ЛитМир - Электронная Библиотека

Чувствуя, что в глазах начало троиться и мельтешить, Кэт поднялась из-за стола, для разнообразия направилась к окну. На улице быстро становилось темно, солнечный свет дрожал на грани гибели, точь-в-точь как на найденном полотне Милле. По цепочке зажигались фонари. Самое время отправляться домой - шел шестой час.

По шоссе, обычно тихому, что проходит за особняком, ехал автомобиль. Не такси. Не классический, с агрессивным силуэтом Кадиллак Эльдорадо Артура. Вальяжно ползла приземистая махина, и по ее черным глянцевым бокам растекались световые блики. Деревья закрывали почти всю улицу целиком, промеж стволов виднелась небольшая часть дороги - автомобиль полностью заполнил собой просвет, и тянулся, тянулся, тянулся, ему, казалось, не будет конца.

Безразмерная машина все-таки закончилась, за ней последовала вереница автомобилей поменьше. Кортеж проехал, остановился у железных ворот позади галереи - этого Кэт не видела, но слышала, как хлопают дверцы, на улицу выходят люди, направляются через сад к черному входу.

Она отошла от окна, прикрыла дверь в лабораторию. Кто может пожаловать в галерею Мэлоуна после закрытия, да не в одиночестве, а с целой свитой, подъехав к заднему крыльцу?

Кэт не хотелось, чтобы хозяин галереи вспомнил о ней и пригласил составить компанию ему и объявившемуся на ночь глядя важному клиенту, богачу, очередному коллекционеру антиквариата, обожателю чеканных тарелок и кривоногих стульев. Не хотелось застрять на работе на лишние часа два, рассказывая историю какого-нибудь костяного подсвечника, попавшего в число ценностей мистера Мэлоуна не иначе как из самого Тадж-Махала. Не хотелось играть роль продавца.

Притушив лампы, Кэт начала собираться. Вымыла кофейную кружку, сложила в сумку бумаги, в обеденный перерыв сделанные на скорую руку зарисовки. Она уже наматывала на шею шарф, прислушиваясь к голосам и шагам, разбудившим особняк, строила план, как незамеченной проскользнуть в гардеробную и убраться восвояси. Но дверь в лабораторию приоткрыла Жозефин.

- Кэт! - позвала она возбужденно, - Ты еще не ушла? Какая удача!

- Собираюсь уходить, - равнодушным тоном Кэт попыталась остудить пыл мадам Мэлоун, - Мой рабочий день закончился полчаса назад.

- Нас посетил один важный клиент...

- Какая новость... - буркнула еле слышно Кэт.

- Буквально на десять минут Артур умоляет тебя показаться ему. Не откажи, дорогая. Этот человек - очень, очень значимая персона...

- Другие у вас не водятся, Жозефин, - усмехнулась Кэт, сдернула с шеи и бросила на стол шарф. - Куда идти?

- Они ждут тебя в овальной комнате. Не дуйся, девочка, тебе светят неплохие комиссионные - ты познакомишься с джентльменом, который не совершает мелких покупок.

Идя сквозь освещенные залы, она обратила внимание, что по всему маршруту ее передвижения у стен, каминов, шпалер стоят люди , все как один в черных пиджаках, безликие, здоровенные. Телохранители. В сопровождении двух-трех телохранителей в галерею заявлялись многие клиенты Артура. Но чтобы их было больше двадцати!...

Овальная комната была погружена в полумрак. Кэт вошла, установилась у дверей, глядя вглубь, где вырисовывались два мужских силуэта.

- Вы звали меня Артур?! - громко спросила девушка.

После стремительного шага она слегка раскраснелась, ее грудь под платьем часто приподымалась, волосы распушились, несколько золотистых прядей упали на лоб. В ее уши были продеты серьги с крупными траурными опалами - подарок Джерри. Камни контрастировали с белизной кожи, привлекали внимание к деликатной линии щек. Платье с викторианскими рукавами, широкой юбкой, стянутой в талии пояском, смотрелось несовременно, чем изумительно красило свою хозяйку, оттеняя винным цветом ткани ее ослепительную молодость. Покрой не скрывал красоту стройных бедер, узость стана.

- Разрешите представить, Ваше Высочество, - донеслись до нее слова Артура, обращенные к тому, второму мужчине, - вот она - наш новый искусствовед, автор интерьера...

Он не договорил, его перебил голос резковатый, властный, но вместе с тем певучий, скрашенный акцентом, который Кэт доселе слышать не доводилось.

- Брось, Артур, какое может быть высочество в присутствии богини...

Один из мужчин двинулся вперед, Кэт почувствовала аромат его одеколона, восточный, резкий, словно удар сабли, горячий, как порыв ветра в пустыне - в нем переплеталось бесчисленное множество нот и оттенков запахов древесных, цветочных, волнующих. Под натиском этого густого аромата Кэт отпрянула.

В трех шагах от девушки мужчина остановился. На смуглом, ястребином лице жарко сверкнули миндалевидные глаза.

- Никогда и нигде я не видел подобной изысканности, - произнес он, мягким жестом обводя комнату, - мне очень нравится.

- Вы преувеличиваете, - ответила Кэт, - обстановка дворцов вашей родины, я уверена, более роскошна.

- Да, роскошна, - согласился мужчина. - Но простота бывает могущественнее роскоши, и легко покоряет сердца. Я шейх Самир бин Ибрагим Азиз аль Саид.

- Катерина Шэддикс, - девушка подала руку для рукопожатия, но он склонился и коснулся губами ее пальцев. Прикосновение оказалось приятным.

Шейх выпрямился. Он был одет в идеально скроенный европейским костюм. Его голову покрывал платк из белого хлопка с двойным обручем черного цвета. Видя, что девушка открыто, без стеснения смотрит на него, шейх улыбнулся, показав жемчужные зубы.

"Красив", - подумала Кэт.

Араб был статен и молод. Густые ресницы, брови с надменным изломом, хищно вырезанные крылья носа с небольшой горбинкой. Черная ухоженная бородка подчеркивает совершенную форму подбородка и скул.

- Принц Самир, - Артур приблизился к замершей друг напротив друга паре, - ценит европейское искусство. Однако при этом считает, что шедевры превращают жилище в музей. Увидев твой интерьер, Кэт, он переменил мнение.

- Да? - Кэт перевела взгляд на Артура, но сам господин директор не спускал глаз со стоявшего рядом араба. Шейх смотрел на Кэт, и лицо его менялось, пылало, точеные черты все больше обострялись.

"Девчонка его распаляет", - мысленно отметил Мэлоун.

- Он говорит, здесь хочется жить.

- Жить, предаваясь любви, - поправил араб. - Я бы мечтал увидеть нечто подобное в моих личных апартаментах... Расскажите мне про этот стиль, мисс Шэддикс.

- Расскажу, - с некоторым замешательством согласилась Кэт, - Но...

И замолчала. По лицу Артура скользнула гримаса недовольства. Он поспешно взял ситуацию под контроль.

- Какими бы ни были твои планы на вечер, Кэт, придется их отменить. Задержись на столько, на сколько наш гость тебя попросит, - сказал он не терпящим пререканий тоном, - я вдвойне оплачу каждый час твоего драгоценного времени. Пока удаляюсь, чтобы не мешать. По завершении экскурса, который для тебя проведет Кэт, я жду тебя в кабинете, Самир.

Кэт не подала виду, что недовольна. Артур ушел.

- С начальником не поспоришь, - буркнула она себе под нос, делая легкий реверанс вслед удаляющемуся Артуру.

Неожиданно араб услышал ее.

- Если мое общество вам неприятно, - звучно сказал он, - Я обещаю вас не задерживать. Потратьте на меня ровно столько времени, сколько посчитаете нужным.

- У вас неслыханное смирение для принца крови, Ваше Высочество, - мужчина вызывал в ней беспокойство, Кэт плавно отодвинулась от него на расстояние, по ее мнению, безопасное, - Но пожалуйста, не выдумывайте, будто вы мне неприятны. Я рада с вами познакомиться. Пойдемте, сначала я расскажу вам про картины.

- Называйте меня, Самир, Кэт, без высочеств...

В седьмом часу принц Самир ибн Ибрагим уже сидел на диване в кабинете Артура Мэлоуна.

- Значит, не послушалась меня, сбежала при первой возможности? Вот нахалка! - проворчал Артур, хмурясь и стискивая пальцами подлокотники кресла. - Налить тебе чего-нибудь, Самир.

- Налей воды, Артур, - ответил Самир, - она из тех женщин, которых силой не удержишь. Пару раз исподтишка глянула на часы, я подумал - достаточно, и отпустил ее. Зачем мне заставлять ее ненавидеть себя с первой встречи?

47
{"b":"560074","o":1}