ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь оставался только месяц ожидания, и все будет кончено.

С работы я все же уволился, хотя в этот раз и с отработкой положенных двух недель. Все время регулярно посещал стрелковый тир, совершенствуя владение оружием. Подумывал записаться на какие-нибудь курсы единоборств, так как моя последняя драка показала, что я в этом полный ноль, но потом решил, что для предстоящего дела все эти рукомашества не нужны, да и не успею за месяц хоть чему-то научиться. А потом как-нибудь обойдусь, как обходился и все прежние годы – не особо любил мордобитие.

Честно говоря, жаль было расставаться с такой чудесной возможностью, но кто знает, вдруг она останется? Доживу до средних лет, а потом опять назад в молодость, и так бесконечно. Еще хорошо бы возвращаться не в один и тот же день, а на выбранный период назад. И без этих ужасов с поглощением тьмой. Эх, мечты, мечты… Как же жаль, что к камешку не прилагается инструкция! Надеюсь, в этот раз не главарь, а я буду задавать вопросы в том подвале; может, что-нибудь и удастся выяснить.

Наконец вот она – пятница, 13-е. Немного мандражируя, я все же собрался и минут за пятнадцать до времени встречи занял нужное место, укрывшись за невысокой полуразрушенной стеной. Вскоре послышался звук подъезжающей машины, хлопки дверей, шаги и, наконец, совсем рядом знакомые голоса.

– Ну че, где он там? – Это был хрипловатый голос Вована.

– Близко уже совсем, где-то вон за той стеной.

– Какого хрена он там забыл?

– Вот и спросишь, как встретимся.

Я вышел из-за стены:

– А я вас жду. Вован, дружище, ты что так долго?

На узком покатом лбу Вована появились кожаные складки, когда он попытался осмыслить происходящее, да и его подельник тоже выглядел весьма озадаченно. Чего я и добивался.

Протянув вперед спрятанную до этого времени за спиной руку с пистолетом, я пару раз выстрелил в середину груди Вована, а затем, быстро переведя ствол на так и оставшегося для меня незнакомцем здоровяка, еще два раза нажал на спусковой крючок. Тела мешками попадали наземь. Приблизившись на пару метров, на всякий случай прострелил этим уродам головы и, отложив пистолет в сторону, как мог быстрее стал за ноги стаскивать тела в канаву. Со здоровяком пришлось попотеть, но я справился. Наскоро присыпав их землей так, чтобы нигде ничего не было видно, постарался замести следы крови, оставшиеся на месте казни. Странно: не раз слышал, что после убийства человека в голову лезут всякие высокодуховные мысли, но меня сейчас заботило лишь то, успею ли добраться до главаря, прежде чем он что-то заподозрит.

Наконец, убедившись, что на земле в глаза ничего не бросается, я вставил в пистолет новый магазин и направился к автомобилю. Хорошо что ключ зажигания так и остался в замке – обыскать покойников я не удосужился. Заняв место водителя, завел машину и, развернувшись, поехал к дому, где находилась моя главная цель.

Как я знал, главарь встречал нас внизу, в подвале, поэтому я, подъехав к дому, нисколько не скрываясь, прошел по расчищенной дорожке во двор, а затем тихо спустился в подвал. На последних метрах приготовил пистолет к бою, поэтому, когда увидел типа восточной наружности, услышавшего мои шаги и уже начавшего оборачиваться ко мне, сразу выстрелил ему в ногу. Взвизгнув, он повалился на пол – уроки в тире не прошли даром. Приподнявшись с пола, опираясь на одну руку, вторую он протянул в мою сторону, и с нее что-то метнулось ко мне. На одних инстинктах я успел отклониться, и мимо меня с гудением пролетел синий светящийся шарик. Врезавшись в стену, он взорвался, опалив все вокруг волной жара, но я уже бежал на врага, намереваясь хорошенько приложить его по голове, прежде чем он успеет опять в меня выстрелить.

«Не успеваю!..» – понял я, когда его рука оказалась вновь направлена на меня. Но «выстрела» взрывчатым шариком не последовало. Подбежав, я саданул главаря коленом в голову и, видимо, попал очень удачно – он обмяк, опорная рука подогнулась, и он опять свалился на пол. В руке, из которой он в меня выстрелил, у него ничего не было, лишь перстень. Что-то все это очень уж похоже на магию, которую часто описывают в книгах, – перстни, светящиеся взрывающиеся шары и прочие чудеса. Да и мой камень тоже имел явно далекие от представлений современной науки свойства. Похоже, это и впрямь тот самый случай. Вот сейчас и выясним наверняка.

На всякий случай стянув с пальца перстень, я положил его себе в карман, а затем обыскал бессознательное тело. Но больше на нем ничего не обнаружилось. Пока обыскивал, главарь уже начал приходить в себя.

– Презренный раб, – злобно прошипел он, глядя на меня, – ты пожалеешь, что поднял руку на владыку.

В ответ я без всяких сомнений выстрелил в колено его прежде целой ноги, он вскрикнул и, с огромной злобой уставившись на меня, произнес:

– Скоро я вернусь, и ты еще познаешь мой гнев, раб!

А затем обмяк и неподвижно застыл на полу.

Как так? Я приложил два пальца к его шее, нащупывая пульс, но пульса не было – человек мертв. Вот и поговорили… Но, несмотря на труп у моих ног, меня очень сильно смущали его слова насчет возвращения – слишком много чудес я уже видел, чтобы списывать со счетов подобное заявление. Я сам яркий тому пример – уже умирал, но все еще жив. Чтобы удостовериться окончательно, достал камень из мешочка, и через пару секунд, лежа на моей ладони, он в такт моему сердцу запульсировал синим узором, проступившим на его поверхности. Это означало только одно – ничего еще не было кончено.

Наверное, мне надо было сожалеть о том, что угроза моей гибели так и не исчезла, или, может, обеспокоиться явно не пустыми обещаниями мести ускользнувшего главаря бандитов, но у меня почему-то лишь появилась радостная улыбка на лице – чудеса продолжаются.

Следовало подумать и о своих дальнейших шагах, но это позже, а сейчас надо осмотреть дом, прихватив все, что может оказаться полезным – теперь важна любая крупица информации. В подвале, кроме уже обысканного трупа, саквояжа и стула, на котором я впервые умер, ничего не было. Прихватив саквояж, поднялся в дом. Дверь взломана. Внутри от бандитов остались лишь тарелка с окурками и кучка мусора, говорившие только о том, что пробыли они здесь недолго. Ничего ценного; надеюсь, хоть саквояж будет мне чем-нибудь полезен. Да и просто интересно порыться в вещах какого-то мага, как я теперь предполагал.

Покинув дом, опять сел в автомобиль и поехал к могиле его прежних владельцев. Прибыв на место, заглушил двигатель и понял, что мне необходимо выполнить одну не очень-то приятную работу – обыскать трупы. Ведь и у них при себе могло быть что-то полезное. Грустно вздохнув, спустился в канаву и начал нащупывать под насыпанной мною недавно землей ноги первого покойника. С трудом, ворочая труп с бока на бок, все же удалось выдернуть его на поверхность, после чего приступил к обыску. Какие-то ключи – на всякий случай прихватил их с собой, сигареты, зажигалка – в сторону, кошелек – его тоже с собой, а вот и нож, которым мне перерезали горло, – прихвачу как сувенир, вряд ли еще у кого-то такое может быть. Все, больше ничего не было. Со вторым трупом пришлось провозиться намного дольше, но в конце концов я справился, из полезного добыв только кошелек.

Забросив все собранное в салон автомобиля, к саквояжу, стал закапывать могилу. Управившись, постарался все сделать как можно более незаметным, где-то присыпав мусором, где-то накидав сухой травы, набранной рядом, а когда наконец закончил и с этим, размял уставшие мышцы и вернулся к автомобилю – разбирать, что же мне досталось. Но перед этим, заведя мотор, я по проселочной дороге, идущей по окраине города, подальше отъехал от могилы – незачем привлекать внимание к этому месту.

Остановившись, обратил внимание на имущество бандитов. Ключи Вована мне ни о чем не говорили, так же ничем особым, кроме своей истории, не выделялся и его нож. Бумажник набит крупными купюрами – богато живут преступники. Забрав все деньги – не пропадать же добру, я ничего там больше не нашел. Кошелек его приятеля тоже, кроме денег, ничего мне не принес – ни единого клочка информации. Выходит, зря возился с этими трупами, жаль. Но все же проверить стоило. Оставался только саквояж загадочного «владыки», как он себя называл. Интересно, где он набрался таких словечек – «владыка», «презренный раб»? Может, сейчас и выясню.

14
{"b":"560075","o":1}