ЛитМир - Электронная Библиотека

Через двадцать минут после ухода Бойса, он решил присоединиться к нему в прогулке по саду и только потом идти завтракать. Но друга в саду не оказалось.

- Уехал, - угрюмо докладывал конюх, метая рогатиной сено за конюшней. - Ни слова не сказал. Зыркнул так, будто в него бес вселился, и был таков. Я вышел к воротам - несся по склону сломя голову, как на бой. Свист в ушах - ф-ф-фью. Уехал. Грязь летела - дай Боже!

- Слушай, дружок, - беспечно сказал Милле, скрывая тревогу, - оседлай для меня Моргану, будь добр.

- Поедете искать его? - перестав кидать сено, конюх оперся на рукоять рогатины, - Что ж, езжайте. Оседлаю. Как найдете, передайте - конюх Иен для младшего МакГрея коня больше не уважит. Пусть сам чистит, купает, кормит своего Альпина. Не лошадь, а огненный змей. Покусанный, побитый хожу. А у парня для меня доброго слова не нашлось.

Обиженный конюх ушел седлать Моргану. Джон еле дождался, когда белую кобылку выведут на воздух. Он точно знал, куда ехать.

Моргана споро и послушно преодолевала путь, который Милле и Бойс проделывали каждое утро. Весь май, день за днем. За меловым ручьем и ольховой рощей их накрыл дождь. Держа над собой плащ, который предусмотрительно захватил с собой, Милле въехал на поляну с камнем, направил лошадь сквозь нее к тропке, что бежала среди папоротников к дому Анны Монро. Он злился, ожидая встретить на этой тропке возвращающегося Бойса. Мысленно ругался с ним, упрекая за вчерашнюю ложь и сегодняшнее легкомыслие. Нужно было что-то предпринимать. Бойсу рядом с Катрионой находиться дольше не безопасно.

Моргана встала и громко заржала. Милле не понял поведения лошади.

- Идем, идем, - подогнал он ее.

Высоко задирая передние ноги, Моргана снова заржала. Она упиралась и не хотела идти по выбранному пути.

- Что ты, скотинка! Упрямишься? - прикрикнул Милле. Сквозь дождь, наводнивший лес, до его ушей донеслось отдаленное ржание. Моргана тот час отозвалась.

- Никак, Альпин! - догадался Джон, - Ты! Умная тварь. Иди, ищи его.

Он ослабил поводья. Кобыла свернула с тропинки и побрела в сторону камня, обошла его, хрустя ветвями, полезла в чащу. Она и Альпин много лет жили бок о бок, привыкли друг к другу, Моргана искала жеребца уверенно. Тем более Альпин помогал ей - из лесу время от времени доносилось его тревожное ржание. Проблуждав с четверть часа, Милле верхом на белой кобыле, вышел к яру. Увидел мокрого, словно отлитого из темной бронзы жеребца внизу, землянку, из трубы которой поднималась тонкая струйка дыма. Его била крупная дрожь - от сырости и скверного предчувствия.

Моргана присоединилась к Альпину у столбика. Жеребец ткнулся в ее гриву точеной мордой. Плащ упал в грязь, но Джон не обратил на него внимания. Преодолевая дурноту, он сжал в кулаке хлыст и дернул на себя дверь хижины.

Внутри было жарко натоплено. Просторно. Темно. Джон сумел разглядеть жалкое подобие кровати - прямо на нее падал сноп тусклого света из окна. На кровати два слившихся голых тела, неприкрытые, бесстыже ласкающие друг друга. Джон замычал как умалишенный, вытянул руку с хлыстом перед собой, защищаясь от зрелища. Но не смотреть не мог.

Мужчина, услышав душераздирающее мычание Милле, оторвался от женщины и вскочил. Схватил с пола брюки, стал спешно натягивать их, путаясь в штанинах. Темные кудри упали на лицо. Женщина, обворожительная, пленительная, как сон, опутанная сетью светлых волос, но не прикрытая, смотрела на одевающегося мужчину. Смотрела на его сильную спину. Во взоре ее светилось блаженство. Потом перевела глаза на Джона. Ее личико съежилось в недовольной гримасе:

- Любопытный Милле. Он подглядывал.

Справившись с брюками, Бойс выпрямился, весь красный от стыда.

- Т-ты-ы... - прохрипел Джон, белея от бешенства.

- Не кипятись, Джон, позволь, я все объясню, - Бойс сделал успокаивающий жест, - Давай выйдем.

- Выйдем? - страшным голосом повторил Джон, - Что ж, давай выходи!

Он подскочил к Бойсу, схватил его за шею, пригнул и потащил к выходу. За два шага до двери, с силой, удесятеренной душившей его яростью, пхнул друга, подогнав его пинком. Тот полетел головой вперед. Вышиб собой дверь, врезался в слякоть и на животе поехал прямо под копыта коней. Моргана в испуге взвилась на дыбы, грозясь подковами проломить Бойсу череп. Он откатился в сторону, попытался подняться, но поскользнулся в склизкой грязи. Над ним стоял Джон. Лицо его перекосилось.

- Джон! - крикнул Бойс, закрываясь плечом.

Джон широко размахнулся и хлестнул. Хлыст с шипением врезался в мышцы.

- Джон, я...!

Взмах, свист и удар. Он еле успел отвернуться, иначе бы хлыст вырвал ему глаз. Снова свист и удар. Расставив ноги, Джон бил его куда попало - по спине, по груди, животу, рукам, которыми Бойс закрывался, по шее. Хлыст визжал и вгрызался в тело. На коже вздувались толстые рубцы и багровели на глазах. Бойс катался по земле, весь в крови и грязи. Лужи вокруг кипели. Милле не давал ему ускользнуть, подбегал и снова нахлестывал, с истинно палаческим наслаждением. Он ждал, что Бойс закричит, не вынеся истязаний. Но тот молчал.

Крик, вернее высокий, истошный вопль раздался со стороны землянки. Милле сдержав удар, посмотрел туда. Катриона, все еще обнаженная, ухватилась за косяк, чтобы не упасть, смотрела на них и вопила. Ее волосы свесились до земли.

- Катриона! - Бойс поднялся на ноги, воспользовавшись тем, что Милле отвлекся. Девушка моментально умолкла. Он двинулся к ней. Но демон, вселившийся в Милле, не насытился. Джон хлестнул Бойса по спине. Катриона снова завопила.

- Куда? Я засеку тебя!

- Дурак! - Бойс ловко увернулся от повторного удара. Вырвал у Джона и отбросил хлыст. - Хватит!

Джон бросился на Бойса с кулаками. Друг поймал его и сдавил в крепких объятиях.

- Успокойся! Я получил свое!

- Черта с два... - Джон стал озверело вырываться. Бойс сильно откинулся назад и головой ударил Милле прямо в лицо. Разжал руки. Охнув, Джон повалился в лужу, залился кровью - она хлынула из разбитого носа, багровым окрасила рубашку на груди.

- Я же сказал, хватит, - повторил Бойс, сутулясь. Частые красные полосы пересекали его грудь. Одна пролегла сквозь лицо - от виска, через нос и щеку к подбородку. Губа была рассечена и кровоточила. Бойс походил на выходца из ада.

Он сделал попытку помочь Джону подняться.

- Прочь! - Джон с омерзением оттолкнул его руку. Лайонел отошел к Катрионе, закрыл ее собой.

Не глядя на них, Милле отвязал Моргану, поскальзываясь и падая, начал взбираться вверх по склону. Вскоре исчез в лесу.

Катриона громко всхлипывала. Бойс застонал, повалился на колени перед девушкой. Крепко обнял ледяное тельце, прижался щекой к мягкой груди.

- Девочка... Милая моя, - зашептал он, - Прости... Прости...Что я наделал? Я не должен был... Не смог...Как теперь...

Его речь превратилась в бессвязное бормотание.

Она гладила его и беззвучно плакала.

Бойс отвел девушку в землянку. Усадил на кровать. Одел ее, оделся сам. Долго успокаивал, укачивал Катриону, как ребенка, посадив к себе на колени. Шептал, обещал, осторожно целовал маленькие пальцы. Наконец слезы унялись. Он завернул ее в плед, служивший покрывалом кровати, вывел в лес, посадил на коня и довез до камня. Там девушка, ни слова не говоря, соскользнула на землю.

- Беги, - прошептал он, наклоняясь в седле, трогая разбитыми губами макушку ее головы, - беги домой.

Девушка побежала.

Бойс доехал до ручья, лежа на шее коня. Конь вошел в пенный поток, остановился, начал пить. Бойс стал крениться все ниже, ниже, и свалился в воду. Сначала лежал в ней, глядя вверх. Наконец, с усилием сел, стянул с себя рубашку, промокшую и пропитавшуюся кровью. Мочил ее в ручье и мылся. Дождь превратился в ливень, помогал ему, падая сверху. Альпин понуро стоял и ждал поблизости. Вот хозяин его поднялся, побрел через ручей, через луг, ничего не говоря и не оборачиваясь. Конь, чувствуя неладное, не ржал, не пытался догнать хозяина. Брел следом.

35
{"b":"560074","o":1}