ЛитМир - Электронная Библиотека

Разве Ноа не говорил то же самое? Он любил читать ― он доказал это, ― но это было странным, что он внимательно следил и интересовался таким специфичным жанром.

― Да, эта версия не появится в продаже до следующего месяца. А продолжение выйдет через пару месяцев после этого. ― Лейси притянула планшет к груди. ― Не могу дождаться. Н. Мэтью действительно художник слова.

― Художник слова? Писатель ― мужчина? ― Джей предполагала, что писатель ― женщина. Она даже не представляла, что мужчины пишут эротику для женщин.

Лейси кивнула.

― Так говорится в биографии, по крайней мере. Он тоже живет в Бостоне.

― Он живет в Бостоне? ― Слишком много совпадений. Джейлин начала видеть картинку шире. Она сглотнула, до конца не веря в то, что думала. ― Знаешь, как он выглядит?

― Никогда не видела его. Обычно в его книгах нет фото. Может, онлайн…

Пока Лейси печатала на iPad, Джейлин листала книгу. Надпись в начале книги привлекла ее внимание, и она вернулась, чтобы найти ее. На первой странице аккуратными печатными буквами было написано: «Всего наилучшего», а затем подпись Н. Мэтью.

Аккуратные печатные буквы. Как почерк Ноа.

― Вот дерьмо. ― Глаза Лейси были широко открыты, когда она взглянула поверх планшета.

Восклицание эхом отражало собственные мысли Джей. Потому что «вот дерьмо» ― именно то, что она чувствовала в тот момент. Элементы головоломки идеально сошлись, но ей все еще нужно было подтверждение.

― Ты нашла фото, не так ли? Это Ноа, да?

Лейси ответила, развернув планшет так, чтобы Энди и Джей могли видеть. Это был он ― его яркая улыбка, небрежная прическа, озорные глаза. Рядом с фотографией название статьи гласило: «Автор бестселлеров Н. Мэтью согласился дать редкое интервью».

Джей нужно было отвернуться. Она ущипнула себя за переносицу, закрыв глаза, пытаясь осмыслить открытие. Ноа был автором эротических романов. Ноа писал книги о сексе. Ноа писал книги обо всех вещах, против которых Джейлин боролась всю свою жизнь. Одно дело заниматься этим в спальне. И совсем другое продвигать это в массы.

Не так ли?

Боже, она уже даже не знала.

Энди заерзала на диване рядом с ней.

― Ну, это объясняет… все…

Да. И нет. Это не объясняет, почему Ноа не рассказал ей. Он просил ее доверять ему, а сам не мог доверять ей? Он, вероятно, предположил, что она не воспримет это должным образом, и был прав, но все-таки она заслуживала знать, прежде чем подарить ему свою веру. Прежде чем отдать ему свое сердце.

― По всей видимости, он вроде как отшельник. Он не часто проводит автограф-сессии или появляется на людях.

Джей открыла глаза и увидела, что Лейси читает статью. Она подтолкнула планшет к ней.

― Очевидно, он не хочет, чтобы люди знали, чем он занимается. Думаю, ему нравится уединение.

― Или ему стыдно, ― сказала Джей на выдохе. Как и должно быть.

А может, и не должно.

Черт возьми, почему так тяжело справиться с этим? Лучше бы она выяснила, что он был наркоторговцем.

― Ты в порядке, Джейлин? ― Лейси казалась искренне обеспокоенной.

А Джей искренне была не уверена.

― Я не уверена.

― Не понимаю, в чем проблема? Ну пишет он про секс… Это даже круто. Разве нет? Могу поспорить, что он хорош в постели.

Джейлин стрельнула пронзительным взглядом в Энди. Для кого-то, кто, как предполагается, умеет читать людей, Энди, определенно, не преуспела в этом с ней. Более чем однажды.

― О, ты уже спала с ним! ― Может, у Энди и была способность читать людей, в конце концов.

Ну, теперь нет причин отрицать.

― Да, я спала с ним. И он хорош в постели. Он великолепен в постели, на самом деле.

― Он доминант, как и пишет? ― Лейси почти подпрыгивала на мечте. ― Да?

― Да. ― О, он такой. Ее тело все еще ощущало последствия их предыдущей ночи. ― Что и является частью проблемы.

― Каким образом это может быть проблемой? Все это ГОРЯЧО.

― Лейси, я феминистка!

― Я тоже! И что?

Джей откинулась на спинку дивана. Хоть Лейси и не была активисткой, она поддерживала движение, посвящая свое время и талант более чем одному мероприятию Джей. Фактически, Джей всегда думала, что они разделяют точку зрения на женщин и общество. А сейчас она выясняет, что Лейси читает эротические книги без тени смущения.

Так в чем была проблема Джей?

У нее не было ответа.

― Я не знаю в чем моя проблема, Лейси. Полагаю, это противоречит моим убеждениям. Я все еще пытаюсь преодолеть все эти вещи в спальне. Я не знаю, смогу ли принять еще и то, что он пишет. Я имею в виду, это все то, против чего я боролось ежедневно.

Лейси издала звук, который можно расценить только как насмешка.

― Ты боролась не против этого, Джей. Ты боролась за права женщин и за равноправие в мире, в котором мы живем. Ты работала, чтобы убедиться, что с нами обращаются хорошо и уважительно, а не пользуются. Эта книга не имеет ничего общего с этим. По правде говоря, как феминистке, я думаю, тебе следует уделить этому предмету больше внимания. Существует множество женщин, которые читают такие книги, фантазируют об этом, и так же много людей, которые думают, что это делает их слабыми и глупыми. Я слабая женщина? Я глупа? Потому что я так не думаю. И я люблю свои неприличные книги. И разве это не смехотворно, что мне не позволено читать их, не получая определенного осуждения? Разве не такими должны быть феминистки на самом деле? Расширять права женщин быть теми, кем мы хотим быть, а не тем, кем хотят нас видеть другие? Ну, это то, кем я хочу быть.

Глаза Джейлин были прикованы к книге, которую она все еще сжимала в руках. Она была слишком смущена, чтобы посмотреть куда-то еще. Лейси только что поставила ее на место и разве она этого не заслужила? И разве это не происходит все чаще и чаще за последние несколько дней?

Энди прочистила горло.

Лейси продолжила:

― Прости, если это было слишком грубо. Попытайся оправиться от моей зажигательной речи.

Джейлин покачала головой.

― Нет, она была идеальной. Мне нужно было услышать это. Ноа сказал то же самое, на самом деле. Видимо, нужно было повторить, чтобы это пробилось сквозь мою толстую кожу.

Лейси подобрала под себя ноги.

― Я впечатлена, что Ноа соглашается с этим. Это не одно и то же, так как он не женщина, но я все еще впечатлена.

Джей закусила губу, размышляя над следующим своим шагом. Ей нужно поговорить с Ноа. Нужно признаться, что она вынюхивала. Нужно признать его секрет.

― Это не единственная проблема, знаете ли. Он все еще не рассказал мне. Он, очевидно, думает, что я не смогу воспринять это.

Лейси улыбнулась, поддерживая ее.

― Но ты можешь. Хотя я понимаю, почему он так не думает. И ты тоже, не так ли? Ты готова?

Да, ладно. Она могла. Она сможет. Потому что Ноа был ей не безразличен, и, что более важно, она заботилась о себе. Ей нравилось, как Ноа обращался с ней в спальне. Откровенно говоря, это был тип физических отношений, к которым она стремилась. Почему она думала, что это противоречит движению и отрицала свои желания? И даже если так, какое ей дело?

Без разницы. Хватит думать. Она свернула на правильный путь сейчас, видя вещи такими, какие они есть. Теперь она просто должна убедить Ноа, что он может доверять ей так же, как она научилась доверять ему.

Глава 8

Ноа уставился в экран, просматривая последний абзац, который написал. Кажется, он использовал слово «член» дважды. Повторение. Его редактор будет недоволен. Существовало так много других слов для описания мужских гениталий, но так мало из них звучат сексуально. «Член» подойдет. Но «пенис»? «Ствол»? «Жезл любви»? Нет, определенно нет.

То же самое относится и к женской анатомии. «Клитор» ― практически единственное приемлемое слово. Когда бы он ни пытался воспользоваться эвфемизмами ― «бутон», «комок» ― получалось что-то несуразное. По всей видимости, использование «неправильного» ярлыка приводило к потере звезды в онлайн-обзоре. Поэтому он разочаровывал как своего редактора, так и поклонников. В любом случае он проигрывал.

19
{"b":"560087","o":1}