ЛитМир - Электронная Библиотека

   Профессор неохотно встал с кресла и сказал - Пошли, начнем с машины, у Михалыча станется ее о пустом деле раскурочить.

   Они прошли мимо Наташи, разжигающей вторую печку, снова оделись и вышли через террасу на улицу. Сойдя с крылечка, профессор сразу повернул направо и, обходя террасу и примыкавший к ней дровяник с аккуратной поленницей, пошел по грунтовой утрамбованной дороге к строению, которое Жора недавно видел из окна и определил как гараж. Жора чуть задержался, рассматривая площадку, расположившуюся прямо напротив крыльца. На этой площадке, очевидно выполнявшую роль автостоянки, расположились в ряд несколько легковых машин, УАЗ-буханка и два трактора - колесная Беларусь с ковшом экскаватора и гусеничный бульдозер ДТ-75. Вся техника стояла капотами в сторону дома-сторожки, на крыльце которого Жора десять минут назад из окошка видел курившего дядьку. Сейчас крыльцо пустовало.

   - Жора, где ты там? - позвал из-за угла террасы профессор.

   - Иду, Олег Васильевич, иду - отозвался Жора и быстрым шагом двинулся на его голос.

   Профессор уже стоял на небольшом пятачке перед гаражом, рядом с ним расположился Кадо. Жора прошел мимо стены дома с примыкавшим к ней двустворчатым грузовым люком, который он совсем недавно видел, но снизу, и подошел к Пасечнику. Тот стоял перед настежь открытыми крайними воротами гаража, двое других ворот были закрыты. Внутри, в полумраке, на смотровой яме, стояла "шишига" - столь нежно любимая в армии машина ГАЗ-66 зеленого цвета, в исполнении "кунг", то есть - будка. Кабина машины была откинута вперед, открывая доступ к двигателю. Над мотором висела лампа-переноска, заливая его ярким светом, остальное помещение гаража скрывалось в темноте. Рядом с машиной стоял давешний дядька, но теперь в синем рабочем халате, и тщательно вытирал руки ветошью.

   - Вот, Михалыч, познакомься - профессор махнул рукой в сторону подходившего Жоры - Наш новый сотрудник, Георгий Ларионцев, теперь будет с нами работать. А это, Жора, - наш добрый гений-самоделкин Алексей Михалыч Щербаков - понизив голос, профессор сказал - Все может... Абсолютно.

   - Ну, все - не все, но многое - сказал Михалыч, протягивая Жоре для рукопожатия добросовестно вытертую руку - Добро пожаловать, Георгий.

   - Да можно просто - Жора, - сказал в ответ Ларионцев, принимая крепкое рукопожатие.

   - Ну, а я - просто Михалыч, или дядя Леша - как больше нравится...

   - Отлично, вот и познакомились - Пасечника томило нетерпение - так что там с нашим лайнером, дядя Леша? Вроде все в порядке было, а тут смотрю - ты его починять надумал? А мы вот завтра собрались на выезд, грешным делом...

   - Да в порядке машина, Олег Васильевич. Свечка одна барахлила, так я ее заменил, пять минут делов. Ну и так, заодно - масло проверил, коробку, раздатку, шприцанул, где надо, то-се... Но уже все закончил, через пять минут отгоню машинку на стоянку.

   - Оба бака полные? - спросил профессор.

   - Как положено - оба.

   - Ну, добро, тогда завтра с утра трогаемся, а пока, Михалыч, ставь ее на стоянку и отдыхай. А мы с Георгием соберем, что надо с собой, перекусим, и тоже - на боковую, завтра ранний подъём для всех участников, включая тебя.

   Между тем, на улице уже изрядно потемнело. По углам домов и строений, по периметру забора, вспыхнули светильники - прожектора, заливая ярким светом двор и верхнюю кромку забора со спиралью колючей проволоки.

   Профессор и Жора неторопливо пошли обратно в дом, и, когда они уже поднимались по ступенькам на крыльцо, "шишига" с зеленой будкой негромко порыкивая мотором медленно прокатилась мимо них, въехала на пятачок стоянки и, аккуратно подав задним ходом, замерла в общем ряду стоящей техники.

   - Ну, вот и ладушки - сказал Олег Васильевич - пошли, Жора, ужинать.

   Дом был наполнен вкусными запахами, с кухни доносилась приятная негромкая музыка. Наталья, услышав, что Олег Василевич с Жорой вернулись и раздеваются в коридоре, крикнула - Мужчины! Руки мыть и к столу, пока все не остыло!

   - Сей момент, хозяюшка! - отозвался профессор - и подтолкнул Жору в сторону ванной - ты иди, я недавно уже умывался, не успел испачкаться...

   Жора послушно отправился отмываться, решив, что до "маузера" руки все равно сегодня не дойдут.

   Закончив с гигиеной и войдя на кухню, он увидел, что Олег Васильевич уже сидит за столом, заставленным всякой снедью.

   - Садись, садись, не стесняйся - нетерпеливо сказал профессор, показывая на стул рядом - Ты-то не так давно перекусил, а я, признаться, только чуть-чуть покусочничал в течение дня...

   - Вот вечно ты так, дед - укоризненно заметила Наталья - допрыгаешься с таким режимом до язвы... И ведь еды полон холодильник, разогрел в микроволновке, да поел, пять минут делов... Глаз да глаз за тобой нужен, как дите малое, ей-богу...

   - Ну ладно, ладно, не бурчи. Вот с Жора нам поможет с кадрами - станет легче, не надо будет стараться быть в трех местах одновременно.

   - Кадры - это хорошо, даже очень. А то тут два с половиной человека, особо не разгуляешься - оживилась девушка - а хозяйство немаленькое, то одно дело, то другое...

   - В самое ближайшее время решим вопрос - солидно сказал Жора, накладывая себе в тарелку различной снеди - Два человека точно есть, насчет остальных надо думать. Надежность кандидатур не должна вызывать ни малейших сомнений. Уж больно специфика ваших занятий... как бы сказать-то, напрягает, что ли. Не должны здесь недобросовестные люди оказаться, рисковать нельзя.

   - Это хорошо, что ты проникся - заметил профессор, оторвавшись от поглощения пищи - А я, признаться, хотел провести с тобой на эту тему профилактическую беседу, рад, что нет необходимости - и он снова принялся за еду. - Но все равно - продолжил он с набитым ртом - ты мне максимальную информацию на кандидатов дай, я по всем возможным каналам для начала пробью, лишним не будет.

   В этот момент, щелкнув, поднялся над пластинкой звукосниматель проигрывателя, и музыка, звучавшая тихим фоном, умолкла.

   - Что за группа? - заинтересованно спросил Жора, - я прямо с порога обратил внимание.

   - Мне тоже нравится - Наталья встала, аккуратно сняла пластику с проигрывателя и убрала в конверт - Это Джулиан Леннон, сын Джона, того, из Битлов. Дедовы друзья одно время меня баловали, привозили из-за границы. У меня тут неплохая фонотека подобралась, потом посмотришь. - И она поставила конверт в общий ряд.

   - Ну да, " ...кто сказал, что надо бросить песню на войне? После боя сердце просит музыки вдвойне!" - процитировал Пасечник известный фильм.

   - "...от винта..." - поддержал шутку Жора, но не смог не отметить - Ну, у нас-то, пока не война...

   - Как знать, как знать... - задумчиво ответил профессор - Но пластинки слушать время вряд ли найдется... По крайней мере - подолгу. Вот и сейчас зовет нас долг снова в закрома лезть. Надо бы сразу все собрать, да разве сообразишь... Хорошая мысля, как говорится - приходит опосля... Вот что, Наталья, ты мне сообрази чайку с бадьянчиком в мою бадейку. Пока он маленько остынет и настоится, я с Жорой подберу ему шмотки на завтра, и после выпью кружечку на сон грядущий. А ты, Георгий, как насчет чайка?

   Жора еще раньше отметил, что на столе не было алкоголя, зато стоял здоровенный, литра на три, прозрачный кувшин с отличным клюквенным морсом. На это самый морс Жора и налегал в течение всего ужина, и на чаепитие лично его как-то даже и не тянуло.

   - Нет, спасибо - замотал он головой - Я лучше, чуть попозже, еще морсика...

   - Что, оценил натурпродукт? - засмеялся профессор - местная клюковка-то, тверская... Целую экспедицию в заповедные места, уже который год, каждую осень устраиваем. До будущего урожая запасаемся, но хватает не всегда. Ну да ладно - морс, так морс, но для начала прогуляемся в закрома.

   Он решительно встал и двинулся к выходу, Жора последовал за ним, а Наталья начала хлопотать у стола, собирая посуду.

14
{"b":"560077","o":1}