ЛитМир - Электронная Библиотека

   - По очень важному. Не могу сказать вам. Это секретный, не телефонный разговор.

   - Ладно, я поняла, попробую доложить шефу. Ждите, не вешайте трубку.

     Алексей достал из нагрудного кармана жевательную резинку, словно мальчишка подбросил ее повыше и поймал ртом. Он принялся энергично работать челюстями, старясь заглушить волнение и убить нудно тянущееся время.

     Впрочем, ждать пришлось не очень долго.

     - Вам повезло, - сообщил голос на другом конце провода. - Владимир Викторович сегодня не слишком занят и может принять вас в шесть вечера.

   - Хорошо! - обрадовался Алексей. - Обязательно буду. Охрану предупредите!

   - Конечно, предупредим. Записывайте адрес...

   Глава 3.

     До вечера Алексей был свободен. Он решил позвонить на киностудию. "Приезжайте, - сказал знакомый менеджер по актерам, - для вас есть небольшая роль".

     На съемочной площадке царило оживление. Снимали сцену фантастического боевика "Крестный батька". В одном флаконе пришельцы и казаки времен Ивана Грозного.

     Алексею досталась эпизодическая роль охранника космической принцессы Веги. Он должен сражаться с наполовину киборгом, наполовину кальмаром, пытающимся похитить красавицу-принцессу. Что-то вроде ниндзя в красной маске с белыми, сверкающими мечами.

   Сниматься пришлось с обнаженным торсом. Хорошо сложен Сотников, впечатляющие у него мышцы, режиссеры пользовались этим. Алексей не возражал.

     Но на этот раз съемка оказалась морокой. Бой затянулся на несколько минут киношного времени, много дублей и подгонок спецэффектов. Неоднократно Алексея обмазывали краской под цвет крови, обливали "горючей" смесью.

    Режиссер Вареник придирался буквально к каждому эпизоду и требовал повторений. Особенно когда Сотников исполнял сложный прыжок с вертушкой и отрубанием щупальцев.

     Сергей Вареник, подражая Станиславскому, орал:

     - Не верю! Ой, не верю, Леша! Ну-ка повтори!

     Как хотелось Сотникову врезать мучителю в подбородок. Было ощущение, что режиссер умышленно издеваться над актером.

   Съемка затянулась. Чтобы не опоздать к Воронину, Алексей вынужден был заказать таки. И все равно из-за пробок опоздал минут на десять.

     Впрочем, выяснилось, что Сотников зря спешил. Воронин тоже не отличался пунктуальностью. Пришлось еще почти час ожидать в приемной роскошного особняка его головного офиса.

   Наконец Алексея пригласили в кабинет.

   Первое, что бросилось в глаза - картина, висящая над головой хозяина кабинета: человеческий глаз в петле из сплетенных роз. Яркая картина, искусно подобранные краски, изящество линий. Но было в ней что-то жутковатое, комплексующее посетителей. Алексей подумал, что так и задумано. Показалось немного странным, что Воронин, как и его пропавший оппонент Синицын, интересуется живописью абстрактного стиля.

     Сам же Владимир Викторович выглядел довольно мирно и держал себя просто. Обычный мужчина, немногим за шестьдесят, полный, гладко выбритый. Одетый, правда, в дорогой костюм, но без других атрибутов показного богатства: золотых перстней, цепей.

   Воронов не стремился показать свое превосходство. Встретил Алексея приветливо, обращался вежливо и на "вы". Спросил о семье, поговорили немного о работе, раскопках. Затем перешли плавно к делу. Алексей показал фотографию статуэтки Сварога и сказал:

     - Она не очень большая, но ее ценность значительно выше, чем стоимость самого золота и камушков на ней.

     Воронин согласился:

     - Верно, молодой человек. Статуэтка уникальная, - и сразу перешел на сугубо деловой тон. - Могу дать за нее пол миллиона долларов. Поверьте, это приличная цена пусть даже для бесценной вещи.

     Алексей планировал получить больше. Хотя по его меркам куш был изрядным: официальная премия за находку была бы существенно меньше. Но с олигархом, конечно, нужно поторговаться. Сотников решил сразу же взять большой старт.

     - Эта вещь должна стоить не меньше десяти миллионов! - кандидат наук придал своему лицу максимально суровое выражение. - Она уникальна - несколько тысяч лет пролежала в земле и ни единого пятнышка! А историческая ценность?!

     Владимир Викторович вместо ответа нажал кнопку и приказал секретарше:

     - Дайте нам что-нибудь перекусить. Простенькое, на двоих.

   Затем, наклонившись в сторону Алексея, лукаво, шепнул:

   - Но ведь вещи, что находят на раскопках, следует сдавать государству. Вещь нелегальная, не так ли?

     Алексей с подкупающей простотой ответил:

     - Но это ее не делает менее уникальной и ценной! Ведь так?

     Наступила пауза.

   Вошли секретарша с помощницей. Они принесли шоколадный коктейль на подносах и мороженое с ягодами и фруктами в позолоченном фужере с серебреными ложечками очень тонкой работы.

   Коктейль оказался с явно ощутимой примесью дорого коньяка. Не признающий спиртного Алексей пил его неохотно, а мороженое съел с удовольствием.

     Перекусив, олигарх с улыбкой сказал:

     - А вы мне нравитесь, молодой человек! Вы из породы людей, которым всегда "надцать". Я сам люблю поторговаться. В молодости азартным был, очень! Сейчас сожалею по утраченной, безнадежно канувшей в бездну Хроноса юности, - Владимир Викторович сделал глубокий вздох. - Когда-то я был нищ, но полон энергии, страсти. Любил жизнь, хотел денег. Сейчас деньги есть, вроде бы, все есть, все могу достать, купить. А ощущение счастья ушло. Парадокс какой-то.

   Алексей попытался перевести разговор в нужное ему русло:

   - Завистников, наверное, у вас много. Козни строят. Слышал про ваши разборки с Синицыным.

   - Давайте не будем об этом, - не злобным, но не терпящим возражения тоном сказал олигарх. - Хорошо, дам Вам целый миллион долларов за эту вещицу. Поверьте, большей цены вам не найти.

   Алексея охватило радостное волнение. Но он сказал:

   - Я вот слышал, что Ван Гога оценили в сто четыре миллиона долларов, а статуэтка намного лучше всех этих картин будет.

   -Так это за рубежом. Статуэтку же не засветишь, на торги не выставишь. Даже вывезти за рубеж проблема: риск попасться на таможне. Вы еще кому-нибудь пытались предложить эту вещицу? Кто в курсе вашей находки?

   - Никто, - соврал Алексей. - Я не дурак светиться. Когда нашел, сразу решил обратиться к вам. Очень вас уважаю! Знаю, с вами можно договориться, вы не обманите.

   - Правда? - улыбнулся Воронин. - Ну, за уважение дам вам два миллиона. Но это мое последнее слово! И не пытайтесь просить больше. Рассердите меня!

     Алексей все же не смог скрыть радостное выражение на лице и с довольной улыбкой ответил:

     - Если это ваша окончательная цена...Мало, конечно, но из уважения к Вам я согласен.

   - Вот и хорошо. Давай по рукам!

   Они привстали, пожав друг другу руки.

   Затем Воронин сказал:

     - Вы хорошо умеете торговаться. Подняли мою цену в четыре раза!

   И сухим тоном спросил:

   - Когда я получу товар?!

     Сотников сразу же ответил вопросом на вопрос:

     - А я деньги?!

     Воронин деловым и вкрадчивым тоном сообщил:

     - Чек я могу выписать прямо сейчас, но получите вы его после передачи артефакта.

     Алексей заметил:

     - А кто зафиксирует передачу? Вы же в любой момент можете заблокировать счет. Пока я еду в банк, например.

     Воронин улыбнулся:

     - Хотите наличными и из рук в руки?

     Алексей согласно кивнул:

     - Да! Это самый лучший вариант. Плюс задаток в двести тысяч долларов.

     Воронин опять улыбнулся:

     - А вы смелый человек. Еще и задаток вам подавай.

   - Так это принято в случаях совершения сделок. Десять процентов от цены. Чтобы продавец не передумал и мог планировать свои расходы, а покупатель был уверен, что покупка точно состоится. Тем более, мне машину нужно срочно купить. Без колес остался. На общественном транспорте за статуэткой не солидно ехать.

6
{"b":"560083","o":1}