ЛитМир - Электронная Библиотека

На следующий день, вновь до обеда, мое тело и душа находятся в руках эскулапов от медицины, а с обеда я оказываюсь на корабле, вникаю в проблемы и решаю возникающие вопросы.

Вечер опять наполняется уколами, высиживанием перед зеркалом и общением с умным человеком - собой значит.

Наконец медкомиссия, признав меня ограниченно годным к строевой службе и негодным к плавсоставу, выписала меня из госпиталя. Это из-за палочки и ковыляния, и тугоухости командир монитора 'Волочаевск' оказался негодным к плавсоставу. Однако командиры кораблей во время войны, на улице не валяются. Особенно если есть корабли.

Кто-то скажет неправда! Так не может быть!

Может и еще как может. Старшему офицеру главное - иметь две руки и две ноги, хотя бы один глаз, и он уже может быть в строю. Есть соответствующие инструкции и приказы по допускам, в любых вооруженных силах мира. Главное, чтобы мысли работали в правильном направлении. Далее можно вспомнить Суворова и Кутузова и их состояние здоровья на службе Отечеству.

Наконец заводские хлопоты кончились, корабль прошел, ходовые испытания и отправился в путь в портовый городок Ейск, на Азовском море, в подчинение командующего Азовской флотилией контр-адмирала Горшкова (будущего командующего ВМФ СССР).

В госпитале в Новороссийске остались две медсестры от клана Вовчих и восточный мудрец, с задатками шамана и руками мастера боевых искусств, по имени Ким Ва.

6
{"b":"560066","o":1}