ЛитМир - Электронная Библиотека

Саманта оцепенела, когда Джен поцеловала ее. Она бессознательно облизнула губы, Джен в этот момент посмотрела не нее, а потом снова качнулась к ней. Их губы встретились, Саманта почувствовала язык Джен. Пальцы ее ног глубже зарылись в песок от ощущения прикосновения язычка Джен к ее губам. Не осознавая, что делает, она схватила Джен за рубашку, сминая ткань в кулаках… Когда они разорвали объятия, Саманта глубоко вдохнула. Джен обняла ее за шею, и притянув к себе, шепнула на ушко:

— Понравилось?..

Саманта молча кивнула, не в силах говорить.

— Тогда давай повторим…

Саманта внезапно обнаружила, что сидит, уставившись на повзрослевшую копию Дженнифер, которая уже вернулась обратно за стол. Ее карие глаза пытливо смотрели на Сэм. Та медленно перевела свой взгляд на губы Джен, о которых вот только что вспоминала с нежностью, и тяжело сглотнула. Дженнифер продолжала молча смотреть на нее, пока Саманта собиралась с мыслями. - Я отлучусь на минутку, — Саманта отдала Джен ключи от машины. — Заводи пока машину…

Саманта чуть не запуталась в собственных ногах — так торопилась в уборную. Там, взглянув на свое изображение в зеркале, обнаружила, что она такая красная, словно загорела. Саманта плеснула в лицо холодной водой, точно пытаясь стереть воспоминания. «Черт, Джен смотрела на меня так, будто точно знала, о чем я думала…»

— Ты в порядке? — спросила Дженнифер, когда она села рядом в машине. - Да… просто изжога, — соврала Сэм, а про себя подумала, что это довольно меткое описание того, что она чувствует на самом деле.

Джен порылась в сумочке. - У меня вроде было с собой что-то подходящее…

Саманта приняла две таблетки и разжевала их.

— Хочешь, я поведу? — предложила Джен. - Не надо, я прекрасно себя чувствую, — отказалась Сэм. На самом деле ей необходимо было отвлечься, а если она будет не за рулем, ее снова одолеют разные мысли.

— Как насчет музыки? — Саманта включила радио. — Найду-ка нам что-нибудь…

Дженнифер пару секунд внимательно смотрела на нее, затем переключилась на проигрыватель. Саманта вздохнула и вжалась в сидение. Они были в дороге уже три часа и она начинала терять контроль надо собой.

— Можно спросить тебя кое о чем? — сказала Джен, когда она нашла подходящую волну.

Саманта напряглась. Она знала теперь, что эта фраза из уст Дженнифер не сулит ничего хорошего. - Валяй… — небрежно разрешила она.

— Э-э… Вот из тех пятнадцати твоих женщин… Как много из них ты любила?

«Вот гадство!» — подумала Саманта, а вслух сказала: - Ммм… Троих…

Джен нагнулась к приборной панели и убавила радио. - Значит, спала ты с пятнадцатью, а влюблена была только в троих?

Саманта едва удержалась, чтобы не завертеться, как уж на сковороде. Она бросила быстрый взгляд на Джен: та сидела, пристально изучая ее.

— Ну… я хорошо относилась к ним ко всем, но я была честна, когда сказала, что была влюблена только в троих.

— Можно ли утверждать, что я входила в это число? — без обиняков уточнила Джен.

— Я уже говорила тебе об этом, — Саманта снова быстро взглянула в ее сторону.

— И… каково это было? Любить их?

Саманта закатила глаза: сдается ей, что сейчас все ее личные эмоции будут безжалостно препарированы до атомов.

— В тот момент я думала, что влюблена, ну, может, не так сильно… Словом, я слышала, что после того, как испытаешь первую настоящую любовь, все остальное… Оно несравнимо… Саманта увидела, как на лице Джен промелькнула улыбка.

— Да?.. А что насчет остальных двух?

Саманте пришлось сделать надо собой усилие, чтобы ослабить хватку, с которой она вцепилась в руль. - Я любила Шерил за то, что она заставляла меня смеяться, а Линмари… А зачем ты хочешь все это знать?

— Просто любопытно, — пожала плечами Джен. — А за что ты любила меня? Теперь пришла очередь Саманты пожимать плечами.

— Ты была моим лучшим другом, и я думала, что ты была… прекрасна.

Джен повернулась на своем сидении и откинула голову на подголовник. - А знаешь, что меня привлекало в тебе?

Саманта покачала головой и сосредоточила внимание на дороге. - Твоя необузданность. Тебе было наплевать на все, но ты так трепетно относилась ко мне… Я знаю, что ты уже говорила мне об этом.

— Я была безумна, точно Мартовский заяц, — улыбнулась Сэм. — Но это все осталось в юности. Теперь я гораздо более сдержанная особа.

— Я заметила… — съязвила Джен. — В моем присутствии ты даже робкая, я бы сказала.

— Потому что ты меня пугаешь! — не подумав, ляпнула Саманта, и взглянув на Джен, с удивлением обнаружила, что ее лицо исказила гримаса боли. Ей тут же стало не по себе от собственного откровения. — Прости, но это действительно так.

— Но почему?!

— Потому что когда мы встретились на проводах Тима, ты вот уже двадцать лет как была замужем. А спустя полгода ты подаешь на развод и кажешься очень заинтересованной в том, чтобы начать все сначала.

— Между нами было нечто особенное когда-то, и я не смогла этого забыть. Да и ты тоже — ты сама призналась в этом. Что же плохого в том, чтобы снова узнать друг друга поближе, и посмотреть, к чему это приведет?

Саманта какое-то время осмысливала услышанное. - Ты была моей первой любовью. Наше расставание было слишком болезненным, — она подняла руку, предупреждая возражения. — И прежде чем ты это скажешь, да — это была моя вина.

— Я вовсе не собиралась этого говорить! — огрызнулась Джен. — Я тоже была виновата. Виновата в том, что так поступила.

— Скажи, ты — гей? Ты вообще думала на эту тему?.. Мы ведь были подростками тогда. Это вполне обычное дело, когда юные девочки в переходном возрасте испытывают нежные чувства и влечение к лучшим друзьям.

Джен аж застонала вслух, что неожиданно напомнило Саманте о ее былом темпераменте: - Я потратила годы, думая обо всем этом… Может, я и была тогда ребенком, но я любила тебя и… — она развернулась к Саманте лицом. — Думаю, ты права, что боишься. Потому что я — не боюсь. Но хоть кто-то из нас должен рассуждать трезво…

— Я жила как лесби всю мою взрослую жизнь. Я знаю, каково это, чувствовать себя изгоем. Знать, что твоя собственная мать слишком стыдится тебя, чтобы иметь с тобой что-то общее… Я не собираюсь умалять твои чувства, просто хочу внести ясность!.. Что ты скажешь своей семье, если мы начнем встречаться? Сможешь ли ты справиться, если они отвернутся от тебя?

Саманта в этот момент ненавидела сама себя за такую жесткую прямолинейность, но продолжила: - И да — я боюсь, или, может, я просто не уверена… Но мне вот интересно: что же ты реально чувствуешь ко мне, если собираешься все это испытать на своей шкуре?

— Я размышляла обо всем этом те полгода, пока жила одна. И мне остается только удивляться, слушая тебя. Как я сказала, я просто хочу узнать тебя заново. Я вовсе не жажду перепихнуться по-быстрому, если это то, о чем ты думаешь.

Ну уж с этим-то Саманта разобралась бы, возможно, если бы удержала себя в руках. Но она понимала, что на уме у Джен было вовсе не это. Джен хотела заново узнать ее — и вот что по-настоящему озадачивало…

Глава 27

Дженнифер напрягала пугающая тишина, воцарившаяся в машине. Вопросы Саманты задели ее за живое. Она не хотела думать обо всем этом во время их путешествия. Но Сэм была права. Дженнифер хотелось бы ответить, что, дескать, так и есть, она — лесби. Но понимала, что Сэм не примет так легко ее ответ за чистую монету.

И еще Джен сожалела, что не воспользовалась удобным случаем, чтобы поговорить с семьей начистоту и рассказать о своей истории с Самантой. Она могла бы это сделать, когда сообщила о том, что едет во Флориду. Вместо этого Джен соврала, будто бы отправляется туда, чтобы морально поддержать Саманту, поскольку та собрала кое-какие вещички Тима. Если бы она была честна со своими близкими, то сейчас, возможно, восприняла бы легче возражения Саманты.

— Эй, что-то мне не нравится вот это напряжение между нами… — Саманта легонько коснулась ее руки. — Я должна быть честной, но ругаю себя за то, что обидела тебя…

27
{"b":"560063","o":1}