ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   - Ярл... Ярл Хьюго... забрал... Турона... - похрипела Ноэма.

   Далее пришелец, видимо, сжал руку сильнее. Послышался хруст в шее бабы, она задергала ногами и обмочилась. Когда йорг убрал руку, Ноэма упала, несколько раз слабо дернула ногой и затихла. Во время всего этого действа из хейдрика выглядывало несколько испуганных лиц, но никто не вмешался.

   - Она плохо поклонялась богам. Ее душа переселится в ворону. - Бывший утопленник поднял с земли и обвязал себе вокруг талии тюленью шкуру. Повернулся к Брете.

    - Кто такой ... Йарли Хуго? Показывай дорогу к нему.

   * * *

   Крестьянский конь, на котором выпало ехать бывшей хозяйке Вольгрика, шел все медленнее и медленнее, опустив голову, грустно выдыхая, как очень старый человек, который предчувствует близкий конец. И действительно, на четвертый день путешествия путь старого труженика закончился: коняга упал и больше ни за что не хотел подниматься. Марга принялась на него кричать, поливая грязной бранью, пинать ногами и бить тупым концом копья, но это ничего не дало: животное имело твердое намерение умереть именно здесь, в этой топкой лесной низине на полпути от Волчьего ручья к морю.

   Вместе с конем пришлось бросить большую часть припасов. Марге довелось дальше топать пешком, держась за стремя коня принца. Олг и Марга время от времени менялись местами, но больному юноше идти было трудно, поэтому именно иериме унд Вольгрик приходилось больше времени месить грязь ногами.

   - Ничего, уже скоро будем на берегу Вана. Уже недалеко. Идем пятый день. Говорили, что до пролива - от силы пять дней ходу ... - утешала себя и своего спутника Маргарез.

   Удаляясь все дальше и дальше на запад, беглецы стремились попасть к побережью Ванского пролива, отделяющего Кюргден от островной Вестании. Другая сторона пролива, земли вестов, - родина Королевы-матери; там живут родственники Олга; там можно было рассчитывать на безопасное укрытие и ожидать конца их лишениям. Нужно было только дойти к морю и найти способ переправиться через пролив. Но в изматывающем походе через дикие леса и бесконечные болота прошел и шестой, и седьмой, и восьмой день путешествия. Никакого морского берега впереди и не угадывалось; или стеной стоял лес, или начинало хлюпать под ногами очередное болото. Людей в этой одичавших после войны равнине им так и не встретилось. На пятый день путешествия наткнулись лишь на одно село, а затем, на седьмой день - еще на одно: оба безлюдные и выжженные дотла. Только на десятый день, утомленные и чуть живые, они все-таки пришли. В промежутках между деревьев заблестела морская гладь.

   Под берегом виднелось рыбацкое поселение: такое же разрушено и безлюдное, как и те, которые им встречались по дороге. Взглянув на море, Олг и Марга разом застонали: Вестания, - если это была Вестания, - показывалась в морской дали едва видимым краешком суши на юго-востоке.

   Заблудились. Обходя болота, забирая в сторону в поисках бродов через реки, дали огромного, дней на пять ходу крюка на север, выйдя к морю на самом крайнем северо-западе. Однозначно, заблудились; надо было брать больше на юг... Вот он, по правую руку - мыс, и морской путь к Северным островам, по которому приходят за добычей разбойники-келги.

   - Откуда ты знаешь, что это - Северо-западный мыс? - спросила Марга у Олга.

   - Я здесь когда-то был, когда наши корабли преследовали келгов, - просто ответил принц. - Надо устраиваться на ночлег. Пойдем в поселок - может, найдем там не очень разрушенную хижину.

   Возле одной из развалюх в поселке Марга разожгла костер, приготовила ужин - из того, что осталось. В походном котелке заварила остатки сухого зелья, которое было необходимо для больной груди Олга: принц кашлял и все чаще харкал кровью. Едва ли не впервые за все путешествие заночевали под крышей: правда, кровля давно заброшенной рыбацкой хибары оказалась дырявой и полуразрушенной, но давала хоть небольшое укрытие от ночной влаги и ветра. Улеглись на куче истлевших рыболовных сетей.

   Марга сходила на берег и вымылась в холодной морской воде. Легла рядом. Обняла принца, прижалась. Целовала и ласкала тело Олга; сорвала, отбросила одежду... Словно чувствуя, что близость между ними происходит в последний раз.

   "У этого мозгляка, кроме дешевого кольца с черепом, и еще кое-что есть" - подумала Марга тогда, в донжоне, когда впервые увидела принца. "Он заплатит" - решила она. И сейчас изо всех сил, призвав на помощь все женские ухищрения и чары, пыталась получить от принца желаемое. До этого только дважды они были в близости, как мужчина и женщина. Марга хотела быть уверенной, что же получит от принца плату. Она хотела от Олга ребенка. Сына, плоть от плоти. Своего собственного принца.

    "Заплати мне. Еще и еще..." - шептала в забвении Марга, вздрагивая всем телом и выпуская стон на самой высокой волне...

    Утром Марга и Олг вышли на берег. Неподалеку от поселка, среди остатков нескольких разбитых лодок обнаружили одну, на вид - целую, лежащую вверх дном. Вместе взявшись, перевернули фишбот. Под ним даже нашлись весла.

   - Смотри, - тревожно воскликнул Олг. Марга выпрямилась и глянула туда, куда показывал её спутник. В лесу над поселком послышался собачий лай, словно охотничья свора стала на след зверя. Ближе; с каждой минутой - ближе. Из леса показались всадники.

   - Королевская стража!

   Не договариваясь, даже не думая сейчас вернуться назад, к хижине, где они ночевали, где остались их припасы, одежда, вся походная утварь и конь Олга, беглецы уперлись со всей силы, сталкивая лодку на воду. И это им удалось. Заскочили, отчаянно оттолкнулись веслами; когда охотничьи псы, а за ними - всадники приблизились к поселку, отлив уже подхватил фишбот и быстро понес от берега, отдаляя опального принца и его черноволосую подругу все дальше и дальше от погони. Кода всадники домчались до места, где отчалила лодка, течение уже унесло беглецов на приличное расстояние от берега.

   Все, уже далеко! Их теперь уже не достать.

   Море раскачивало и играло суденышком. Марга выпрямилась в лодке, повернулась, и, угрожая всадникам, показала рукой, будто перерезает горло.

   - Все, вы - все будете казнены, когда я вернусь. Я - королева Саара!

   На удивление, фишбот, который неизвестно сколько времени пролежал на берегу, оказался пригодным для плавания. Старые, давно не смоленые доски, набитые внахлест, сначала напускали воды - словно из решета, но впоследствии размокли, набухли и вроде почти перестали протекать. Марге удалось вычерпать со дна фишбота большую часть воды подолом юбки. Но это, вместе с удачным бегством от погони, оказалось единственным, что сейчас радовало беглецов. У старого ялика оказались сломанными обе уключины, и слаженно грести, направляя суденышко в верном направлении, к берегам Вестании никак не удавалось; ни Олгу, ни Маргарез раньше никогда не приходилось орудовать веслами. Ветер и волны гнали фишбот в противоположном от желаемого направлении - на север.

   Весь день до вечера беглецы пытались бороться с неумолимым и равнодушным к их слабым потугам морем. Все усилия оказались бесполезным: желанный берег не только не приближался, но и вообще исчез за горизонтом. Марга ругала Олга последними непотребными словам, называя червем и немощью, призывая сделать хоть что-нибудь. Милостивая ночь накрыла истомленных, растерянных и задавленных безнадежностью беглецов. Они так и уснули в лодке.

   Утром, с рассветом, путешественники обнаружили вокруг себя только бескрайнее море. Суши нигде не было видно. Зато с подветренной стороны, с юга, их догоняли три корабля, которые, пока беглецы спали, успели приблизиться так, что было уже можно различить не только четырехугольные паруса, но и высокие резные носы, и воинов, облаченных в косматые звериные шкуры на борту.

   - Это за нами погоня? - безнадежно спросила Марга, облизывая пересохшие от жажды губы. - Это королевские корабли?

9
{"b":"560085","o":1}