ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тренируй свою память. Японская система сохранения здоровья мозга
Зов желаний
Братья Карамазовы
Роза и червь
Новая жизнь
Отбор наоборот, или Папа, я попала!
Слово Ишты
Сильная девочка устала… Как победить стресс и забыть о срывах в питании
Математик. Закон Мерфи
A
A

Я начала искать глазами пару, которая стояла рядом со мной, и внезапно осознала, что найти двух странный людей в этом океане странности мне хотелось меньше всего. Поэтому я просто прошла в конец длинной очереди. Это даст мне немного больше времени на изучение пособия. Отлично.

Я замерла, когда мускулистый парень, который помогал мне собирать мелочь подошел прямо ко мне. «Глаза в киндл». «Делай вид, что читаешь».

- Не возражаете, если я присоединюсь к Вам? Я просто не спешу.

Что-то в его голосе привлекло мое внимание.

- Вы здесь не для того, чтобы пройти отбор?

- О, я здесь именно из-за него... - он пожал плечами, склонил голову с милой улыбкой на губах и поднял на меня глаза; его взгляд заставил мое сердце ухнуть в желудок. - Пришел выиграть миллион долларов. А ты?

Упоминание о деньгах вывело меня из оцепенения.

- Я тоже.

Он рассмеялся и перевел на меня свой пристальный взгляд.

- Ты же понимаешь, что мы не можем выиграть оба?

Я неспешно кивнула, затем сделала это уже более решительно.

- У тебя есть план?

На меня моментально снизошло осознание. Он был именно тем человеком, в котором я отчаянно нуждалась, кто мог бы помочь мне со всеми этими вопросами, которые я не отваживалась произнести вслух.

- Я планирую выиграть?

Он усмехнулся все такой же милой улыбкой, и его брови приподнялись над лучистыми голубыми глазами.

- Как ты намереваешься это сделать?

- А ты как?

Он откинул голову назад и рассмеялся тем же смехом, который я слышала ранее. В этот самый момент я задалась вопросом, кто заставил его так смеяться до этого, и по моему телу пронеслось мимолетное неуловимое чувство, похожее на ревность. Положив руку мне на плечо, он прошептал мне на ухо:

- Дорогая... что ты здесь делаешь?

Миллион сигналов вспыхнуло в моем сознании и теле, взрываясь там, словно яркие фейерверки, расходясь в различных направлениях. «Опасность. Друг. Опасность. Друг», - громко раздавался голос со всех сторон. Низкий хрипловатый тон был самым опасным, именно послал электрические импульсы, которые пронзили все мои нервные окончания, практически умоляя почувствовать его прикосновения. Но доброта, забота, а, возможно, даже и некоторое сочувствие с его стороны давали мне понять, что он являлся другом. Другом, в котором я отчаянно нуждалась.

Вернув себе решимость, я убрала его руку, что лежала на моих плечах.

- Я уже сказала тебе. Я пришла одержать победу.

Он убрал руки в карманы черных слаксов, прикусив уголок своей пухлой нижней губы.

Я посмотрела на его одежду.

- Ты одет не как все остальные.

- Как и ты.

Я фыркнула в ответ на скрытый смысл в его словах.

- Я не одеваюсь, чтобы произвести впечатление.

- Серьезно? А для чего же ты тогда одеваешься?

Я окинула его взглядом, озадаченная искренним тоном.

- Для себя, - я посмотрела на него, сознательно позволяя моему взгляду задержаться на некоторых деталях. - А для кого одеваешься ты?

- Так же для себя.

Он улыбался, как будто знал какой-то секрет обо мне, который был мне неведом.

Я притормозила свои размышления о том, что он мог быть другом.

- Обычно сабы одеваются для своих Домов.

Ах. Он хотел копнуть поглубже.

- Это очень мило.

Я позволю ему разузнать чуть больше и посмотрю, сколько мне удастся выведать, прежде чем он начнет задавать вопросы.

- Так ты говоришь, что пришла сюда без своего Дома.

Уголки его пухлых губ приподнялись в легком намеке на улыбку.

- Нет, - поправила я его нежным голосом. - Я говорю, что я сама себе Доминант.

Затем он разразился этим замечательным смехом снова, тем, который достигает неведомых глубин и нежно прикасается внутри. Только в этот раз это сопровождалось ощущением обжигающего чувства стыда, которое чувствуешь, когда кто-то смеется над тобой прямо в лицо, над тем насколько глупой ты кажешься.

- Что?

Я не стала скрывать своего раздражения, а он рассмеялся в ответ только сильнее, как будто я была непроходимой тупицей.

- Что? - он уставился на меня, весь такой мистер Озадачен-до-крайности. – Сама себе Доминант?

Я отвернулась, чтобы не видеть его приподнятых в удивлении бровей. Он думал, что я тупица. Я могла видеть, даже больше слышать это в его напыщенном голосе.

- Вижу, вы находите это очень забавным. Но Дом - это просто свойство личности, сэр. Я не прочла ни в одном пособии, что нельзя быть себе Домом.

Он уставился на меня широко открытыми глазами в полном недоумении.

- Вау. Я имею в виду, что ты права, конечно, это, несомненно, свойство личности, - я приготовилась к тому, что он намеревался высказать мне. - Но это касается тех, кто состоит в лайфстайл отношениях. Тот образ жизни, в котором ты явно ничего не смыслишь. И ты пришла на конкурс, чтобы стать частью этого образа жизни. Люди в БДСМ сообществе не считают Домами тех, кто просто может быть хозяином своей собственной жизни. В это понятие входит намного больше, чем просто быть напористым и властным.

- Это идеально описывает меня. Я просто идеальный Доминант. Люди прислушиваются ко мне, когда я им говорю, что делать. Я беру власть в свои руки. Я умею добиваться своей цели. Если есть проблема, я ее решаю, не ною и не причитаю. Я хозяйка своей собственной жизни и не терплю унижения. И слез.

Улыбка, которая красовалась на его лице, была на грани того, чтобы стать грубой.

- И слез.

Я закатила глаза.

- Если вам есть, что сказать, сэр, говорите. Терпеть не могу все эти шарады.

- Это своеобразный намек на то, что ты просишь меня стать твоим Домом?

Я ошеломлённо уставилась на него.

- Что?

И сейчас что-то в его поведении настойчиво взывало ко мне.

- Ну, ты назвала меня «сэр»...

- О Боже, - пробормотала я, делая вид, что возвращаюсь к чтению своей электронной книги. - Не в этом смысле, - я взглянула на него. - А кто твой Дом?

Он усмехнулся, смотря на меня с откровенным весельем, как будто получал от этого огромное удовольствие.

- Никто.

Усмешка не исчезала с его лица, пока он отвечал.

- Оу, так ты можешь быть сам себе Домом, а я, значит, не могу?

- Я Дом, который доминирует над сабами. У тебя есть сабы?

Я пожала плечами.

- Ты свободна?

- О, черт!

Он в прямом смысле слова захихикал так, словно не верил в счастливый случай, что подкинула ему судьба.

Если бы я только знала, что именно забавного он нашел в моих словах.

- Это значит "да"?

- Ты хочешь найти сабу, чтобы доминировать над ней?

Еще один серьезный вопрос. Мне пришлось вспомнить, что для него отношения лайфстайл были реальной вещью. Для всех этих людей. Я напомнила себе, что это было чем-то вроде терапии для всех них. И все что мне было нужно - лишь попрактиковаться в подыгрывании им.

- Я доминирую над сабами в настоящем мире. Хочу ли я или нужен ли мне кто-то, чтобы доминировал надо мной в сексуальном плане? Нет. А ты хочешь, чтобы доминировали над тобой?

Только от комбинации этих слов «доминировать» и «секс» защитные инстинкты со всего маха долбанули по мне, заставив подскочить уровень адреналина в крови.

- Не совсем.

- Значит «не совсем».

- Давай скажем, что нет. Просто нет. Нет. Я не хочу, чтобы надо мной доминировали в сексуальном плане. Я не хочу, чтобы надо мной доминировали в любом плане. Я хочу доминировать. Это то, что я делаю, это то, кем я являюсь. И я хочу выиграть этот конкурс. Поэтому я тут. Я не получаю от этого наслаждение, и это не наркотик для меня. Я не повернутая на домах домалкоголичка, я просто... - я стукнула по экрану своей книги пальцем, пытаясь подобрать правильное слово.

- Домалкоголичка? - его тон стал еще веселее от удивления. - Чёрт, ты такая забавная.

- Не обязательно верить в то, что делаешь. Я могу просто играть роль. Я прочла об этом все, - мы снова медленно двинулись вперед.

3
{"b":"560084","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2035: Эмбрион. Поединок
Вселенная русского балета
Шантаж с оттенком страсти
Сохрани мой секрет
Счастье по-драконьи. Новый год в Академии
Иной вариант: Иной вариант. Главный день
Психовампиры
Сидзэн. Искусство жить и наслаждаться
Мы своих не бросаем