ЛитМир - Электронная Библиотека

     Маскироваться решили с особой тщательностью. Алексей Сотников предложил даже выпустить из леса зайчишку. Это должно было ввести в заблуждение неприятеля, который не заподозрит засаду.

     Алексей знал из истории второй мировой войны, что лучше всего при маскировке подбирать цвета под раскраску крыльев бабочки. Тогда достигается максимальный эффект незримости. Конечно, и это пришлось объяснять солдатам. Как ни странно, но наиболее догадливыми оказались многочисленные приставшие к войску мальчишки. Они быстро смекнули, что значит копировать бабочек. Мелькая голыми, зелеными от травы пяточками пацаны собирали опавшие ветви и вырывали траву, маскируя сидящих в засаде бойцов.*

   *Примечание:

     На Руси пацанов брали в походы уже с двенадцати-тринадцати лет: если можешь поднять мушкет, то почему бы не постоять в ратной сече. Правда, для молодняка выбирали места безопасные. В целом ребята были более здоровыми и крепкими по сравнению со сверстниками двадцать первого века. Мальчишки шлепали босиком по холодным после утреннего дождика лужам, поднимали тучи брызг и смеялись. При этом ни у одного из них из носа сопли не текли!

     Алексей Сотников хорошо ощущал себя в качестве советника воеводы Скопин-Шуйского. По легенде он - русский человек, похищенный в младенчестве и побывавший в заморском плену. Это объясняло его странный говор, обилие знаний и непонятных словечек, а также странную школу рукопашного боя и сражений на мечах.

     Сотников предложил разбить несколько сотен старых чугунков и приготовить подобие картечи. Пока картеч еще только начинает приходить в войска. Но если лупить в упор - ущерб нанесет солидный.

     Русские серьезно готовились к атаке неприятеля. Рыли волчьи ямы, ставили в них рогатины и осколки серпов.

     Время идет быстро, светлая майская ночь кончается, утром появились первые конные разъезды панского войска. Только бы не спугнуть!

     Ляхи высматривали расположение войск противника. Обратили внимание на развернутые в сторону Старой Руссы жерла орудий. Над самим городом висели флаги с вензелем царя Дмитрия.

     Чтобы отсутствие Скопина-Шуйского в основном войске не вызвало у поляков вопросов, на место большого воеводы отрядили одного из внешне похожих на него ратников. Надели княжеские доспехи и немного подкрасили бороду. Алексей, давший такой совет, заслужил очередную похвалу известного полководца.

     Вот на холме появился сам пан-воевода Кернозицкий. Вместе с помощником, гетманом Ходоркевич, зловещим типом цыганской наружности.

   Вскоре разворачивается, перестраиваясь в боевой порядок, все польское войско. Тысячи кавалеристов строятся квадратами.

     Русские стрельцы готовы их встретить шеренгами. Ловушка для войска ляхов готова. Осталось только ее захлопнуть в нужный момент.

     Кернозицкий с довольной ухмылкой произнес:

     - Русы оказались глупее, чем я думал. Скопин-Шуйский явно просчитался.

     Гетман Ходоркевич спросил у вернувшегося лазутчика:

     - Не видел ли ты там засадного полка москалей?

     Шпион уверено ответил:

     - Все спокойно, господа-воеводы!

     Оба ляха переглянулись, перекрестились и скомандовали:

     - В атаку!

     Кавалеристы помчались в полный аллюр. Словно это были парадные разъезды. Копыта лошадей постукивали в унисон. Но вдруг ощетинившуюся конскую лавину встретили дружные мушкетные залпы. Затем в неприятеля полети тучи стрел.

     Передовой польский полк понес ощутимый урон, на минуту остановился и попятился было назад, глотая поднятую пыль. Но задние полки напирали, заставляя передних бросаться в наступление.

     Их опять встречали залпами и стрелами, стали срабатывать первые ловушки, искусно вырытые волчьи ямы. Кони и всадники падали на дно, на острые колья.

   Грохот от выстрелов стоял неимоверный. Привычные к такому старшие воины старались быстрее перезарядить мушкеты. А молодые, хоть и раскраснелись от волнения, уверенно подражали более опытным воинам.

     Вот один из ярко разодетых польских вельмож получил свинца в живот и извергнул из горла кровь. Несколько десятков всадников сбились в кучу и изрядно подавили себе бока. В их сторону полетела одна из первых самодельных гранат.

     Скопин-Шуйский с улыбкой заметил:

     - А что, хорошо мои соколики держатся!

     В ответ находившийся при воеводе в засаде Алексей Сотников сказал:

     - Очевидно, быть ляхам битыми! Надо еще подождать, когда наши орудия по ним врежут.

     Ценой огромных потерь кавалерия Речи Посполитой смяла, наконец, передовую линию обороны русских. Лучшие всадники ринулись к неприятелю. Но по ним уже в упор били из пушек.

     Вот это удар! Десятки коней подбросило в воздухе, разрывая шкуры и выбивая вместе с доспехами ребра. Множество животных и их всадники содрогались в мучительной агонии.

   Как и предполагал Сотников, Пан Кернозицкий ввел в действие свой последний крупный конный резерв. Сыграла психология полководца. Когда сходу не удается взять вверх, то обычно бросают в атаку все резервы, старясь переломить ход боя.

   Но пушкари успевали перезаряжать и лупили по неприятелю. Чтобы сделать стрельбу более частой, они стреляли по очереди.

     Алексей хотел применить еще одно усовершенствование времен Петра Великого - развесные мешочки с порохом. Но из-за нехватки времени удалось заготовить их совсем немного. И без них сражение шло по намеченному плану.

     Сам Скопин-Шуйский в довольном нетерпении потирал руки: конница Кернозицкого ушла в мясорубку вся.

     За кавалеристами уже бежали пехотинцы.

     Обороняющиеся не спешили. Они группировались, стараясь подпустить нападавших и ударить сразу из всех мушкетов, чтобы нанести врагу максимальный урон.

     В помощь стрельцам уже вытаскивали на передовые позиции тяжелые орудия.   Вот воевода махнул красным флажком. Раздался оглушительный грохот осадных пушек.

      Сразу целые шеренги пехотинцев полегли. Уцелевшие же бойцы, совсем ошалев, не знали, куда бежать.

     - Все воевода! - сказал Алексей. - Они выложили последнюю карту! Пора и нам взяться за дело!

     Скопин-Шуйский просигналил атаку. Засадный полк атаковал таким образом, чтобы не дать ляхам ни малейшего шанса уйти. Началась настоящая сеча!

   Пехотинцев русские всадники смяли сходу.  Сотников сразу вырвался вперед. Легкий, на лучшем скакуне из тех, что мог дать ему воевода. В руках две разящие сабли. Для того, чтобы сниматься в различных киносценах, Сотников изучил несколько фехтовальных школ на мечах.

     Разумеется, восточная школа фехтования ляхам не знакома. А скорости и силы Алексею не занимать.

     Вот каскадер из двадцать первого века срубает свою первую жертву. Голова татарина легко слетает с жирной шеи. Наемник пытался было парировать удар, но не смог уследить за сложной траекторией сабли Сотникова. А вот и вторая жертва, на сей раз напыщенный поляк. Ух, отъелся, щеки как у хомяка!

     Нет, все-таки хорошо быть кинозвездой, иметь навыки, родиться с прекрасной генетикой, усиленной ментальной медитацией и методиками знахаря Родоверца. Крупные и, вероятно, искусные для своего времени бойцы падают рассеченные его клинком из очень твердой тульской стали.

     Алексей атакует свиту польского воеводы.

     Вон и сам Кернозицкий. Выхватил громоздкий пистолет, пытается стрелять. Это не страшно, пока механизм сработает, можно раз пять уйти с линии огня.

     Польский воевода производит выстрел. Но умудряется сразить своего же охранника. Нет, неудачный день сегодня выдался у пана!

   Рядом с Алексеем сражаются то же ловкие, лучшие всадники Скопин-Шуйского. А в бой уже вступила пехота, отчаянное русское мужичье.

     Поляки и наемная гвардия наконец-то поняли, что оказались в западне. Они пытаются защищаться, но сопротивление бесполезно.

     И все же Сотников чуть было не получил смертельное ранение. Вокруг польского воеводы сражаются его лучшие бойцы. Клинок одного из них слегка полоснул Алексея по шее. В последний момент Сотников увидел удар и почти успел увернуться. Самый кончик сабли лишь слегка зацепил его. Рана не опасна, вот только кровь идет. Но если бы не увидел или чуть промедлил, мог бы и голову потерять.

23
{"b":"560083","o":1}