ЛитМир - Электронная Библиотека

Наличие живого корабля в строю, и его боевой путь, это факт который невозможно опровергнуть. Поэтому с его фотографиями времен довоенных и военных можно легко обосновать те или иные устройства. К примеру, ну что же это, за батарея 76-мм зенитных орудий, без обычного используемого вместе с ней зенитного прожектора, и генераторной подстанции?

Кроме этого. Статус тяжелораненого командира, фактически сделал независимым от решений и влияния командования дивизиона судоремонта, для которого возникла целая куча проблем связанная с модернизацией, казалось бы, почти достроенного корабля. Никто не любит когда подчиненные начинают создавать своей деятельностью фронт работ для себя любимого.

Все же нельзя сказать, что сразу по требованию какого-то командира корабля командование, служба артиллерийского вооружения и тыл флота решили выделить две дефицитные зенитные батареи не на фронт, а на достраиваемый корабль.

Некоторые даже объявили о попытке сознательного препятствия срыву сроков ввода корабля в строй.

Пришлось бороться и с банальной бюрократией в виде неторопливой переписки и исполнения документов.

Как обычно, в сравнении с армейской, флотская организация оказалась достаточно гибкой.

На флоте в отличии от армейской деятельности, есть такой нюанс - как допуск к управлению кораблем от третьего ранга и выше приказом командующего флота. Соответственно любой командир корабля знаком в лицо с командующим и имеет доступ к нему или его заместителю - начальнику штаба и аппарату флагманов флота, каждый из которых имеет отношение к допуску этого командира по специальности. Практически почти любой командир корабля третьего ранга и выше может обратиться к командующему флота, комиссару или члену военного совета флота, если не решаются какие либо вопросы, которые как он думает, снижают боеготовность его корабля. Главное не нарушить субординацию и не перепрыгнуть через определенную ступень управления.

Педантичное обращение к начальнику начальника с извещением первого об обращении к его начальнику. Тем более, что дивизион судоремонта, как таковой в системе флотского управления, находится можно сказать в стороне от линий управления и подчиненности корабельных соединений.

Кроме того на корабль, можно устанавливать образцы вооружения с разрешения отдела Военного Совета Флота, а вот снять установленный на корабль вид вооружения в принципе нереально. Нет смысла подниматься до уровня руководства страны и главного конструктора производителя.

Вертикаль власти и доступность командования соответствующих начальников и отделов на флоте на порядок меньше чем в армейской структуре управления. Соответственно скорость обратной связи при решении вопросов быстрее, чем в армейских подразделениях.

Служить долго в дивизионе судоремонта я не собирался и как говориться 'цацкаться' с временным командованием тоже. Взял и написал письма по существу вопроса в приемную командующего и его замам по соответствующим направлениям, в том числе и флотскому начальнику ПВО. Прямо через госпитальную службу фельдъегерской почты.

Вначале я получил настоящий "втык" от командования дивизиона и еще, не менее значительные, звонки от некоторых должностных лиц. Мол. Что ты себе позволяешь? Нет в проекте корабля такого вооружения. Значит, и не требуется его установка.

Уже когда я стал вовсю, ковылять по госпиталю и даже появляться на достраиваемом корабле, авиация противника топит целый крейсер 'Червона Украина' и стоящий в доке эсминец 'Совершенный'.

Мгновенно воспользовался ситуацией, и уже не стесняясь, вновь отправил комплект заявок и требований по инстанциям и командующему флота, в том числе обратившись в приемную Члена Военного Совета Флота. Не поленился отнести такой же комплект с первой и второй фазой переписки и лично на имя Октябрьского.

А что мне терять? За выживание любого корабля в бою отвечает всегда в первую очередь командир корабля, а не управленцы от тыла и обеспечения.

В период, когда на флоте начали искать, кто же виноват за потерю целого крейсера, вдруг один из командиров кораблей указывает на вопиющие факты игнорирования стремления усилить ПВО корабля простейшими и опробованным способом. Нельзя сказать, что 'была открыта Америка', нельзя сказать, что у флота в обеспечении есть артбатареи по первому требованию. Нет, и не было у Черноморского флота таких возможностей.

Просто возникли условия для требования обеспечения всему военно-морскому флоту страны зенитных орудий. Крейсеров в стране единицы, потеря каждого проишествие стратегического масштаба

Кто-то может сказать, что это 'свинство' и донос!

Так скажет именно тот, кто и не хотел ничего делать!

Кто-то скажет, что это попытка выслужиться, и показать - 'смотрите какой я умный, а прочие дураки'!

Нормальный командир корабля поймет и поддержит. Это вынужденная необходимость и способ выживания не только себя, но и корабля и своего экипажа. Когда выживает корабль, то повышается шансы на выживание и группы кораблей и судов отряда.

Кроме этого выживаемость корабля зависит от командования объединений кораблей и их штабов.

Буквально через двое суток, от моей второй попытки получения зенитных орудий, я оказался в кабинете начальника ПВО флота полковника Жилина Ивана Сергеевича.

Жилин, как и многие из штаба Черноморского флота был настоящим профессионалом и ответственным командиром. Именно он поддержал и выполнил решение начальника штаба ЧФ контр-адмирала Елисеева открыть огонь по своевременно обнаруженным бомбардировщикам люфтваффе, атакующим Севастополь еще за час до начала войны. Рискуя вместе с начальником штаба и оперативным дежурным флота оказаться провокаторами.

Смелости и ответственности этому флотскому командиру было не занимать. Прохоров. Надеюсь, ты не думаешь, что я против того, чтобы довооружить твой корабль? - вопрос начальника ПВО булл прост и предельно лаконичен.

Нет, товарищ полковник, но, и отступать от своей позиции я не собираюсь. Уж больно силен немец, - остался при своем мнении.

И где же ты предлагаешь достать тебе орудия? Я же их не печатаю.

Товарищ полковник, это явно не мой уровень. Я ведь не для себя добиваюсь, орудия ведь не в карман положу. Все равно эти две стандартные батареи с помощью монитора можно всегда учесть в обороне пункта базирования, и даже там, где обычный корабль не в состоянии занять позицию.

Кроме этого уже сейчас в связи с занятием люфтваффе аэродромов в Крыму резко возрастет необходимость в противовоздушной обороне не только гражданских судов, но и боевых кораблей со слабым зенитным вооружением. Практически - предлагаю создать плавучие зенитные батареи, которые никуда не исчезают из состава флота, а наоборот увеличивают мобильность зенитных подразделений, - постарался приоткрыть Жилину часть перспектив и потерь флота от авиации противника.

Прекрасно тебя понимаю, и хотелось бы помочь, но нет в поставках флоту таких орудий. Всего несколько батарей 37-мм зенитные орудий получили для Севастополя, а ты требуешь для одного корабля сразу батарею. Да меня за такое решение сразу в трибунал могут отправить. Сейчас главное Севастополь! Да и зачем тебе именно этот тип артустановки?- Жилин сочувственно развел руками.

Потому, что в настоящее время в стране существует дефицит 37-мм орудий, я и прошу сделать запрос на Кировский завод именно на 45-мм зенитные автоматы образца 1939 года. Их ведь приняли на вооружение, а в войсках они так и не используются. Армейские подразделения комплектуются по довоенным штатам и боевым расписаниям, где рассматриваются 37-мм и 76-мм калибры. Зависимость от типов потребляемых боеприпасов им также выгоднее всего иметь три типа зенитных снарядов в обеспечении поставки расходуемых боеприпасов. У армейских зенитчиков основные - 37-мм, 76-мм и 85-мм боеприпасы. В отличие от наших флотских орудий, где для зенитных орудий 40-К, 41-К и 21-К используется 45-мм боезапас. Установка была принята на вооружение, значит, были как минимум испытательные образцы и явно не в единичных образцах, а принятое на вооружение оружии даже, если приостановлено в производстве, наверняка имеет хоть небольшое, но произведенное и находящееся на складе количество образцов.

4
{"b":"560066","o":1}