать за несколько лишних баксов. Бриджес не мог себе позволить платить более или менее достойно тем, кому реально нужен был нормальный заработок. Но эта работа позволяла ей чувствовать себя полезной, да и сбережения таяли не так быстро.

В свое время — до ее замужества — мать хотела, чтобы она поступила в школу медицинских сестер. Но это было не то, чего хотела Дженнифер. Когда же дочь отвергла ее затею, Джанет Таннер тут же придумала для нее другой план: и это план включал в себя наличие мужа, который бы взял на себя заботу о ней. Дженнифер должна была бы воспротивиться этому гениальному решению, но не сделала этого. Наивная, она полагала, что замужество позволит ей вырваться из-под материнской опеки, и даже в страшном сне не могла себе представить, что Эйвери станет плясать под тёщину дудку!

Теперь Джен сожалела, что не пошла учиться. Как много в ее жизни сложилось бы по-другому, имей она диплом об образовании!.. Не вышла бы замуж, и могла бы добиться гораздо большего, нежели имела теперь.

Но зато сейчас она жила, сама заботясь о себе. Впервые Дженнифер была по-настоящему свободна. И лишь одно омрачало ее существование — отсутствие личного счастья. И это заставляло ее вновь и вновь обращаться мыслями к Саманте. Джен хотела сказать ей, что свободна для отношений, если та еще питает к ней какие-то чувства. Она не раз хваталась за телефон, порываясь позвонить ей, и всякий раз останавливалась, прежде чем нажать кнопку вызова, потому что в реальности дело обстояло не совсем так…

После знаменательного разговора с Эйвери все, казалось бы, шло отлично. Но в один прекрасный день он перестал отвечать на звонки. Эйвери явно тянул кота за хвост, но было непохоже, что он делал это ей назло — ведь она изначально поняла, что он был готов зажить собственной жизнью. Их бракоразводный процесс начал притормаживаться… Мысли об этом заставили Джен нахмуриться: неужели ее мамуля достала и его? Иначе почему он перестал ей отвечать?

Родители Джен были не в восторге от их разрыва. Правда, отец почти не высказывался по этому поводу. Зато мать была очень красноречива!.. Они спорили практически каждый раз, когда общались, и Джен была вынуждена в итоге перенаправить все входящие звонки прямиком на голосовую почту. Тогда под знамена противника было срочно мобилизовано подкрепление в лице старшей сестры. Джеки возникала на ее пороге при каждом мало-мальски удобном случае. Поднимая болезненную тему, она действовала более тонко, нежели мать, но Дженнифер решительно пресекала все ее поползновения.

Джен осмотрела кусты боярышника, что были перед ней: хорошо бы рассадить часть растений на переднем крае участка, и она могла бы сделать это, не обрезая бутоны… Да, эта работа была действительно необходима ей, чтобы заглушить тревогу, пронизывающую все ее существо. Причина же ее страхов крылась в том, что пришла пора выложить родственникам всю правду… На самом деле, нужно было давно сделать это.

Дженнифер оглянулась по сторонам — нет ли кого поблизости? — и тихо проговорила: - Я — лесбиянка… — и повторила, пробуя на вкус запретное слово: — Лесбиянка…

Джен прекрасно понимала, что едва только скажет эти слова остальным, как начнется новая волна скандалов. Она уже так устала оправдываться из-за ухода от Эйвери… А это признание произведет эффект разорвавшейся бомбы, и лишь подольет масла в уже бушующее пламя.

В кармане, словно в ответ ее невеселым думам, завибрировал телефон: пришло новое сообщение. К ее приятному удивлению, на экране высветился номер Мишель.

«Если хочешь, могу составить компанию за ужином»

У Джен точно гора с плеч свалилась, когда она прочитала эсмэску. Мишель была единственным человеком, которого она хотела бы услышать. Они как-то столкнулись друг с другом снова — все в том же книжном магазине, и после повторного отказа встречаться, Мишель предложила ей свою дружбу. Женщины несколько раз проводили вместе время, и это было так чудесно, когда есть кто-то, с кем можно поговорить, кто может выслушать, и при этом понимает, через что ей предстоит пройти.

Дженнифер снова вытерла руки о многострадальные джинсы и набрала ответ: «В Колокольчике в шесть?» «Отлично, увидимся»

Когда Мишель пришла в условленное место, Джен уже заказала закуски и напитки.  - Угадай, с кем я встречаюсь в эти выходные? — без предисловий спросила Мишель, устраиваясь за столом.

— С той девушкой из спортивного клуба? — оживилась Дженнифер.

Мишель победно кивнула: - Да! И она сама пригласила меня!..

— Ну, слава богу! — засмеялась Джен. — А то я уж думала, мне придется попросить ее сделать это для тебя…

— А я думала, мне придется позволить тебе попросить ее… — парировала подруга. Она подозвала официанта и заказала бокал вина. Подождав, пока он удалится, Мишель спросила: — Ты поговорила с Самантой?

— Нет, — коротко ответила Джен, чуть пригубив вино.

— Я понимаю, что ты хочешь сначала утрясти все дела с Эйвери, но что, если за это время она встретит кого-нибудь другого?

Конечно, Дженнифер все прекрасно понимала. И это заставляло ее страдать.

— Чувствую себя так, будто одновременно сражаюсь сразу на нескольких фронтах: постоянные стычки с мамой и Джеки, а теперь еще и Эйвери… Хотя я пока еще ничего не услышала от него. Я прежде должна покончить со всем этим — для моего же собственного душевного спокойствия.

— Похоже, все обстоит именно так, — согласилась Мишель. — Ты хочешь быть по-настоящему свободной, чтобы добиться Саманты, но ты должна отдавать себе отчет, что этот день может никогда не наступить… Даже когда просохнут чернила на свидетельстве о разводе, твоя мать все еще будет готова сражаться: она, может, в конце концов и смирится с твоим разводом, но вот с его причинами…

Подошел официант с готовым заказом, и Мишель оборвала фразу на полуслове. Недосказанное повисло в воздухе.

Когда тот накрыл им стол и ушел, она с сочувствием посмотрела на Джен: - Ох, не завидую я тебе!.. Похоже, следует ожидать конца света, как только ты объявишь, что ты — лесби, если все так, как есть.

— Он уже наступил, — подтвердила Джен, принимаясь за еду. — Я даже не смогла как следует насладиться игрой Такера в прошлые выходные, потому что мать все время галдела о том, как я все испортила… Ее старомодные взгляды сводят меня с ума! — и она передразнила, копируя интонации Джанет Таннер: — О, дорогая, у тебя должен быть мужчина, чтобы тебя уважали как женщину! А иначе другие люди подумают, что с тобой что-то не так!…

— Ты — лесби, вот что с тобою не так! — усмехнулась Мишель. — И в этом нет ничего плохого, но с ее точки зрения — это будет катастрофа…. А твой отец хоть что-нибудь сказал уже по поводу всего этого?

— Он не может и слова поперек вымолвить… И никогда не мог — ведь моя маменька почище труб иерихонских!.. Я вообще никогда не знала, что он думает о чем-либо. Когда я была ребенком, мы общались. Рыбачили вместе… — Дженнифер грустно улыбнулась. — Потом я подросла, стала зрелой девицей, и мы просто отдалились друг от друга. Мне кажется, ему трудно воспринимать меня как-то иначе, а не как его маленькую доченьку… И думаю, он никогда не хотел иметь собственного мнения…

19
{"b":"560063","o":1}