ЛитМир - Электронная Библиотека

Искать стране "альбит" и "анортит"*.

                

И там шестерками хиляли долго мы,

По тропам тем, где гибнут рысаки,

Хиляли пьяные, искали рьяно мы,

И ничего, конечно, не нашли.

                

Мы в краях тех очень долго жили,

Жрали там почти, что каждый день.

Прахаря и шкары мы пропили,

А в маршрут ходить нам было лень.

                

Кончился сезон, конец работам,

А у нас еще не начат план.

И заместо всяческих отчетов

Мы сложили песню про Саян.

                

Про край далекий тот с его красотами,

Про кручи те, где гибнут рысаки.

Без вин, без курева, житья культурного,

Зачем забрал, начальник, отпусти....

                

* Условные названия урановых минералов.

  

     А это пели до нас, но и мы тоже:

 

 

                       *

                    *    *                 

              

Друзья, подагрой изнуренный,

Недолго мне осталось жить, жить, жить....

И в этой жизни, жизни бренной

Недолго мне осталось пить, пить, пить....

                

Когда умру, похороните, где я с друзьями пировал.

И так могилу мне устройте, чтоб я под бочкою, под бочкою лежал, лежал,

Оборотясь ко дну ногами, а головой под самый кран,

Держа обеими руками огромный пуншевый, да пуншевый стакан, стакан.

                

Рюкзак и компас вы продайте,

На деньги купите вина, вина, вина....

И так студентов накачайте,

Чтоб долго помнили, да помнили меня, меня!

                

Когда все это совершится,

Я вам старицей отплачу,

И на веревке с того света

Бочонок с водочкой, да с водочкой спущу, спущу!     

         

                

                         *

                      *    *                 

              

Холостяцкой жизнью я извелся,

Жалок мне мужчина холостой,

И поэтому я обзавелся

Молодой красавицей-женой.

                

Мне не нужно бегать на свиданье,

Ночью под окошками стоять,

Ради мимолетного лобзанья

Умолять и плакать, и рыдать.

               

Целовать кокой-то дуре руки,

Умолять, чтоб сжалилась она.

У меня для этой самой штуки, штуки, штуки

Есть своя законная жена!

                

Жена! Она

От бога нам дана,

И с ней одной

И счастье и покой....

                

Кто, друзья, еще не поженился,

Тот не знает что такое ад,

Что такое бешеная львица,

И откуда у гадюки яд!

                

Я теперь познал все эти муки,

Драму и комедию сполна.

У меня для этой самой штуки, штуки, штуки

Есть своя законная жена!  

                

     Гимн альпинистов в мое время:  

        

    

              БАКСАНСКАЯ

              

Где снега тропинки заметает,

Где лавины грозные шумят,

Эту песнь сложил и распевает

Альпинистов боевой отряд.

                

Нам в боях родными стали горы,

Не страшны туманы и снега.

Дан приказ, не долги были сборы

На разведку в логово врага.

                

Помнишь, товарищ, белые снега,

Стройный лес Баксана, блиндажи врага.

Помнишь гранату и записку к ней

На скалистом гребне для грядущих дней. 

                

Помнишь, товарищ, вой ночной пурги,

Помнишь, как кричали нам в лицо враги.

Помнишь, как ответил ревом автомат

И как возвращались мы с тобой в отряд.

                

На костре пылали жарко ветки,

В котелке варился крепкий чай.

Ты пришел усталый из разведки,

Много пил и столько же молчал.

                

Синими замерзшими руками

Протирал вспотевший автомат,

И вздыхал подолгу, временами

Головой откинувшись назад.   

          

Время былое пролетит как дым,

В памяти рассеет прошлого следы.

Но не забыть нам этих трудных дней,

Мы сохраним их в памяти своей.   

           

                

                     *

                  *    *                 

              

Мне не забыть той долины,

Сложенный холм из камней,

И ледоруб до средины

Воткну руками друзей. 

                

Ветер тихонько колышет,

Гнет барбарисовый куст.

Парень уснул и не слышит

Песни сердечную грусть.

                

Речка как ленточка вьется,

Горное эхо шумит.

Тот, кто в долину вернется,

Холмик пускай посетит.

                

Ветер тихонько колышет,

Гнет барбарисовый куст.

Парень уснул и не слышит

Песни сердечную грусть.   

                

                

                       *

                    *    *                 

              

Средь гор одиноко, печально звучит

Последний прощальный звонок.

Окончена смена, нас поезд умчит

На север, на запад, восток.

                

И пусть разлука нас не страшит.

Ведь жизнь не скука, бежит, ой да бежит.

Теперь расстаемся с тобою на год,

Веселый домбайский народ....                 

              

Стал шум горных рек нам милее струны,

Суровый, заснеженный край.

Теперь расстаемся, но встретимся мы

С тобою любимый Домбай.   

 

          

                       *

                    *    *   

              

Чем дальше в горы пиво, тем дороже,

А мы без пива жить никак не можем.

Пока, пока...,

Мы пьем из родника....

  

Рюкзак знаком, но как же он тяжел,

Как жаль, как жаль, что дорог так осел.

Пока, пока...,

Я сам за ишака....     

       

                

                     *

                  *    *                 

              

Ваш хваленый Кавказ

Не обитель чудес,

А бульвар, где пижоны гуляют.

То ли дело подходов нетронутый лес,

Неприступная высь Гималаев.

                

Ты сюда бы повел

Свой хваленый отряд

С стопроцентным смертельным исходом,

А не то, что копить за разрядом разряд

В тривиальных кавказских походах.

 

                

                       *

                    *    *                 

              

Гремит камнепад, надвигается ночь,

И ветер, неистово в скалах свистя,

Все рвется в палатку, как будто не прочь

Послать нас ко всем чертям.

                

У нас под ногами весь в трещинах лед,

Метель наметает сугробы вокруг.

Но мы альпинисты и только вперед

Идем мой верный друг.

              

Сверкают вершины вблизи и вдали,

За месяцы, право ж, домой не дойдешь.

Но мы друг для друга любовь сберегли,

И с ней не пропадешь.   

  

 

     Главная песня лагерной лирики:  

  

                  КОЛЫМА                 

              

 Я помню тот Ванинский порт

 И вид парохода угрюмый,

 Как шли мы по трапу на борт

 В холодные, мрачные трюмы.

                

 А море окутал туман,

 Ревела пучина морская.

 Лежал впереди Магадан,

 Столица Колымского края.

                

 От качки стонала зека,

 Обнявшись как родные братья.

 И только порой с языка,

 Срывались глухие проклятья.

                

 Будь проклята ты, Колыма,

 Что названа "райской" планетой.

 Сойдешь поневоле с ума.

 От сюда возврата уж нету. 

                

 Пятьсот километров тайга,

 Где бродят лишь дикие звери.

 Машины не ходят сюда,

 Бредут, спотыкаясь, олени.

                

13
{"b":"560068","o":1}